Судят бывшего начальника отдела угрозыска Заводского района Минска за оскорбление коллег. Он считает — за увольнение

 
21 140
226
20 января 2021 в 13:37
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Тарналицкий

Дмитрий Кулаковский задерживался дважды: 6 октября прошлого года (27 суток ареста включая 25 суток в карцере), а также в начале декабря — при попытке выехать в Литву. Обвинение говорит, что 6 октября он уничижительно прокомментировал коллег в телеграм-канале, куда сливаются данные силовиков. Но защита настаивает на сфабрикованности дела, «чтобы другим было не повадно демонстративно увольняться».

До обеда допросили обвиняемого, его жену, а прокурор огласил текст обвинения по статье 369 УК: «Оскорбление представителя власти наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет».

Дмитрий Кулаковский работал в системе МВД с 2006 года.

— Работал лучше некоторых, — уточнила его жена Юлия. — Есть награды.

В августе прошли выборы и началась конфронтация между силовиками и протестующими. Кулаковский встал на сторону протеста. Сначала он ушел в отпуск, потом вернулся и написал заявление на увольнение. Затем уволился еще раз — уже демонстративно, сфотографировав форму на фоне мусорки и поделившись фотографиями в соцсетях. В сентябре руководство РУВД получило письмо из УСБ МВД о том, что Кулаковский политически неблагонадежный.

— Видели фото с формой и погонами? — спросил прокурор Евгений Серяков Кулаковскую.

— Видела.

— Почему он это сделал?

— Я не спрашивала. Мне это и так понятно.

— А мне не понятно. А зачем фото на мусорном баке фотографировать? В чем память? Не связано ли было увольнение вашего мужа с политическими аспектами?

— Возможно. Он не поддерживали участие сотрудников милиции в других действиях, кроме своих служебных.

Сам Дмитрий успел найти новую работу, но выйти не успел.

Уже после первого задержания жена получила заказное письмо об увольнении Кулаковского из органов внутренних дел 5 октября.

— Шестого октября я пошла на работу, Дима остался дома. Когда я вернулась, то его не было, дочка сказала, что папа вышел в магазин. Ожидание затянулось, и мы принялись искать его на улице, телефон не отвечал. В 21:00 в домофон позвонили сотрудники управления собственной безопасности и сообщили, что муж задержан: «Не переживайте, его через три дня отпустят, все будет хорошо, задержан за комментарии».

Во время обыска изъяли два ноутбука.

— Ноутбуки упаковывали?

— Пакет магазинный попросили и в нем вынесли. Никаких печатей, скотча.

На этот момент обращает внимание защита, поскольку в ноутбуках нашли следы (ярлыки) компрометирующих файлов.

— Изменение времени создания файлов — простая задача. Также отмечу, что копия протокола обыска, которую оставили жене, отличается от протокола в деле — последний документ дописан как раз тем, что ноутбуки были якобы опечатаны. Прошу вызвать в качестве свидетелей понятых.

После обыска семья Кулаковского стала ждать 72 часа. Когда они истекли, выяснилось, что 7 октября суд Московского района дал бывшему милиционеру 12 суток за неповиновение.

— Через 12 суток мы поехали встречать Диму на Окрестина. На выходе мне говорили: «Да-да, он сейчас выйдет, не волнуйтесь». Потом опять: «Не волнуйтесь», «Ищут какие-то документы», «С ним кто-то беседует». Около 22 часов мне сообщили, что муж задержан еще по какому-то административному делу, и на следующий день он был осужден в Советском районе на 15 суток. За то, что вышел из ИВС, стал фотографировать, а потом сопротивлялся.

Второго ноября Кулаковский вышел.

Сегодня он согласился отвечать только на вопросы своего адвоката.

— Вину не признаю. Майора я не оскорблял, поскольку никогда не был с ним знаком. Комментарии никуда не писал — это сфабрикованное дело из-за моего увольнения из органов ВД по своим убеждениям. Система решила проучить остальных на моем примере, предупреждая о возможных последствиях.

Я отсидел 27 суток, в течение которых меня уговаривали признаться в каком-то желании продать информацию кому-то. Из них 25 суток — в нечеловеческих условиях карцера, без помощи и лекарств (у Кулаковского сахарный диабет. — Прим. Onliner).

Во время следствия сотрудники СК обратили внимание на татуировки Кулаковского и пароль от ноутбука — 1488. Вот как он объяснил это в суде:

— Первого апреля 1988 года я первый раз поехал с отцом в Москву — это мой день рождения. Отложилось в памяти. Татуировки? Непонятно, почему это так интересует. Да, есть на локтях, запястьях и груди — это кельтские и скандинавские узоры, я увлекаюсь этой темой.

В начале декабря Дмитрий был задержан на белорусско-литовской границе с вещами, об этом сообщал СК.

— Предполагаю, он хотел выехать. Мне не рассказывал, — говорит жена. — Но, думаю, достаточно человек получил испытаний, чтобы решиться на такой шаг.

Также важно, что никто из потерпевших или свидетелей со стороны силовиков не явился. Кто-то болеет, кто-то ходатайствовал (успешно) о применении к нему мер безопасности. Потерпевший сотрудник УСБ МВД также заявил 1 тысячу рублей в качестве компенсации за понесенный моральный ущерб.

После обеда процесс продолжится.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Тарналицкий