Протесты, коктейль Молотова, подросток за решеткой. В Гомеле начался суд по странному делу

10 622
94
18 января 2021 в 15:45
Автор: Андрей Рудь

Протесты, коктейль Молотова, подросток за решеткой. В Гомеле начался суд по странному делу

Десятого августа в Гомеле по улицам бегали протестующие и силовики. Тогда и случилась эта история с участием 16-летнего (на тот момент) Никиты Золотарева: он угодил в СИЗО по подозрению в причастности к инциденту с бросанием в милицию коктейля Молотова. Поднялся шум, родители обратились в правоохранительные органы с требованием проверить, не применялось ли к Никите насилие. Позже выяснилось, что всего фигурантов трое, появились некоторые подробности, видео и звук. Сегодня в Гомеле начался процесс по этому делу.

«С характерным запахом бензина»

Золотарева задержали дома утром 11 августа — после уличных протестов, которые были накануне. СК по горячим следам давал тогда короткую формулировку о том, что произошло в 23:20 у дома №51 по проспекту Ленина: «Со стороны группы граждан… в направлении сотрудников милиции была брошена бутылка с жидкостью с характерным запахом бензина». 

Несовершеннолетнего (родителей дома не было) увезли в милицию. После допроса ему стало плохо, доставили в детскую больницу. Там от провел ночь, а утром был отправлен в следственный изолятор. С тех пор отец Никиты бьет во все колокола: в виновность сына не верит, предполагает, что его били. Под стражей Золотарев уже больше пяти месяцев.

Подросток два месяца в СИЗО: говорят, бросил коктейль Молотова в милицию. Родители не верят: «Его бьют»

Много удивления вызвало как раз то, что под стражу взяли (и надолго) несовершеннолетнего. По закону такое возможно, но на практике к «малолеткам» (да еще и со слабым здоровьем) обычно более мягкое отношение. Очевидно, для принятия столь жесткой меры пресечения необходим основательный повод — тяжелое преступление, хорошие доказательства, вероятность того, что скроется от следствия.

На самом деле Золотарев, несмотря на свою сложную натуру, похоже, действительно не бросал бутылку в милиционеров. Недавно следствие рассказало поподробнее, что есть по этому делу. Показало видео с уличных камер.

Выяснилось, что есть еще двое обвиняемых. По версии следствия, 28-летний житель Гомельского района изготовил два коктейля Молотова, подыскал исполнителей — 25-летнего жителя Добруша и нетрезвого 16-летнего подростка. Дал им бутылки. Более того, записал часть беседы на мобильник.  Слышен диалог:

— Вы хотите сразу две на автозак кинуть...

— Да.

— Именно на ментов... Одну в автозак, а вторую на ментов. Ну легковуху одну убрать надо. ...Вон едет автозак, посмотрим, где остановится.

— А что, если я его на ходу?..

— Снимать вас?

В дальнейшем 28-летний гражданин таки бросил бутылку в сторону милиции (она разбилась, но содержимое не загорелось), потом все убежали. Что до подростка, то он некоторое время таскал свою бутылку с собой, потом с нею поехал домой в такси и выбросил. А утром был задержан.

В итоге до суда дошли следующие обвинения:

  • ч. 2 ст. 293 («Участие в массовых беспорядках»);
  • ч. 1 ст. 295-3 («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, ношение предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ»);
  • ст. 364 («Насилие и угроза применения насилия в отношении сотрудников органов внутренних дел»).

Суд начался

Обвиняемых трое.

28-летний Леонид Ковалев работает таксистом, имеет троих детей от 3 до 7 лет и не имеет судимостей. Держится чуть поодаль от других обвиняемых, насколько это возможно в загородке. По данным обвинения, именно он, «выражая протест и стремясь обострить напряженность в обществе», спланировал провокацию и подыскал исполнителей.

25-летний Дмитрий Корнеев — житель Добруша, детей нет, имеет пять судимостей (статьи, связанные с хищениями). В последний раз освобожден по амнистии в 2019 году.

Рядом с ним на скамье — Никита Золотарев, о котором мы много рассказывали. Последние двое держатся бодро, переговариваются и улыбаются, увидев, сколько людей пришли на заседание (зал полон).

Поскольку Никита несовершеннолетний, в процессе участвуют в качестве законных представителей его родители, а также школьный психолог.

Потерпевшими выступают двое контрактников воинской части 5525 внутренних войск.

Обвинитель рассказывает, как Ковалев, желая снять красивое видео, заранее изготовил «не менее двух предметов», используя стеклянные бутылки, бензин и минеральные масла, а также бенгальские огни, и спрятал в центре Гомеля.

Когда звучит рассказ прокурора о действиях Ковалева по разжиганию беспорядков, Золотарев принимается беззвучно смеяться под маской. Вскоре успокаивается и погружается в тихую беседу с Корнеевым.

Обвинение настаивает: бутылка с горючим и прикрученным скотчем запалом, предназначенная для поражения людей и техники, — это оружие со всеми вытекающими правовыми последствиями (изготовление, перемещение, хранение, применение). Сюда же накладываются массовые мероприятия.

Отвечая на вопрос судьи, Ковалев и Золотарев сообщили, что вину не признают. Корнеев признал частично.

Версия Ковалева: «Я их отговаривал»

Начинается допрос Леонида Ковалева. Он сообщает, что, помимо работы в такси, являлся одним из администраторов канала «ЧП-Гомель». Лейтмотив его показаний: никаких коктейлей не делал, никому не вручал и вообще пытался предотвратить преступление.

Обвинения у него такие:

  • ч. 1 ст. 293 («Организация массовых беспорядков»);
  • ч. 1 ст. 295-3 («Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ»);
  • ст. 364 («Насилие и угроза применения насилия в отношении сотрудников органов внутренних дел»);
  • ч. 3 ст. 172 («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления»).

По словам Леонида Ковалева, вечером 10 августа решил с племянником посмотреть, что творится в центре Гомеля. Пока ждали троллейбус, на остановке к племяннику подошел Никита, видимо, они были знакомы. Познакомился, вместе поехали в центр. Там дороги разошлись, но через некоторое время опять встретились. Говорит, обратил внимание, что Никита и еще один человек (позже выяснилось, что это Корнеев) что-то прятали под одеждой.

— Я шел за ними следом, понял, что они что-то затеяли. Никита хотел бросить бутылки в автобус. Обычный рейсовый. Понял это по их общению, — сбивчиво рассказывает Ковалев. — Я их дважды переубедил, чтобы в автобус не бросали.

(Никита, слушая рассказ, снова беззвучно хохочет, аж трясется.)

Начинаются долгие выяснения: с чего вдруг Ковалев решил, что Золотарев и Корнеев что-то задумали, почему решил их остановить, зачем незаметно включил аудиозапись… Тот путано рассказывает, что у него была цель «предотвратить последствия»:

— Я готов был сделать что угодно, чтоб в людей и автобус не бросили. Дима предложил, а Никита согласился. От кого исходила инициатива, толком не слышал. Только от Никиты услышал предложение бросить в автобус бутылки. А от Корнеева — в автозак. Я понял, что, скорей всего, у них коктейль Молотова.

Особо отмечает: сам ничего такого не изготавливал, никуда не возил, не прятал во дворах и не передавал.

Потом, по словам Ковалева, приехал автозак, толпа стала разбегаться, он тоже побежал. При этом слышал звук разбитого стекла. Позже был задержан ОМОНом:

— Я им пытался объяснить, что надо ловить не меня, а тех, которые собирались утворить…

Зачем писали звук? Чтобы в случае чего правоохранительные органы могли опознать преступников хоть по голосу. Почему сразу не сообщили милиции и продолжили находиться с людьми, которые что-то замышляют? Говорит, хотел снять лица — тоже для следствия:

— Я говорил им, если вы что-то сделаете, мне придется снять на видео.


На этом объявлен перерыв. И суду, и защите, и обвинению надо переварить услышанное.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Андрей Рудь