«Демонстрировала плакат, который оскорбил действующего президента». Стартовал суд по надписям на щитах ОМОНа

 
UPD
14 января 2021 в 11:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий

Сегодня стартовал суд по делу о разрисованных щитах ОМОНа. На скамье подсудимых 18-летние София Малашевич и Тихон Клюкач. Их задержали на минской акции протеста 6 сентября. Кроме разрисовки щитов (ущерб от их действий составляет чуть больше 100 рублей на каждого), Тихона и Софию обвиняют в том, что они совершали действия, грубо нарушающие общественный порядок, не повиновались законным требованиям сотрудников милиции. По словам обвинения, ущерб от этих действий составил около 30 тысяч рублей. Как проходило заседание, о чем говорило обвинение и сами подсудимые, читайте в нашем материале.

В чем винят молодых людей и что им грозит?

И у Тихона, и у Софии две общие статьи Уголовного кодекса:

  • ч. 1 ст. 342 — «Активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, сопряженных с явным неповиновением законным требованиям сотрудников милиции, а также повлекших нарушение работы общественного транспорта»;
  • ч. 2 ст. 339 — «Злостное хулиганство».

Кроме этого, Софии Малашевич вменяют также ч. 1 ст. 368 («Оскорбление Президента Республики Беларусь»). Самое «тяжелое» обвинение — это ч. 2 ст. 339. Максимальное наказание по ней — до шести лет лишения свободы.

А вот какой сюжет о задержанных показали по телевидению.

Прокурор: «Умышленно и противоправно демонстрировала плакат с надписью»

Заседание началось в 10:30, до этого конвоиры привели в «клетку» парня и девушку в черных байках. Это София Малашевич и Тихон Клюкач. Они почему-то без масок, как, впрочем, и адвокаты, а также прокурор.

Дело рассматривает судья Ольга Неборская. Она известна читателям Onliner по суду над журналистами «Комсомольской правды», когда свидетелем выступал сотрудник ОМОНа Ковалев, пребывавший в балаклаве и отказавшийся назвать цвет своих штанов. Гособвинителем выступает Крупицкая. Защищают молодых людей два адвоката — Инга Федоринчик и Максим Агеев. Свидетели Панова, Титова, Зуй, Левко не явились на заседание. Дело начали рассматривать без них.

Прокурор дикторским голосом зачитывает обвинение Софии Малашевич. Кроме участия в несанкционированных массовых мероприятиях, нереагировании на призывы сотрудников милиции прекратить в них участие, София «участвовала в массовом упорном и непрекращающемся нарушении общественного порядка». Девушку также обвиняют в том, что она стояла в цепочках солидарности и участвовала в акциях протеста с оскорбительным для действующего президента плакатом.

Имея и реализуя единый умысел, намерения и желание публично в неприличной форме унизить честь и достоинство действующего президента Республики Беларусь Лукашенко А. Г. в связи с выполнением служебных обязанностей, в период с 14 августа 2020 года по 15 августа 2020 года на территории города Минска, действуя с группой лиц, умышленно и противоправно демонстрировала посторонним гражданам плакат с надписью, содержащей негативную оценку президента Республики Беларусь Лукашенко А. Г., выраженную в неприличной форме, в результате чего публично оскорбила президента Республики Беларусь, — заявила прокурор.

Вообще, обвинение сыпало прилагательными: «Выражая открытое проявление неприязни, разделяя и придерживаясь идей социальной нетерпимости к представителям власти, руководствуясь низменными побуждениями, отразившимися в том, чтобы представить Лукашенко А. Г. в унизительном положении в глазах общественности, Малашевич публично оскорбила президента Республики Беларусь, то есть совершила преступление по части 1 статьи 368 УК», — сказала прокурор.

Также обвинение считает, что 6 сентября София Малашкевич и Тихон Клюкач приняли активное участие в действиях, «понимая противоправность и фактическую опасность совершаемых действий, предвидя и желая наступления общественно опасных последствий, в виде грубого нарушения общественного порядка, сопряженного с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекшего за собой нарушение работы транспортных предприятий, учреждений и организаций».

— Заведомо зная, что нарушается установленный порядок организации и проведения массовых мероприятий, умышленно и с использованием оппозиционной символики с целью публичного выражения своих общественно-политических настроений и протеста против действующей власти приняла активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок <...>, сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, — отметила прокурор.

— Публично выкрикивали лозунги, производили громкие хлопки руками, участвовали в массовом длительном и упорном непрекращающемся нарушении общественного спокойствия, пребывали в первых рядах массового мероприятия, что повлекло грубое нарушение общественного порядка и работы общественного транспорта, учреждений и организаций по проспекту Победителей, — продолжала прокурор. Общая сумма ущерба в работе организаций и общественного транспорта составила около 30 тысяч рублей.

Что касается наиболее исписанных щитов, здесь прокурор тоже не жалела эпитетов:

— Демонстрируя способность к бесчинствам на виду у посторонних граждан, умышленно, беспричинно и из низменных побуждений совершили иные хулиганские действия, отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом, используя баллончик с краской, на поверхности щитов специальных средств заграждения, принадлежащего воинской части №63755 Министерства обороны Республики Беларусь, которые были установлены на разведывательно-дозорных машинах (БРДМ-2), нанесли различные нестираемые надписи и рисунки бранного и цинично-оскорбительного характера. Таким образом повредили указанные щиты, причинив имущественный вред, — описала гособвинитель действия Софии и Тихона.

Суд приступил к допросу обвиняемых.

«Почему вы, не зная Малашевич, взяли вину на себя?» — «Каждый порядочный человек это сделал бы»

Тихону Клюкачу 18 лет. Он родился и вырос в Бресте. В сентябре он как раз поступил в колледж сферы обслуживания на парикмахера. Там же он познакомился с Софией Малашевич, которая училась в этом колледже. 6 сентября они вместе с Софией договорились приехать в Минск, чтобы принять участие в акции протеста против фальсификации выборов. Тихон доехал до Барановичей, там встретился с Софией и они вместе отправились в Минск. К слову, позже Тихон скажет, что до этого в Минске он не был ни разу.

— В Минске отправились к ресторану KFC, там присоединились к массовому шествию, — рассказывает Тихон. — Я знал, что проходят шествия в Минске каждое воскресенье. Это я знал из соцсетей.

— Была ли оппозиционная символика?

— Да. Была. Белый браслет и значок с гербом «Погоня». 

— Какие лозунги выкрикивали?

— Много каких.

— Какие?

— Верым, можам, пераможам. Жыве Беларусь.

— С какой целью выкрикивали?

— Выразить свою гражданскую позицию. 

— Вы знали, что данные акции не санкционированы?

— Да. 

— Малашевич лозунги выкрикивала, хлопки руками производила?

— Да. 

Тихон рассказывает, что 6 сентября они с Софией дошли до щитов недалеко от Дворца Независимости. Там девушка, по словам Тихона, достала из сумки баллончик и расписала щиты.

— Расписала каким содержанием?

— Я не помню. 

— Цензурным, нецензурным?

— Нецензурным. 

— Снимали ли вы на телефон?

— Да, она попросила ее снять. Куда дела баллончик, я не видел. Мы отошли в сторону.

— Танцы происходили перед щитам после исписания, да? — уточнила прокурор, имея ввиду сюжет, где София танцевала перед заграждением.

— Да, — глухо ответил Тихон.

Клюкач отметил, что возле щитов распылили газ, поэтому он отошел в сторону, из-за щитов вышли три сотрудника милиции и задержали его. София Малашевич оставалась возле них. После этого Тихона задержали сотрудники милиции.

Прокурор переходит к вопросам о «гражданской позиции».

— Знали ли вы гражданскую позицию Малашевич? Общались ли вы на политические темы?

— Не помню конкретных разговоров.

Клюкач говорит, что это было не первое его участие в митинге. Прокурор предлагает зачитать показания обвиняемого Тихона Клюкача, так как обнаружены «значительные противоречия».

В показаниях, данных ранее, Тихон заявил: «Я достал из сумки баллончик и решил написать фразы ОМОН «дальше нецензурно». <…> Таким образом я решил выразить свое отношение к ситуации. Дальше начались задержания, и я выбросил баллончик». 

Тихон заявил, что данные показания он не поддерживает.

Прокурор зачитывает показания Клюкача дальше, где он заявляет, что у него при себе был баллончик с краской белого цвета, который он купил за карманные деньги в Бресте. В показаниях Тихон говорит, что достал баллончик и нарисовал символ анархизма. В показаниях отмечается, что он нарисовал пять символов.

— Вину свою признаю полностью, раскаиваюсь и обязуюсь больше такого не совершать, — зачитала слова Клюкача прокурор.

— Данные показания я не поддерживаю, — заявил Тихон. Он объясняет, что фактически взял вину на себя, чтобы выгородить Малашевич.

— Что вы знали о Малашевич?  Сколько вы ее знали? Почему вы, не зная человека, взяли вину на себя? — уточнила прокурор.

— Каждый порядочный человек это сделал бы, — сказал Тихон.

«Откуда вы узнали про митинги?» — «Так наше белорусское телевидение все время передает про митинги»

Дальше говорит София Малашевич. Ей тоже 18 лет. Она минчанка. Осенью этого года поступила сначала в вуз на платное отделение, но «отец отказался платить», поэтому забрала документы и поступила в тот самый колледж сферы обслуживания. После участия в одном из митингов она провела неделю в ЦИП на Окрестина, за это ее отчислили.

— Мне сказали, что либо я пишу по собственному желанию, либо меня отчисляют. Меня отчислили. После этого я вернулась в Минск и работала в ресторане KFC. Я снимала комнату у хозяйки, — отметила она.

Что касается плаката, то София объясняет, что его она взяла у кого-то из протестующих еще в августе. Потом она не единожды ходила с этим плакатом на мирные акции протеста.

— Чтобы привлечь отношение к социальным проблемам общества. У меня бабушка-пенсионер, и она получает минимальную пенсию, — объясняет свой выбор София.

— А вы считаете, что проблемы решаются так? — уточнила прокурор.

— Я уже поняла, что не решаются так, — ответила София.

— То есть, в принципе, вопрос был в пенсии бабушки? — снова спросила прокурор.

— В пенсиях и зарплатах, — добавила София.

София говорит, что с Тихоном были знакомы несколько дней. По ее словам, именно она предложила Тихону поехать в Минск на митинг.

— Откуда вы узнали про митинги? — спросила прокурор.

— Так наше белорусское телевидение все время передает про митинги, — отметила София.

Она добавляет, что баллончик с краской носила с собой всегда для самозащиты.

— Почему вы взяли с собой баллончик в Минск? — уточнила прокурор.

— Потому что дура... Хотела что-нибудь нарисовать, — ответила София.

Уже в Минске София и Тихон приехали на Немигу в KFC, а потом присоединились к массовому шествию. София говорит, что выкрикивала лозунги «Верым! Можам! Пераможам!» и «Жыве Беларусь!». Постепенно толпа подошла к заграждению недалеко от Дворца независимости. Девушка признает, что баллончиком белой краски и сделала надпись, чтобы «привлечь внимание к социальной несправедливости в обществе», а также к социальной незащищенности инвалидов и пенсионеров.

— Я понимаю, что выбрала неправильный метод, — отмечает девушка. Она добавила, что никто из сотрудников правоохранительных органов во время того, как она писала баллончиком на щитах, ничего им не говорил.

— Только разбрызгивали какой-то газ, — отметила девушка. — Тихон говорил мне, мол, хватит, пойдем домой, но я сказала: «Нет».

В какой-то момент к Тихону Клюкачу побежали сотрудники милиции и задержали парня. Софию в тот момент не задерживали.

— Я попросила, чтобы задержали меня, потому что я рисовала на щитах. Я им доказывала, что задержать должны меня, ведь Тихон ничего не делал. Это я рисовала, а не он. Но сотрудники не захотели. Потом нашлась женщина, которая знала, где Центральное РУВД. Мы заблудились в парке, увидели автозак, я стала перед ним, чтобы все-таки меня задержали. Меня на автозаке подвезли в РУВД, но потом отпустили. Я устроилась на работу уже в Минске. Потом еще на один митинг сходила, но я там просто шла, ничего плохого не делала, — говорит София.

— Почему Тихон сказал неправду, когда его допрашивали первый раз, сказал, что рисовал он? — уточнил прокурор.

— Потому что хотел защитить меня. Как любой мужчина защищал женщину, мне кажется, каждый мужчина должен это делать. Если таких мужчин будет больше в нашей стране, я обещаю, больше никогда не выйду на эти митинги, — заявила София.


В суде объявили перерыв до 10:00 21 января. 

Правозащитники признали Тихона Клюкача и Софию Малашевич политзаключенными

17 декабря 11 правозащитных организаций признали Тихона и Софию политзаключенными. Правозащитники считают, что преследование молодых людей политически мотивировано, связано с мирной реализацией ими права свободы мирных собраний и высказывания мнения. В связи с этим они потребовали освободить Тихона Клюкача и Софию Малашевич из-под стражи и прекратить их уголовное преследование, а также остановить политические репрессии.

— Как следует из предъявленного обвинения единственной виной Софии и Тихона является то, что они принимали участие в несанкционированном властями мирном собрании, участники которого протестовали против результатов выборов: выкрикивали лозунги, хлопали в ладоши, двигались не только по тротуарам, но и по проезжей части проспекта Победителей, — отмечали правозащитники. — Таким образом, они не совершали никаких действий, которые бы могли быть расценены в контексте допустимых ограничений свободы мирных собраний и выражения мнения.

— Следует отметить, что проведение демонстраций может быть сопряжено с определенными временными препятствиями для других граждан, автомобильного и общественного транспорта. Выход протестующих на проезжую часть не может образовывать состава уголовного преступления, поскольку большое количество демонстрантов физически не могло поместиться на пешеходных тротуарах, а сами улицы, проспекты, площади и бульвары, являясь общественными местами общего пользования, в равной степени могут использоваться как в целях торговли, перемещения общественного транспорта, так и для проведения публичных мирных собраний граждан по общественно-важным вопросам и проблемам, в том числе для протестов против действий и политики руководства страны.

— Что касается совершения надписей и рисунков краской на щитах ограждения, которые были установлены на военной технике Минобороны, которой был перегорожен проспект, то эти действия нельзя рассматривать как хулиганство, поскольку данные надписи были совершены в адрес представителей силовых ведомств, удерживали крайне негативную оценку их действий и являлись высказыванием мнения, — говорится в обращении.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев