Сотрудникам Onliner вернули часть техники, так ничего и не выяснив

 
15 927
06 января 2021 в 17:29
Автор: Александр Владыко

Сегодня двум сотрудникам Onliner вернули технику и телефоны, которые забрали 11 октября. Держа в руках любимый «айфон» в привычном для руки чехле, я пробую перевернуть страницу, но она не переворачивается. Хотите узнать, почему вернули?

Не спешите обвинять меня в неблагодарности — мол, сказал бы спасибо, что вежливо вернули. Я помню, что за прошедшие почти три месяца случились и более жесткие задержания, и непоправимые истории. Но остаюсь верен одному принципу: нельзя смешивать одно с другим, позволяя старому абсурду и эмоциям замещаться новыми, более глубокими. «Спасибо, что не избили» — это не оправдание. Это важно помнить всегда.

Напомню наши обстоятельства: 11 октября в самом начале очередной воскресной кампании возле гостиницы «Планета» троих взрослых журналистов Onliner (фотографа Александра Ружечку, видеожурналиста Алексея Носова и меня) задержали взрослые мужчины в черной одежде с надписью «ОМОН» на спине. То есть это не было похоже на игру. Мы действовали по правилам, которые государство предъявило к нам до того (все внешние обозначения, редзадания, дистанции). А мужики с надписью «ОМОН» действовали не по правилам: они сразу подошли к нам и со словами: «Этого берем» — отвели за локти в «нехарактерный» бус («Газель»). Это факт.

Сначала нас отвезли с другими задержанными людьми в одно РУВД, потом журналисты отправились по привычному маршруту в Октябрьское РУВД. Почему, как вам кажется? Потому что был октябрь, что же вы такие непонятливые.

Там мы повстречали еще дюжину коллег из других СМИ. Некоторые вышли раньше, другие — позже, в зависимости от принадлежности. Так государство ввело в свои правила ранее не объявленые подпункты к своему нарушению закона.

Описывать 10 часов сидения в актовом зале под взглядами десятка бывших руководителей РУВД (смотрели со стены, надеюсь, некоторым было стыдно) и действующих милиционеров (контролировали нас из-за стола) нет нужды. Там вся палитра, как и в любой популяции: от сочувствия до строгой, показательной воспитательности. Официально это назвали проверкой документов.

После «проверки» и небольшого спора на тему «мы не силовики, а правоохранители, не мы сюда вас привозили, мы ловим преступников» все закончилось индивидуальным оформлением для каждого. Меня участковый в кабинете около полуночи весело спросил, чего я такой грустный. А я не грустил — я сочувствовал.

Потом лейтенант достал какие-то свидетельские показания несуществующего человека и тщательно (чтобы чувство вины в сознании не дало слабины, но оно обязательно даст в будущем) сделал свою работу, написав протокол с дичью. Так государство опять нарушило наши договоренности — вместо защиты оно напало на мои права. Его можно было бы осудить по статье 23.4 за неповиновение, но осудили нас.

В качестве гарантии явки в суд забрали телефон, у фотографа — фотоаппарат, у «видеоНосова» — камеру.

Суда не было. Сначала дела не дошли, потом судья вернул в РУВД все на доработку, а ответственные за эту доработку забили на нее (не могу назвать причины).

В начале декабря истекли два месяца, отведенные силе административной ответственности. Но вместо предоставления наших вещей нам сказали в РУВД: «У нас знаете сколько бумаг/дел? Ждите». Есть ли законные сроки для ожидания? Наверное, нет. Ждать можно 26 лет.

Опять в суд — дайте бумагу.

Отвечают: дело в РУВД.

Сегодня на помощь пришли обычные ребята из канцелярии суда, оформив за 10 минут копию постановления. В нем шифровка: отстаньте от нормальных людей, сроки все уже вышли.

Несколько часов назад в Октябрьском РУВД нам вежливо все вернули. Всем, кроме Леши Носова, дело которого вообще до суда не дошло и где-то среди «кучи бумаг».

Хорошее начало года единства? Можно было бы так решить, но я сходил на суд над своим хорошим другом, который вчера решил выпить чая с пиццей на Ложинской. Вы видели: к ним приехал кто-то в гражданской одежде и под лозунгом какой-то борьбы за независимость совершил насильственный акт народного единства. 10 суток.

Любимый (там семейные фотки) телефон вернули, а осадок остался, как после покера с мухлевщиком.

Тем временем

Руководитель разгромленного «Пресс-клуба» Юлия Слуцкая в камере имеет возможность смотреть за работой своих коллег с БТ. Формально ей (и остальным менеджерам клуба) предъявлено обвинение, касающееся неуплаты налогов. Сегодня родные задержанных внесли 109 769 рублей 58 копеек предъявленного ущерба, надеясь на то, что это поможет изменить меру пресечения и снять арест со счетов «Пресс-клуба».

С 19 ноября на Володарского сидит журналист Tut.by Катерина Борисевич, которая выяснила, что в анализах Романа Бондаренко не содержалось алкоголя. Даже семья парня не была против, но тут государству кажется, что права на тайну нарушены.

Всего за год случилось 480 задержаний журналистов. 480.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Александр Владыко
Без комментариев