1049
12 декабря 2020 в 10:10
Автор: Татьяна Ошуркевич, Андрей Рудь, Настасья Занько. Фото: из личного архива

«Отца будут судить посмертно». Как идут проверки по делам погибших во время протестов

Сегодня ровно месяц со дня смерти Романа Бондаренко во дворе Перемен. Больше четырех месяцев прошло с момента гибели Александра Тарайковского и гомельчанина Александра Вихора. Чуть меньше четырех месяцев — со дня смерти брестчанина Геннадия Шутова. В данный момент информации об уголовном деле хотя бы по одной из этих смертей нет. Onliner узнал, как идут проверки и что говорят силовики родным и близким погибших.

Роман Бондаренко. «Проверка продолжается»

11 ноября на площади Перемен случилось ЧП. Во двор, украшенный бело-красно-белыми ленточками, приехали, как потом отметили в МВД, «неравнодушные граждане», чтобы «навести порядок». 31-летний Роман Бондаренко написал в чате «Я выхожу», вышел во двор и спросил у приехавших мужчин, что происходит.

— Среди всех, кто приехал в наш двор, выделялся один мужчина в черной одежде — он был очень агрессивно настроен. В какой-то момент он ни с того ни с сего пошел на Романа и сильно толкнул его. Роман по инерции отошел на несколько шагов назад. Я буквально на секунду отвернулась, а когда снова посмотрела в сторону соседа, он уже лежал на земле.

При этом, судя по тому, как его уложили и прижали к земле, действовали профессионально. То есть это не просто неравнодушные люди приехали к нам во двор срезать ленты. Они пытались скрутить еще одного соседа, но не удалось.

Позже из многочисленных видео стало понятно, что «неравнодушные граждане» затащили Романа в серый микроавтобус. А дальше уже из Центрального РУВД его с тяжелыми травмами и без сознания доставили в столичную больницу скорой медицинской помощи.

— Врачи нас предупредили, что есть буквально один шанс из тысячи. Брату сделали трепанацию черепа. Как нам объяснили, у него образовалась большая гематома в той части мозга, которая отвечает за жизненно важные функции. Гематома очень давила на мозг, и потому решено было провести такую операцию, — рассказывала Onliner сестра Романа Ольга. — В последующем надо будет провести еще несколько операций. Но, понимаете, ситуация такая: делать что-то надо и ничего делать нельзя, так как он в тяжелом состоянии и любое вмешательство может спровоцировать летальный исход.

На следующий день Романа не стало. Эта новость повергла многих в шок. К площади Перемен пришли тысячи людей с цветами и свечами, чтобы проститься с Романом.

Вскоре Следственный комитет прокомментировал случившееся, заявив, что Роман Бондаренко был с признаками алкогольного опьянения. Затем в сети появились медицинские документы, в которых было указано, что в крови молодого человека обнаружено 0 промилле алкоголя. Два не связанных между собой источника подтвердили Onliner подлинность этих документов. Позже родные Романа также показали документы, в которых был аналогичный результат исследования крови. О случившемся высказался и Александр Лукашенко. Он поручил Генеральной прокуратуре заняться этим делом. Спустя некоторое время заместитель генерального прокурора Геннадий Дыско заявил, что алкоголь был найден в моче и «других жидкостях» Романа, а вот в крови у молодого человека алкоголя, скорее всего, действительно не было.

Генеральная прокуратура все еще проводит проверку по факту смерти Романа.

Как мы выяснили, по состоянию на 11 декабря уголовное дело по факту смерти Романа Бондаренко не возбуждено.

При этом за разглашение медицинской тайны уголовное дело возбуждено в отношении врача БСМП Артема Сорокина и журналистки Tut.by Катерины Борисевич. В данный момент они находятся под стражей.

Геннадий Шутов. «Будут судить посмертно»

Брестчанин Геннадий Шутов пропал в Бресте 11 августа. Семья искала его два дня, никакой информации о местонахождении мужчины не было. Ни правоохранители, ни медики в первые дни родственникам ничего не сообщили.

Позже стало известно, что 11 августа Геннадия отвезли в Брестскую областную больницу, а затем отправили в военный госпиталь в Минск. У мужчины было огнестрельное ранение головы и очень тяжелые повреждения мозга.

— Отцу стреляли в голову со спины. Это был боевой патрон, а не резиновая пуля. Кто стрелял, я не знаю, — объясняла дочь погибшего Анастасия. — Вместе с ним был его друг Александр. Его задержали. Якобы за то, что они с отцом каким-то предметом били сотрудника милиции...

В Минске Геннадию сделали вторую операцию. По словам девушки, отец был в стабильно тяжелом состоянии: его подключили к аппарату ИВЛ в коме 4-й степени.

19 августа, спустя 8 дней после случившегося, мужчина умер. Семья обратилась в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру, но 3 сентября им пришел отказ.

«Заявления приобщены к материалам уголовного дела, возбужденного 12.08.2020 по ст. 363 ч. 2 УК („Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющим общественный порядок“. — Прим. Onliner), одним из направлений расследования которого является установление обстоятельств травмирования и последующей смерти Шутова Г. В. Правовая оценка действиям лиц, причастных к причинению телесных повреждений Шутову Г. В., будет дана в ходе расследования уголовного дела. В настоящее время достаточных оснований для возбуждения уголовного дела по ст. 139 УК не имеется», — говорится в ответе Следственного комитета.

— Я даже не знаю, на что они ссылаются. Как может быть убийство не основанием? Выстрелили в голову, но это почему-то не основание для возбуждения уголовного дела, — удивляется Анастасия.

Сейчас девушка находится под подпиской о неразглашении. Говорить об обстоятельствах и деталях случившегося она не может. По словам Анастасии, в ближайшее время Александра и ее отца будут судить.

— Мы не писали отказ от возбуждения уголовного дела, — объясняет девушка. — Если бы мы написали отказ, то уголовное дело закрыли бы в связи со смертью отца. А так расследование прошло, суд будет в следующем году. Он вынесет какое-то решение. После суда мы будем смотреть, обвинят отца в чем-либо или нет, правильно было применено оружие или нет. А дальше будем решать, что делать. Почему мы решили все-таки не отказываться от уголовного дела? Если дело закроется, то отец посмертно фактически будет обвинен в нападении на сотрудников милиции. А я уверена в том, что он не виноват.

Александр Тарайковский. «Проверка приостановлена»

10 августа Александр Тарайковский, как и другие минчане, пошел на митинг к станции метро «Пушкинская». Последний раз на связь со своей гражданской женой Еленой он выходил в 22 часа. После этого родственники ничего о нем не слышали. Вскоре в интернете появилось видео с площади, на котором мужчина резко падает на землю. На нем Елена рассмотрела своего мужа, а через двое суток опознала его в морге.

По словам женщины, ее муж никогда не стал бы использовать самодельную гранату. К тому же Елена утверждает, что на теле Александра была только одна рана — в районе груди.

Затем Следственный комитет начал проверку по факту смерти во время протестов в Минске, но через несколько месяцев адвокат отца погибшего Альвина Мингазова получила уведомление о приостановке следственных действий.

— Там есть несколько оснований, по которым можно приостановить проверку, — рассказывала Альвина. — Это неполучение ответа на международный запрос, неполучение результатов экспертизы либо проверки финансово-хозяйственной деятельности. Что конкретно послужило причиной приостановления, не указано, поэтому я буду обращаться и выяснять. Предельный срок приостановления по закону может быть не более трех месяцев.

Накануне адвокат сообщила журналисту Onliner, что никаких новостей о проверке нет до сих пор.

— Мы ждали окончания проверки три месяца, но из Следственного комитета нам пришел ответ: ее приостановили по разным основаниям, в том числе из-за неполучения экспертизы, — пояснила Альвина. — Я просила хотя бы посмотреть на заключение экспертов или постановление о проведении экспертизы, чтобы узнать, что назначено исходя из анализа видеоматериалов. Мне ответили, что проверка приостановлена, и потому они не имеют права ничего делать.

Жена Александра подтвердила нам слова адвоката: об изменениях в ходе проверки она ничего не знает.

— Ничего не слышно после того, как мы подали в Следственный комитет заявление о возбуждении уголовного дела. Знаем лишь то, что проверка приостановлена. Личные вещи нам тоже не отдали: сказали, что проводят экспертизу, — отметила Елена. — Что касается моего морального состояния... Сложно сказать, что я смирилась. Не знаю, как все это описать. Вроде живу, но все кажется таким бессмысленным... Конечно, чувствую поддержку, много пишут незнакомые люди, помогают. Отвлекают дети и работа, но я не могу передать словами, что у меня в душе. Какая-то пустота... Но надо же идти до конца, поэтому я держусь.

— Следствие продолжает разбираться во всех обстоятельствах произошедшего, — рассказали Onliner в УСК по Минску.

Александр Вихор. «Проверка приостановлена»

Александр был задержан 9 августа во время протестной акции в Гомеле. Что происходило после этого, его родные пытаются выяснить до сих пор. Парень умер в ночь на 12 августа.

«Кто-то брызнул в наш отсек из перцового баллончика». Очевидец рассказывает, как обошлись с Александром Вихором

Проверку по факту гибели гомельчанина продлевали трижды. В результате, говорят родные, через три месяца вообще приостановили — до получения результатов экспертизы.

— Стойте, так есть же экспертиза... — семье недавно разрешили посмотреть толстую стопку документов.

— Сказали, будут делать новую, — говорит Светлана Григорьевна, мать Александра. — Нам на протяжении трех месяцев трижды продлевали проверку — в связи с тем, что «не готовы результаты судмедэкспертизы». Когда они наконец пришли, нас ознакомили. Ну как ознакомили... Там все очень подробно, тщательно изложено, больше 50 листов. Но нам не разрешили копировать или фотографировать — два дня сидели в Следственном комитете, переписывали от руки. Некоторых листов там не хватает. Следователь сказал, что это «немедицинские сведения», которые нам покажут после окончания проверки. Написано, что смерть наступила из-за «острой сердечной недостаточности, осложненной сопутствующими заболеваниями».

Что за «сопутствующие заболевания»? В семье вспоминают, что в июне, накануне всех этих событий, Александр проходил обследование по линии военкомата после 3-летней отсрочки от призыва (тогда ее дали как раз из-за врожденных проблем с сердцем). По словам родных, еще в 2017-м у него выявили артериальную гипертензию 2-й степени, другие сердечные болезни. Уточняют, что это не отражалось на его состоянии, он вел обычную полноценную жизнь.

В этом году обследовали долго и тщательно.

— По сути, тот диагноз почти повторился, — говорят в семье. — Но, конечно, и речи не шло о том, что Саша в опасности, надо экстренно лечиться, пить какие-то препараты. Позже мы консультировались — такие болезни есть у многих, люди прекрасно и долго живут. Это точно не то, что могло стать причиной смерти здорового 25-летнего пацана.

12 августа Следственный комитет описывал произошедшее так: задержан, получил 10 суток, направлен к месту отбывания наказания, резко ухудшилось самочувствие, доставлен в медучреждение, умер.

Задержание Александра Вихора

Родные рассказывают, что удалось восстановить:

— Его привезли почему-то в психдиспансер. Как нам объяснили, у него была несвязная речь, что-то мерещилось. Там врач сразу сказал, что это не к нему, человеку срочно нужна помощь. Зафиксировано: вызов скорой поступил оттуда в 1:25, приехала она в 1:39. Фельдшер потом написал, что к его приезду мужчина лежал на полу приемного отделения, «жалоб не предъявлял», потому что находился в коме. Когда доставили в реанимацию, он уже был в состоянии клинической смерти. И фельдшер, и реаниматолог указывали закрытую ЧМТ под вопросом...

Было еще одно описание. Ранее мы пообщались с человеком, который говорил, что лежал с Александром в одном спортзале, ехал в одном «стакане» автозака, дышал одним перцовым спреем. Вот фрагмент его рассказа:

— ...После суда я оказался в РОВД Железнодорожного района. Вот там вечером 10 августа я и увидел впервые Александра, как теперь понимаю. Мы все вместе сидели в зале. К тому моменту у Саши уже были какие-то проблемы. Выглядел-то он обычно, но не совсем адекватно себя вел. Мог встать, произносил странные какие-то фразы, было похоже, что у него начинаются галлюцинации.

Позже омоновцы начали привозить других задержанных. Нас положили лицом в пол, чтобы мы не видели, что они с ними делают. Эту новую партию начали сильно бить — судя по звукам, ногами и дубинками. Саша лежал недалеко от меня. Он, похоже, пытался встать или как-то обратил на себя внимание — я услышал звуки ударов, наверное, палкой, но это продолжалось недолго. Вступился какой-то лейтенант из РОВД, сказал омоновцу, что парень не в себе. Развернул лицом к стенке, чтобы он не раздражал никого, что-то ему говорил.

Когда подогнали автозаки, чтобы везти нас в СИЗО, я как раз попал с Александром в один отсек. Мы сидели друг напротив друга в 20 сантиметрах. Перед отправкой нам в отсек кто-то еще брызнул из перцового баллончика. Не сказать, что смертельно, но майка у меня вся в соплях была...

Наш собеседник отмечал, что парень очень странно себя вел — бредил, произносил какой-то набор слов...

Один из ключевых результатов экспертизы — в крови не обнаружено ни алкоголя, ни наркотиков, ни психотропов. Но если эти вещества ни при чем, то чем объясняется странное состояние Александра? В первом диагнозе было написано про «психоз неясной этиологии». После прочтения полусотни страниц с результатами экспертизы ясности по этому вопросу не добавилось. У семьи только догадки:

— Может, это вызвано тем, что он попал в такие условия, может — результат физического и психического насилия, реакция на боль. Может, как раз результат ударов по голове. Вообще, Саше было плохо с первого дня, это заметили сотрудники еще в ИВС. Спрашивали его о самочувствии, а когда он сказал, что плохое, рекомендовали умыться. Свидетели говорят, что его колотило, Саша был весь красный, сильно потел. Плохо было и после суда, и в РОВД, но на это не обратили особого внимания. А вдобавок еще и распылили этот газ в «стакан»...

Внятной информации о том, как идет проверка, не появлялось три месяца. А недавно Следственный комитет решил рассказать, что происходит, газете облисполкома «Гомельская правда».

Официальный представитель УСК по Гомельской области, в частности, перечисляет диагнозы 3-летней давности и отмечает: «Александру Вихору назначили лечение медпрепаратами, которые он не принимал, так как со слов родственников состояние здоровья его не беспокоило». За прошедшие годы, констатирует следствие, здоровье молодого человека ухудшилось: в июне 2020-го диагностирована гипертензия уже 1-й степени, а также «врожденные аномалии развития органов и систем».

Отметим, что степени гипертензии идут по нарастанию: 1-я близка к норме, 2-я сложнее (получается, в этой части здоровье улучшилось). И в любом случае это не объясняет, почему Александр умер именно тогда и именно там.

— Экспертиза сводится к выводу: сердце остановилось, человек умер, — говорит Светлана Григорьевна, мама парня. — Нет ответа, что к этому привело. Почему оно остановилось не дома, не на прогулке, не еще где-то — а именно в тех условиях? Да, были болезни, но они не настолько критичны, чтобы умереть в 25 лет.

Следственный комитет формулирует так: «Согласно заключению, смерть Александра Вихора наступила в результате острой недостаточности кровообращения, развившейся из-за имевшегося у него заболевания, приведшего к нарушению ритма сердца с переходом в фибрилляцию желудочков и последующей остановке сердечной деятельности. Были обнаружены изменения миокарда, которые могли формироваться годами под воздействием множества факторов. На теле умершего были следы от медицинских манипуляций, в том числе переломы нескольких ребер и грудины, которые образовались в результате сдавления грудной клетки при проведении непрямого массажа сердца во время реанимационных мероприятий. Кроме того, эксперты допускают, что с 11 по 12 августа у Александра Вихора наблюдалось неуточненное психическое расстройство».

Били ли Александра? Со слов его родных, по результатам экспертизы, череп не поврежден, кровоизлияний и гематом на голове нет. Но, умеючи, голову можно отбить и не оставив внешних отметин. На теле же следы есть.

— В экспертизе сказано, что были удары «предметами продолговатой формы», — говорят домашние. — Эти следы видны и на фото...

Описаны также переломы шести ребер и грудины — с уточнением, что эти повреждения в причинно-следственной связи со смертью не состоят. Вообще, такие травмы характерны для непрямого массажа сердца. Но Светлана Григорьевна отмечает странность: сломаны в том числе ребра, расположенные ближе к пояснице.

Как бы то ни было, несмотря на полсотни страниц результатов экспертизы, проверка так и не завершена. Решения о том, возбуждать уголовное дело или нет (читай — присутствуют признаки преступления в смерти Вихора или отсутствуют), нет.

Принято решение о проведении с 16 ноября дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

— Следователь сказал, что хочет уточнить для себя некоторые результаты первой экспертизы, — говорит мама парня. — Предложил и нам сформулировать свои вопросы.

Один из моментов, которые хотят уточнить родные, — не было ли у Александра внутрибрюшного кровотечения. У них есть какие-то догадки на этот счет.

В связи с этим проверка снова приостановлена — до получения результатов дополнительной экспертизы. Либо до неких иных времен.

Читайте также:

Важные вопросы по делу Романа Бондаренко

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Татьяна Ошуркевич, Андрей Рудь, Настасья Занько. Фото: из личного архива