27 739
10 декабря 2020 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров

«А 13 лет свадьбы отметили, когда оба сидели». Истории парней, которые дождались своих девушек с суток

Белорусская жизнь наделяет новым опытом. Начиная с августа наши граждане прописали в своей речи слова вроде «ИВС», «РУВД», «Окрестина», а юмор крепко наполнился тюремными темами. В окружении (ближнем или не очень) более-менее всех белорусов найдутся мужчины и женщины, которые отбывали сутки. Патриархальный канон привычно предполагает, что чаще ждут мужчин. Статистики нет, но все примерно так. По такому поводу мы поговорили с ребятами, которые дождались своих отбывших заключение по статье 23.34 партнерш. Получились истории про любовь в не самых привычных обстоятельствах.

«Это срок не только для девушки, но и для всего ее окружения»

— Мы с августа живем вместе. Как раз после выборов начали. Романтический период, все дела — и тут мою девушку везут в ИВС, — вспоминает Дима. — Все случилось 11 октября. Не помню, что был за марш. Помню только, что ее забрали около 16:30 на Кальварийской. Подошло оцепление сотрудников — и все. Спустя час она мне написала, что находится в Партизанском РУВД. Так я обо всем и узнал. Не понимаю, как так получилось, но телефон у нее не забрали. До начала процессуальных действий, когда стали оформлять, мы пообщались, а после я поехал туда дежурить.

Диме удалось передать теплые вещи.

— До полуночи стояли с друзьями под РУВД. Имелась теоретическая возможность, что их выпустят в тот же день. Но этого не случилось. Меня утешало, что морально моя девушка была готова к случившемуся. Да, это неприятно, но не супернеожиданно. Оттого какого-то шока со мной не произошло. Сразу заработала голова: «А что нужно сделать в первую очередь? Как передать самое необходимое?» В общем, на эмоции я не распылялся.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Дмитрий Цеханович (@dmitrii.tsekhanovich)

Переживал я только за то, чтобы при задержании не было жести. Случилась буря эмоций, которые, правда, заглушили организационные моменты. Следующие два дня пролетели ну очень быстро. Первый день — дежурство с 18:00 до 00:00 под РУВД. Ночью мы еще съездили на Окрестина. Все следующее утро и время до обеда я провел в ожидании суда и хоть какой-то информации. Оказалось, что получить ее достаточно сложно.

Сколько ей дали? Куда ее повезут? Где она прямо сейчас? В итоге стало известно, что суд прошел онлайн. Она — на Окрестила, судья — в зале. Вердикт — 10 суток. К тому моменту меня уже ничего не удивляло. Сложившаяся ситуация стала частью жизни. Была надежда, что отпустят сразу же, но, когда этого не случилось, я на 90% был уверен, что дадут сутки.

Девушка Димы провела заключение в Жодино.

— На Окрестина с ней было 10 человек. Потом я узнал, что внутренне все настроились на сутки. Мониторил списки задержанных.

Странное ощущение, когда видишь, что кому-то из задержанных вместе с ней дают штрафы, кому-то — заключение. Кому-то 8 суток, кому-то — 15. Пытаешься отыскать логику. Как-то занимаешь себя.

Парень вспоминает самый стрессовый момент за время отсутствия своей девушки.

— Мне нужно было передать необходимые ей медикаменты. Причем чем быстрее, тем лучше. И я все пытался узнать, где она будет отбывать заключение. С информацией в условиях стресса вообще сложно. Все же уже знают, что людей после отбывания некоторой части срока могут перевести в другое место, а там, допустим, другие даты приема передачек. В Жодино это среда, на Окрестина — четверг.

В итоге во вторник после суда я поехал на Окрестина с медикаментами, узнав, что она вроде как там. Дежурный забрал лекарства. На следующий день выходит девочка, которая сидела с моей девушкой. Я узнаю, что ее перевели. И никаких медикаментов не передали. Пришлось в срочном порядке ехать в Жодино с очередной передачкой. То есть изначально в ИВС не разобрались, и я передал медикаменты в никуда.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Дмитрий Цеханович (@dmitrii.tsekhanovich)

Дима говорит, что не уловил никакого несоответствия: мол, это его должны были ждать, а не наоборот.

— Я, насколько это возможно, попытался успокоиться и просто ждал своего человека из не самых приятных мест. Переживал, в каком состоянии она выйдет, каким будет настрой. Да, у нас обычно девушки ждут. Но дождался и дождался.

Честно, боялся, что ей добавят суток. Не знаю, рациональной причины для такого переживания не было, но все же за последнее время мы увидели самые разные примеры.

Читал историю Елены Левченко, когда ее мама плакала под воротами Окрестина, и очень стрессовал. А дополнительного волнения в нынешнее время я никому не пожелаю.

Успокаивали только весточки оттуда. У меня сложилось впечатление, что компания в Жодино была хорошая. Девчонки очень поддерживали друг друга.

Я вот что думаю. Эти 10, 13, 15, сколько угодно суток, на которые отправляют людей, — срок не только для конкретного человека, но и для всего его окружения. Это не персональное наказание, большие ограничения накладываются на мам, пап, парней, девушек, мужей, жен. Тяжело всем.

«Была какая-то непонятная мысль, что она сидела, а я нет»

— Нас до этого проносило, но было понимание, что вечно это продолжаться не будет. Ходьба по лезвию происходила некоторое время, — отмечает Рома. — Был женский марш 12 сентября. Ее запаковали на площади Свободы. Только пришла, и сразу приехало оцепление. Собравшихся поджали к зданию, где находится «Свободы, 4» — ну, находилось. По одному заводили в автозак. Картинка быстро распространилась по всему интернету. Таки что я был в курсе.

Мы на всякий случай обсуждали до этого, как нам в случае чего вести себя и держать связь. Решение сразу скидывать живую геолокацию было хорошим. Я быстро сориентировался. Смог понять, в какое РУВД двигать, уже без созвона.

Рома описывает момент, когда получил локацию.

— Я был в «Зерне» и решил, что надо допить кофе. Реагировать в моменте смысла нет. Прикинул, что еще часа три могу заниматься своими делами, все равно ничем не помогу. Да, был нервяк. Когда доделал все свои дела, выдвинулся к Фрунзенскому РУВД. Там недалеко живут родственники моей девушки.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от @r.klevzhits

Задержание состоялось в 15:15. Дежурство у РУВД началось в 18:00.

— Я был одним из первых. По Фрунзенскому РУВД в тот день не поступало никакой информации — только Партизанское, Московское. Сперва приехала наша общая подруга, потом два волонтера — мужчина и женщина. К 20:00 собралась группа моих товарищей по несчастью. До 22:30 мы все находились там.

Затем из РУВД выехал автозак.

— Сфоткал автозак на память, прыгнули в машину, поехали на Окрестина. Как раз он заезжал в ворота. Уточнили номер машины — все совпало.

Это случилось в те давние времена, когда передачки можно было отправлять каждый день, а на месте работали волонтеры. Мы сразу вписались на передачу. И отправились по домам.

Суд был во вторник.

— Если бы не адвокат, никакой информации, думаю, у меня бы не было. Суд прошел — 11 суток. Мою девушку этапировали в Жодино во вторник. Ну, должны были. Но что-то произошло с документами, и она посидела еще сутки на Окрестила. В среду ее уже перевезли в Жодино. Тогда Могилев и Барановичи еще не были так широко известны.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от @r.klevzhits

Понятно, я словил стресса. Впервые в такой ситуации — не знаешь, что делать и как помочь. Вроде надо и хочется, но реальная возможность отсутствует. Первую ночь сон был прерывистый. Снилось, как я ищу ее фамилию по спискам. Просыпался — в руке действительно телефон, открыта «телега» со списками. Потом эмоции растворились в организационных моментах: записаться на передачу, собрать передачу, отдать передачу.

Рома говорит, что его более-менее отпустило в среду, когда состоялось этапирование в Жодино.

— Практика показывает, что в камере люди сидят по одной и той же причине. Есть какая-то общая атмосфера и темы для разговора. В общем, нетворкинг. Так что я просто ждал и готовился к встрече. Мы собрали делегацию человек в десять, купили еды и сувениры на память о таком происшествии.

На деле оказалось, что есть ей совсем не хотелось. Цветы, слезы радости, фотки, банальные шутки про тюрьму. Шутки не помню, слезы помню — бабушкины. Эмоции, понятно, совершенно новые.

Тебе 25 лет, и ты впервые в жизни встречаешь свою девушку из тюрьмы, чего, конечно, никогда не предполагал. Но после августа лично я уже мало чему удивляюсь.

Хотя да была какая-то непонятная мысль: «Она сидела, а я нет…» Но в этом больше юмора, чем грусти — в основном потому, что все прошло без последствий. Но она умница, держалась и держится очень бодро.

«Пришел забирать жену и сам попал на сутки»

— Первый раз мою жену забрали с женского марша, — вспоминает Свят. — Это было 12 или 13 сентября. У меня, к сожалению, был некоторый опыт пребывания на сутках, потому я объяснял ей, как может быть. Морально готовил, грубо говоря. Типа, если уже попала, то смирись, ты в квадратике, лишнего не говори.

Жена Свята в момент задержания умудрилась снять сторис из автозака.

— Мне она написала SMS: «Я в автозаке». Ну, я офигел в ответ. Смотрю на время, а марш толком не начался еще. Подумал: «Какого вообще так рано?!» В общем, тупо невезение. Дальше, понятно, дежурство под РУВД. Потом отыскали ее в списках на Окрестина. Тогда с передачками было попроще — две успел собрать.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Svyat Sokol (@svyatsocool)

До суда мы откровенно не понимали, где все будет. Наши друзья и родственники просто дежурили во всех районах, ждали, пока нужная фамилия появится в списках. Все проходило по скайпу, держалась жена боевито. Дали ей в итоге 13 суток. Я когда узнал, подумал: «Ну, у меня 10 было. Теперь она — главная в семье».

Святу помог волонтерский опыт: развозили с женой людей из Жодино. Товарищи сориентировали.

— Я потом получил комплимент от жены: «Свят, в плане передач ты боженька!» Я даже пилку для ногтей смог передать. Просто подумал: «Ну, нельзя — какая разница? Если скажут, что нет, просто достаешь и убираешь. Если да, то отлично». С первой передачей эта пилка не прошла, со второй — все получилось.

Тяжелее всего на душе было от мысли про ее полную изоляцию. От подруг, с которыми задерживали жену, вести приходили, от моей — никаких.

С учетом ее боевитости в голову лезли разные мысли. Как она? Что она? Тем более при задержании разбила колено.

На этом история не закончилась. У супруги Свята случилась вторая «ходка». Парень говорит, что за дружбу дворов.

— Мы живем в одном из дворов с лентами, которые почему-то долго не трогали. 23 октября она отъехала за тканью (у нас бизнес, делаем одежду). Я остался на производстве и счастливо заснул. Когда проснулся, понимаю, что два часа человека нет. Начинаю набирать: нет, нет, нет и нет. Оказалось, мою жену паковали едва ли не по ходу движения. Еще одно брутальное задержание — вытягивали из машины.

Я все узнал от друзей. Еще и телефон разрядился. Все провода были в машине, из которой доставали супругу. В итоге дозвонился с другого номера. Все, что услышал: «Фрунзенский». Поехал в РУВД с друзьями. Сперва была история про какие-то перебитые номера машины, потом всплыла фотка в «инсте» — все перешло в административную плоскость. Там сказали: «Не переживайте, через два часа ее отпустят». Но я все равно крутанулся за вещами. Опыт какой-никакой есть.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Svyat Sokol (@svyatsocool)

У меня были удачные попытки передачи вещей в РУВД, но внутрь, как правило, никогда не пускали. А тут меня выслушали и такие: «Пройдемте». Ну, я пошел. Сначала мило беседовали: «Ну, что ж так-то? Теперь жди понедельника». Ну, я примерно понимал, что происходит. Они осмотрели вещи, которые я принес. «Может, я с ней повидаться смогу?» — «Конечно повидаешься». По-доброму так.

Вещи унесли. Сотрудники вернулись с бумагами в руках.

— «В вашем отношении начат административный процесс». Ну и дальше история про «снимай шнурки». Я пытался артачиться. Тогда мне казалось, что долго, но теперь ясно, что не особо. Это все произошло часов в десять вечера. В итоге в РУВД мы сидели друг напротив друга. Приветы передавали. Три дня до суда виделись, один раз на прогулке слышались.

Обоим супругам дали по 15 суток. Отбывали заключение они в Жодино.

— Когда нас с Окрестина перевозили, мне в «стакане» было скучно. Слышал, как девчонки (в том числе моя жена) переговариваются. Пытался с ними поболтать. Жена в ответ кричала: «Заткнись, не мешай общаться!» Прикольно было.

В итоге вышли мы в один день. Понятно, оба раза, увидев ее после долгого расставания, я чувствовал нежность. Жене теперь стало психологически сложнее. Особенно после второго раза.

Знаешь, я считаю, что патриархат у нас не настолько развит, как кажется. Все равно надо много работать, чтобы иметь рядом с собой достойную женщину. И все последние процессы по большей части базировались на женской силе. Исходя из этого, ты, как мужчина, порой ощущаешь на себе большое давление: мол, мы можем и без вас справиться. Я понимаю, что у нас теперь все достаточно четко: можешь заниматься собой, но если в данный конкретный момент меня надо пожалеть, ты меня либо жалеешь, либо отваливаешь.

Я как бы держусь, но сам понимаю, что надо бы сходить к психологу. Стал ли я больше любить жену? Да я ее мало никогда не любил. У нас в марте 15 лет знакомству. А 13 лет свадьбы мы отметили, пока сидели.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров
Без комментариев