«Без справедливого суда в стране невозможно реальное право». Адвокаты — о «жестких нарушениях» и уголовном преследовании коллег

 
16 488
0
20 октября 2020 в 16:07
Автор: Татьяна Ошуркевич

Сегодня не зарегистрированный в Беларуси правоохранительный центр «Вясна» и «Белорусский Хельсинкский комитет» провели пресс-конференцию. Тема — «Право на защиту и адвокаты в условиях кризиса прав человека в Беларуси».

В ней участвовали Олег Гулак, председатель комитета, а также три адвоката: Александр Пыльченко, Дмитрий Лаевский и Сергей Зикрацкий. Модератор встречи — Валентин Стефанович. Основные темы пресс-конференции: оценка реализации права на защиту и состояние института адвокатуры в условиях кризиса в стране и факты давления и преследования адвокатов в связи с их профессиональной деятельностью.

В начале беседы участники отметили, что сейчас в стране идет давление на адвокатуру.

— Без справедливого суда и адвокатуры как важной составляющей права невозможно обеспечивать реальное функционирование прав в стране, — начал дискуссию Олег Гулак. — Мы отмечаем, что каждый раз после политической кампании в Беларуси начинается волна давления на политических активистов. Тех защищают адвокаты — и они оказываются в фокусе репрессивной машины.

По словам Гулака, в отношении адвокатов возникают проверки. И те, кто был наиболее активен и отстаивал позицию своих подзащитных, становятся объектом негативных последствий.

— Мы часто слышим критику, что Беларуси нужно изменить законодательство и практику применения контрольных функций к адвокатуре. Я надеюсь, что общественное внимание к этой проблеме будет иметь влияние. Кроме того, что от таких ситуаций пострадали конкретные адвокаты, это также сказывается на правах их клиентов. Все это влияет негативным образом на то, как другие адвокаты будут оказывать свою работу по защите.

Александр Пыльченко, которого недавно лишили лицензии, отмечает, что все связано с тем, какую ценность адвокатура представляет для органов власти.

— На своем примере могу рассказать, чего может ждать адвокат, если он дает комментарий журналисту. Все мы помним события 9 августа. Из видеосюжетов следовало, что людей избивают на территории госучреждений, что является преступлением. 14 августа ко мне обратился один из журналистов и спросил, что же делать. Я тезисно и кратко рассказал, какие есть полномочия у генерального прокурора, у работника суда... Этот правовой комментарий был напечатан. Но 7 октября меня пригласили в Минюст — сказали, будут рассматривать вопрос о лишении меня лицензии. Затем меня познакомили с материалами дела, и комиссия приняла решение прекратить мою адвокатскую деятельность. В их заключении написано, что я «дискредитировал адвокатуру» — просто рассказал о полномочиях,  которые даны должностным лицам. Конечно, мы с коллегами обжалуем это решение в Министерстве юстиции. Таким образом, надеемся, что мнение общества как-то сдвинется, — рассказал Пыльченко.

Дмитрий Лаевский в свою очередь отметил, что лишение лицензии — не единственный способ давления на адвокатов.

— То, что сегодня происходит в отношении Максима Знака, открывает для нас новую грань ограничения права на выражение профессионального мнения. Если говорить про обвинение, самый важный момент — это то, что до сих пор ни в обвинении, ни в ходе других процессуальных действий конкретные высказывания Максиму Знаку не выдвинуты. Мы не знаем, какие высказывания расцениваются как преступные. Мы проанализировали всю публичную риторику Знака: все его высказывания — это изложение правовой позиции. Если они привели к предъявлению обвинения, то цель всего этого — не выражать публично правовую позицию.

Лаевский также отметил, что нет никаких фактов, которые бы свидетельствовали, что Максима Знака нужно держать в заключении.

— Ни характер обвинения, никакие другие обстоятельства не давали основания выбрать самую жесткую меру пресечения. Пример преследования Максима Знака — это пример, когда свободное выражение профессионального мнения привело к уголовному преследованию. Все это приводит к самоцензуре адвокатов.

Адвокат Сергей Зикрацкий также отметил, что он наблюдает много нарушений в административных процессах. Он рассказал о том, как сложно навестить клиента в изоляторе временного содержания.

— Еще одна проблема — это право на конфиденциальное общение со своим клиентом. Я нахожусь в суде, человек — в ИВС, наше общение идет по Skype. Когда мы общаемся, в зале остается секретарь, а в ИВС находится надзиратель. Таким образом у нас происходит конфиденциальное общение с клиентом. Мы видим цепочку, как жестко у нас нарушаются права в административных процессах — таким образом, у адвокатов очень ограниченные возможности по защите своих клиентов.

В конце пресс-конференции участники потребовали прекращения преследования адвокатов и отметили, что только независимая адвокатура является гарантией реализации правовой защиты.

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Татьяна Ошуркевич