«Откуда взялось три процента?» Что говорил Караник в Гродненском театре

 
0
23 сентября 2020 в 19:24
Автор: Дарья Спевак. Фото: архив Onliner, носят иллюстративный характер

Вчера в Гродненском драмтеатре прошла встреча главы облисполкома Владимира Караника с артистами. В прошлое воскресенье на акции протеста задержали их коллегу, заслуженного артиста страны Сергея Куриленко. О случившемся узнали актеры театра и в знак протеста остановили спектакль, покинув сцену. В распоряжении редакции Onliner появилось видео со встречи с Караником. Здесь мы публикуем фрагменты разговора чиновника с людьми.

— Вы посчитали, что оплачиваемую работу, согласно законодательству, можно прекратить из-за своей точки зрения. [...] Давайте возьмем девальвацию права: у вас есть оплачиваемая работа, которую надо выполнить. Завтра водитель, который везет кого-то, решит, что он не согласен с политическими взглядами тех, кто находится в салоне, и высадит их на дороге. Вы согласны жить в такой стране? — начал разговор глава Гродненской области.

— Это несравнимые вещи. Мы хотели помочь своим коллегам, мы боялись, что они находятся в опасности, — откликнулись в зале.

— И ради этого вы отказались выполнять работу, нарушили права тех людей, которые сидели в зале? И посчитали это нормальным, я правильно понял? — спросил Караник.

— Вы как врач скажите, трясущимися руками можно резать больного человека? А играть (на сцене. — Прим. Onliner) со слезами на глазах можно? — спросил сотрудник театра.

— На сегодняшний день мы знаем настоящих артистов, которые с инфарктами доигрывали спектакль и умирали, — ответил Караник.

— Инфаркт — это не задержание на улице, это разные вещи. Это нарушение прав, — мужской голос из зала.

Актеры театра напомнили, каким образом задерживали людей 9 и 10 августа. Караник заявил, что после этого ни один человек не обратился за медпомощью. В зале поднялся смех. Глава области сказал, что с этим разбирается специальная комиссия. По его словам, возбуждено одно уголовное дело.

— Когда любой из моих знакомых или друзей попадает в руки органов правопорядка — это страшнее смертной казни. Как только это слышишь, все — жить дальше невозможно, — возразил один из сотрудников театра.

— А что вы предлагаете, что делать? — спросил Владимир Караник, начав очередную фразу со слов «на сегодняшний момент».

— Пересчитать голоса на выборах! — раздался выкрик из зала. Раздались аплодисменты.

— На сегодняшний момент нет такого понятия — пересчитать голоса на выборах. Здесь прозвучало «новые, честные выборы» — хорошо. [...] Потом значительная часть населения не поверит этим избирательным комиссиям и не согласится с новыми результатами, — сказал Караник.

— Меньшинство народа не согласится и будет жить дальше, — сказали в зале.

— Какое меньшинство? — уточнил Караник.

— Три процента.

— Откуда взялось три процента? На сегодняшний момент то, что три процента — это бред, понимают все.

— А что, 80% не бред?

— На сегодняшний момент что соцопросы, что ZUBR дают другие цифры, — считает Караник и обращается с вопросом: — Вы были в Бейруте?

— Нет.

— А я был. Поэтому когда вы рассказываете про фантазии, у меня — факты. А у вас эмоции, — сказал глава области.

В зале сказали, что Беларуси нужна прозрачная процедура выборов, хотя бы как в Уганде.

— Первое, к чему мы призывали, — это отмена или замена комедий. Это два спектакля в месяц. Руководство (театра. — Прим. Onliner) не увидело оснований для этого. Тогда я не вышла на работу (естественно, это прогул), аргументируя это «неуважительными» причинами: гражданской позицией, чувством солидарности и моральной подавленности и так далее. Понимая специфику нашей профессии, можно ссылаться только на Трудовой кодекс? — спросила одна из артисток. Она просит, чтобы власти услышали сотрудников театра. — Когда наших коллег, заслуженного артиста забирают под белы рученьки и уводят, мы не можем не отреагировать на это. Это не вызов и не какая-то политизация. Но зачем нас прессовать таким образом? Мы вернем деньги за билеты.

— Вы финансируетесь государством, — начал Караник. Разговор перетек в плоскость рентабельности работы театра.

— Люди без опознавательных знаков могут ко мне подойти: я даже не буду знать, преступники это или силовые структуры — в принципе, сейчас это одно и то же... Они могут меня потащить куда-нибудь, а потом мне скажут, что это сопротивление силовым структурам. Они даже не представляются, — начала одна из женщин.

— А почему не представляются, никто не задумывался? Когда, извините меня, в сетях появляются фамилия, имя, отчество сотрудников МВД с их адресами и телефонами... Кто дал право? — начал отвечать чиновник.

— Кто дал право бить и насиловать людей? — прервал его зал.

— Кто насилует?

— Посмотрите YouTube!

— У нас с вами разные источники информации (неразборчиво. — Прим. Onliner). Я информацию черпаю не из БТ или YouTube, а из медицинской документации. Когда только пошла по интернету информация об изнасилованиях, изначально был запрос: кто попадался в список из-за повреждений? У меня был список из всех обратившихся за медицинской помощью. [...] На сегодняшний момент, если у вас есть хоть одна информация хоть об одном изнасиловании, дайте мне ее. Мы ее передадим в Следственный комитет тут же, — сказал Владимир Караник.

Далее люди оспорили высказывание чиновника о том, что закон одинаков для всех. Он спросил, кто и куда подавал в последнее время заявки на проведение митинга, — в зале не ответили. После этого Караник напомнил артистам о нормах Трудового кодекса и о том, что свою политическую позицию они могут выражать в свободное от работы время. Далее бывший глава Минздрава коснулся изменений в Конституцию и процедуры их внесения. Актеры ответили, что речь не о политике, а о «человеческих вещах».

— На сегодняшний момент эмоции вижу, есть. Конкретных предложений, как обычно, нет, — подытожил часть разговора глава облисполкома.

— У меня конкретное предложение, — начала женщина из зала. — Обстоятельств, которые произошли и вообще сейчас происходят, раньше не было. Это неожиданно. Мы не хотели (уходить со сцены. — Прим. Onliner), но так получилось. Мы извинились перед зрителями и сказали, что оплатим расходы. Все, что могли, мы сделали...

Он напомнил, что жест актеров — нарушение контракта и выход из правового поля.

— Теперь предложение, — продолжила женщина из зала. — Может, если бы было в городе место — не где-то на кладбище, а удобное, где мы могли бы выражать свое мнение?

— У меня есть предложение — Коложский парк. Никаких вопросов, подайте заявку и идите выражать свое мнение, — ответил Караник. — Вы на сегодняшний момент должны понимать: там, где собираются люди, кому-то может стать плохо, там могут быть неадекватные. Для этого нужна заявка, чтобы мы определили количество участников для нужного количества скорых.

— Если такая заявка будет, вы ее рассмотрите и подпишете?

— На сегодняшний момент если такая заявка будет, она будет рассмотрена и удовлетворена, — заверил чиновник. По его мнению, чтобы силовики перестали задерживать людей, которые прячутся у театра от дождя, нужно начать исполнять законы. — Не надо рассказывать, что все случайно вышли погулять.


Работники театра сообщили нам, что встреча с Владимиром Караником продлилась около часа.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Дарья Спевак. Фото: архив Onliner, носят иллюстративный характер
Без комментариев