«Чтобы поступить правильно, нужна смелость». Три истории педагогов о выборах, личном решении и последствиях

36 727
0
11 сентября 2020 в 8:00
Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: из личного архива героев публикации; Анна Иванова

«Чтобы поступить правильно, нужна смелость». Три истории педагогов о выборах, личном решении и последствиях

В поствыборные дни мы чаще обычного слышали об учителях. Эту профессию упоминали в разных ситуациях: и когда стали известны результаты выборов, и когда преподаватели вышли на акции солидарности. Мы решили поговорить с тремя разными учительницами, которые имели отношение к избирательному процессу. Одна из них ушла из комиссии и уволилась из школы. Вторая честно посчитала голоса, но осталась работать, несмотря на давление. А третья рассказывает, как не подписала протокол, с последствиями не столкнулась и работает дальше. Свои истории они рассказали Onliner.

Елена, учительница английского языка. Ушла из избирательной комиссии, уволилась после оглашения результатов выборов

Свой рассказ Елена начинает с признания: быть учителем — это ее детская мечта. К тому же преподавание уже стало семейной традицией: женщина устроилась работать в ту же школу, где преподает ее мама.

— В профессии я уже девять лет, учу детей английскому языку. В эту школу я пришла в 2011 году по распределению, осталась, стала классным руководителем. Тем более я не только преподавала, но и занималась воспитанием молодого поколения, — рассказывает Елена.

По словам женщины, решение уйти из школы она приняла спонтанно. Все началось с того, что Елену включили в состав избирательной комиссии. Но в первый день досрочного голосования ей показалось, что «что-то идет не так».

— Я увидела списки проголосовавших. В них значилось, что на участок пришло 26 человек, а в урне уже лежало огромное количество бюллетеней. Тогда я решила, что приду в последний день голосования, включу диктофон и открыто задам вопрос про количество бюллетеней, — объясняет Елена. — И вот в воскресенье председатель комиссии собрала нас всех в кабинете. Было сказано, что мы должны выключить телефоны. Нас предупредили: если по каким-то причинам мы не можем посчитать голоса так, как надо, то из комиссии нужно уходить сейчас. Я поняла, что если останусь здесь без телефона, то ничего не смогу доказать. В итоге я просто ушла.

Голосование прошло, а через некоторое время коллега женщины прислала в общий чат преподавателей петицию с названием «Учителя против насилия». Вскоре работница была удалена из числа участников переписки. Елена рассказывает, что это ее возмутило.

— Я написала, что нам не должно быть стыдно и страшно говорить о том, что происходит вокруг. После моего заявления у меня сразу забрали 9 часов нагрузки, — рассказывает Елена. — И вот тогда я решила уйти. Понимаете, меня и раньше не устраивали принудительная подписка, посещение госмероприятий и поборы. Я молчала, но все это недовольство по капельке собиралось внутри меня.

Мы спрашиваем учительницу, почему она решила высказаться о том, что ее не устраивало, только этим летом. Елена говорит, причина такая же, как и у всех: «Наверное, боялась».

— Крутилась, как шестереночка, как и другие. Естественно, никто не хочет проблем или быть на плохом счету — все тихо возмущаются, но ничего не говорят. Быть учителем сложно и без этого: кроме работы с детьми, ты должен решать и конфликты с родителями.

Елена уверяет: из школы она уходить не собиралась. Очень любила свой класс и родителей, с которыми общалась во время учебы. А еще она тепло отзывается о коллективе.

— Мне всегда очень помогала администрация и сама директор, в том числе давали хорошие премии и хвалили. Между коллегами была очень дружественная атмосфера, и работать мне было очень приятно, — добавляет Елена. — Не буду скрывать: когда я принесла заявление об увольнении, меня очень просили остаться. Но моим твердым решением было уйти, потому что поступить по-другому я просто не могу.

Учительница написала заявление на увольнение с 1 сентября. Говорит, хотела попрощаться со своими учениками. По словам женщины, день знаний оказался не таким веселым: плакали дети, их родители и она сама.

— Меня уговаривали остаться, но я решила, что больше не хочу работать в государственной школе. Да, можно было остаться и подавать пример этим детям. Но понимаете, мне ведь самой будет тяжело. Ну как я буду приходить на классные часы и рассказывать, как у нас работают законы? Понимаю, что это может быть расценено как эгоизм: мол, бросила детей и ушла. Но раз школьники пишут мне в ответ: «Мы услышали вашу позицию, спасибо за это» — значит, они все поняли правильно? — спрашивает Елена. — Родители это решение поддержали, кто-то из коллег тоже тихо одобрил его. Остальные сказали: «Есть работа, а есть жизнь». В итоге я все-таки уволилась «в никуда». Если у меня никак не сложится с педагогикой, то пойду на курсы программирования.

Елена окончила ВГУ имени Машерова и может преподавать русский язык и литературу и английский язык. Желает найти работу в негосударственном учреждении образования. Будет очень рада, если встретит вакансию преподавателя иностранного языка для детей на языковых курсах.

Электронная почта для связи с Еленой: miss_trouble@mail.ru

Алла, директор школы. Честно посчитала голоса, «надавили», но осталась в школе

Алла — директор одной из школ в Столинском районе. В избирательной комиссии женщина состоит уже давно: раньше была председателем, затем стала заместителем. По словам директора, на досрочном голосовании она присутствовала ежедневно и следила, чтобы избирательный процесс шел прозрачно. А потом случилось то, что по-простому называют давлением.

— Ці быў на нас ціск і чаму так цяжка гаварыць пра гэта? Ведаеце, ёсць людзі, якім складана загадаць «Зрабі, як сказана», яны ж ўсё роўна зробяць па сумленні, бо вельмі доўга вучылі гэтаму дзяцей і дарослых, — рассказывает Алла. — Вельмі прыкра, калі імкнуцца «паставіць на месца» тых, хто жыве па законах сумлення.

О последствиях своей моральной борьбы со «сделай-как-нужно» Алле сейчас вспоминать непросто. Подробности случившего она старается упускать, больше говорит о своем внутреннем состоянии.

— Увесь час ты нагадваеш сабе, што знаходзішся ў гэтай школе дзеля іншага. Ты тут, бо любіш сваю працу і бярэш адказнасць за лёсы сваіх дзяцей. Настаўнік — гэта ў першую чаргу носьбіт каштоўнасцей, адрынуцца ад гэтага нельга. А праца чальца камісіі — гэта толькі тэхнічны абавязак: адказна ставіцца да падліку галасоў. Але сёння гэтая функцыя напоўнілася зусім іншымі сэнсамі.

Директор говорит, ей очень не хочется, чтобы в обществе был раздрай из-за учителей. Она считает, что таким осуждением люди уводят общество от обсуждения главных проблем.

— Мяркую, у тых, хто ў камісіі падлічваў галасы недабрасумленна, былі розныя матывы: нехта шчыра верыў, што сваімі дзеяннямі спрыяе нейкім мэтам, нехта не змог супрацьстаяць большасці, некаму не пакінулі выбару. Выбар часта бывае складаны. Здараецца, што ў жыцці няма дарогі ўбок — толькі ўперад ці назад. Калі ўперад — ты герой, калі наадварот — падлюга. Каб паступіць слушна, выяўляецца, трэба смеласць, — добавляет Алла. — Зразумела, мне гаварыць прасцей: у мяне ёсць падтрымка і разуменне з боку калег, бацькоў і вучняў. А што адчувае чалавек, які зрабіў па-іншаму і сустрэў асуджэнне, я не ўяўляю.

Алла Николаевна отмечает, что, хотя ей морально и тяжело, об увольнении она даже не думала. Вот как она объясняет свое решение:

— Я ведаю, што за мной — найперш вялічэзная вучнёўская супольнасць. Некаторыя з выпускнікоў прыехалі на наш участак адмыслова. Як потым казалі мне, ведалі, дзе іх галасы палічаць правільна. Гэта ж дарагога каштуе. Калі з’явіліся чуткі, што ў мяне магчымыя праблемы на рабоце, адгукнуліся вучні і выпускнікі, нават з розных краін. Праз тыдзень пасля выбараў нехта ўначы перад школай напісаў крэйдай вялікімі літарамі «Дзякуй!» і ў дзвярах пакінуў букет кветак, — рассказывает Алла и улыбается. — Разам з тым прыкра, калі выяўляецца подзвігам тое, што павінна быць нормай.

Я ж па духу настаўнік і вельмі люблю тое, што раблю. Грымнуць дзвярыма і сысці, ведаючы, колькі людзей за табою, — які ў гэтым сэнс? Гэта таксама пазіцыя, якую варта паважаць. Але пакуль мая праца надае мне нашмат больш сіл.

Алена, библиотекарь. Не подписала протокол, но продолжает спокойно работать

Алена работает библиотекарем в одном из бобруйских учреждений образования уже восемь лет. Она была членом избирательной комиссии на президентских выборах дважды: в 2015-м и в 2020-м. Рассказывает, что две эти кампании имели кардинальные отличия.

— Пять лет назад я честно выполняла свою работу. Тогда весь процесс был прозрачным, и никаких вопросов у меня не возникло. А в этом году я увидела какую-то тотальную несправедливость, — начинает свою историю Алена.

По словам женщины, в основной день выборов и во время досрочного голосования она фиксировала вбросы бюллетеней. Вместе с ней эти нарушения заметил и независимый наблюдатель.

— К тому же членам комиссии еще до выборов было предложено подписать пустые протоколы. Я от этого сразу отказалась. А еще я решила не ставить свою подпись под официальными результатами, — добавляет Алена. — В протоколе было написано, что за Светлану Тихановскую проголосовало только 44 человека, хотя только я одна насчитала 214 голосов.

По словам библиотекаря, в комиссии не знали, как реагировать на ее решение не подписываться. В итоге протокол просто не вывесили.

— Сейчас я ежедневно прихожу на работу и встречаюсь с коллегами по комиссии. Кажется, что я и есть та самая совесть 28 человек, — улыбается женщина. — Случается, что люди, с которыми мы раньше хорошо общались, сейчас перебрасываются со мной только двумя словами: здравствуйте — до свидания. Я их понимаю: они ко всему происходящему относятся очень настороженно и думают, что же будет дальше.

Алена уверена: она все сделала правильно, а реакцию коллег воспринимает спокойно. К тому же женщина добавляет, что после произошедшего никто из администрации на нее не давил. Сейчас Алена продолжает работать в библиотеке.

Если с вами произошла история, которую вы хотите рассказать, напишите нам на osh@onliner.by или в Telegram по нику @oshurkev.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: из личного архива героев публикации; Анна Иванова
Без комментариев