Всем задержанным журналистам дали по трое суток ареста. Корреспонденты выходят на свободу

 
UPD
0
04 сентября 2020 в 15:38
Автор: Настасья Занько, Дарья Спевак. Фото: Максим Тарналицкий, Александр Ружечка, Tut.by, личные страницы журналистов в Facebook

Сегодня в суде Октябрьского района прошли суды над журналистами «Комсомольской правды в Беларуси», «БелаПАН» и Tut.by. Всех шестерых корреспондентов признали виновными по ст. 23.34 КоАП («Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий»). Всем дали по трое суток ареста, но они уже истекли с начала задержания. Сегодня журналисты вышли на свободу, а мы рассказываем, как проходил процесс.

Вчера журналисты дежурили целый день в фойе суда Октябрьского района. Однако рассмотрения дел так и не произошло. Журналисты провели вторую ночь в ИВС на Окрестина.

Задержанные журналисты до суда будут находиться на Окрестина

После того как стало понятно, что журналистов не будут судить, сотрудники независимых СМИ пришли к зданию МВД, чтобы выразить солидарность с задержанными коллегами. Возле здания, расположенного на Городском Валу, собралось 30—40 человек — сотрудники «БелаПАН», Tut.by, «Комсомольской правды в Беларуси», «Трибуны», Onliner, «Еврорадио», «Радио Свобода» и других.

Сотрудники независимых СМИ пришли к МВД. Задержан фотограф Tut.by Дмитрий Брушко


С 9:00 несколько десятков журналистов ждут старта заседания по коллегам. Адвокаты говорят, что дела уже поступили в суд.

10:40. Назначили время судов по журналистам. Судья Александр Руденко рассматривает дела журналистов «БелаПАН» и Tut.by. Судья Ольга Неборская рассматривает дела сотрудников «Комсомольской правды».

Дело Марии Элешевич

Заседание начали с опозданием. Напомним, судья по делу — Ольга Неборская. Марию снова опрашивают по Skype.

Суд запрещает фото- и видеосъемку. Адвокат Андрей Мочалов заявляет, что сотрудники милиции составили новый протокол, а не доработали старый. В протоколе, по словам адвоката, изменили место и другие факты, которые не указывались в прошлом протоколе. Также адвокат отмечает, что не были опрошены 8 свидетелей задержания журналистов.

Андрей Мочалов также заявил, что свидетели — сотрудники ОМОНа — были засекречены. Но такого понятия, как «засекреченный свидетель», в законодательстве Беларуси нет. Также закон не предусматривает присутствие свидетеля на заседании в балаклаве.

В новом протоколе написано, что с 15:30 по 16:55 Мария Элешевич приняла участие в несанкционированном массовом мероприятии, следуя с колонной и координируя ее. Если раньше в протоколе фигурировал адрес Кирова, 8, то теперь появились новые адреса домов по улице Интернациональной, проспекту Независимости и так далее.

Мария не согласна с протоколом. Она подтверждает, что двигалась вместе с колонной, но выполняла свою работу.

— Я работала по редакционному заданию. Со мной был Сергей Щеголев (псевдоним Святослав Зоркий) и Никита Дубалеко (псевдоним Никита Недоверков), — говорит Мария.

В суд вызывают свидетеля Анатолия Млечко 1985 года рождения. Это сотрудник ОМОНа, он прапорщик с высшим образованием. Адвокат попытался посмотреть, кто же на экране. Судья не разрешила.

Анатолий Млечко рассказал, что охранял общественный порядок в штатской одежде. Он выявлял активных участников и смотрел, что делает колонна.

— Свою деятельность начал осуществлять в районе перекрестка улиц Немиги и Городской Вал, — говорит он. — По маршруту следования колонны было много журналистов обозначенных. Из них очень выделялась девушка. Она не просто призывала, а общалась с участниками, говорила, чтобы продолжали следовать в направлении проспекта Независимости и не останавливались.

— Вы и сбоку шли, и пересекали, и возглавляли колонну. Вы, может, не заметили, я подходил к вам со спины. Вы подходили к нескольким участникам, чтобы продолжали движение. Говорили: «Не останавливайтесь, идем-идем».

Мария комментирует:

— Я не общалась с колонной на этом этапе. С 15:00 я не общалась с колонной вообще, я брала интервью раньше, не в это время.

— Можно я посмотрю, кто же свидетельствует? — говорит адвокат.

— Не нарушайте порядок! Адвокат, задавайте вопросы со своего места, — говорит судья, на что адвокат заявляет, что до установления личности принимать такие свидетельства не имеет права, по его словам, это грубое нарушение законодательства.

Адвокат заявляет, что, по его информации, данные свидетеля засекречены. Он зачитывает постановление, фото которого ему прислали. В нем действительно речь о засекречивании личности Млечко. Таких действий белорусское законодательство не предусматривает в принципе.

— У суда нет такой информации. Судом личность удостоверена. Суду предоставлены сведения, — говорит адвокат и зачитывает протокол об изменении анкетных данных Млечко.

— Это не реальный свидетель, его данные изменены, — говорит адвокат.

— Продолжайте допрос свидетеля, — говорит судья Ольга Неборская, игнорируя все замечания адвоката.

Адвокат уточняет у сотрудника ОМОНа, какие были у него штаны в тот день. Это нужно, чтобы опознать его на видеозаписях.

— Я не могу сказать, это секретная информация, мне еще работать, — отвечает Млечко.

— Высокий суд! Это издевательство над правосудием, — возмутился адвокат.

— Вы можете ответить на вопрос? — уточнила судья.

— Нет, я не буду, я сотрудник спецподразделения, мне еще работать, — говорит Млечко.

Адвокат уточняет у него, что он делал в толпе. Оказывается, он двигался в толпе.

— Вы сами не привлечены по статье 23.34 КоАП? — уточняет адвокат. Выясняется, что нет.

— Пока еще нет, — иронично замечает адвокат. Присутствующие в зале еле сдерживают хохот. Судья делает всем предупреждение.

Суд объявил перерыв до 15:00.

Суд признал Марию Элешевич виновной по статье 23.34 КоАП и назначил административный арест на трое суток. С учетом нахождения журналистки в РУВД и ИВС ее сегодня отпустят.

Дело Никиты Недоверкова

Во время перерыва судья Ольга Неборская рассматривает дело корреспондента «Комсомольской правды в Беларуси» Никиты Дуболеко (псевдоним Никита Недоверков). Адвокат Андрей Мочалов также требует приостановить дело из-за многочисленных нарушений или отложить разбирательство, чтобы была возможность собрать доказательства.

В протоколе об административном правонарушении также написано, что Никита Недоверков принимал участие в несанкционированном массовом мероприятии и руководил им.

Никита не признает себя виновным, говорит, он делал фото и видео, выполнял свою работу и не выкрикивал никаких лозунгов, а уж тем более не руководил шествием. По его словам, на видео, которые он снимал, видно, что он снимал, куда двигается толпа, а также делал интервью с участниками акции и задавал вопросы людям, зачем они пришли на эту акцию.

Он отмечает, что снял 68 коротких фрагментов видео.

Никита говорит, что он работал с коллегами Марией Элешевич и Сергеем Щеголевым. Он отмечает, что все они работали по редакционному заданию.

— Видели ли вы, чтобы кто-то из ваших коллег руководил шествием? — уточнил адвокат.

— Все, как и я, выполняли редакционное задание и делали свою работу, — говорит он.

13:00. Суд решил работать и во время обеда. На допрос вызван сотрудник ОМОНа Александр Летковский, он 1985 года рождения. Этот же сотрудник свидетельствовал и в других процессах. Он повторяет свои показания.

— Изначально я находился на транспорте и сопровождал колонну, в районе станции метро «Немига» я спешился и находился в толпе, — говорит он. — Во время движения в толпе был данный гражданин (Никита Недоверков. — Прим. Onliner). Он и некоторые сотрудники привлекли внимание тем, что они, кроме выполнения своих обязанностей, подсказывали толпе, как двигаться. То есть не руководил, а подсказывал, куда двигаться.

По словам свидетеля, Никита говорил протестующим «молодцы», «не сдавайтесь» и так далее.

— Свидетель, известно ли вам, были ли засекречены ваши данные? — спрашивает адвокат.

— Нет, — говорит сотрудник ОМОНа.

— Вопрос снимается, — одновременно говорит судья.

Адвокат просит у него описать, в чем он был одет.

— Я не могу это сделать, я сотрудник спецподразделения, и в будущем не рассекретиться, — говорит Летковский.

— Очевидно, в будущем вы можете надеть другую одежду, у вас явно не одни джинсы, — замечает адвокат.

— Вопрос снимается, — говорит судья.

Адвокат уточняет, насколько громко Никита Недоверков разговаривал с протестующими.

— Как мы с вами, не кричал, — отвечает сотрудник ОМОНа.

— Вы представляете уровень шума во время мероприятия? — уточнил адвокат.

Сотрудник ОМОНа говорит, что он говорил громко проходящим гражданам.

И снова свидетельствует сотрудник, назвавший себя Александром Млечко. Он повторяет, что двигался в колонне в штатском, чтобы выявлять «активных участников» шествия.

— Обратил внимание на молодого человека, который вот передо мной сидит, который призывал колонну не останавливаться, — говорит он и добавляет, что заметил Никиту Недоверкова на пересечении Городского Вала и Интернациональной.

Адвокат снова просит описать одежду. Млечко отказывается, чтобы «это не мешало выполнению его обязанностей».

— В мои функции входит только наблюдение и выявление активных участников, — говорит он.

Млечко попросили процитировать, что говорил Никита Недоверков.

— Он говорил проходящим людям проходить дальше, — говорит он. — Шествием он не руководил, он направлял или координировал шествие.

Адвокат снова требует, чтобы суд удостоверился в личности гражданина. Он отмечает, что суд должен сам удостовериться в личности и не передавать это право другим лицам. Адвокат отмечает, что у него есть подтверждение (все тот же протокол об изменении анкетных данных), что данные Летковских и Млечко явно придуманные. Также адвокат указывает на противоречия в показаниях свидетелей. Суд заявляет, что в личности удостоверился, документы направлены в суд.

В суде свидетельствует сотрудник «Радио Свобода» Антон Трофимович, который также присутствовал на акции студентов. Он тоже двигался по пути с колонной студентов. Антон говорит, что видел Никиту несколько раз во время шествия.

— У той момант, калі мы з ім перасякаліся на вуліцы Камсамольскай і Кірава, ён ніякіх заклікаў не рабіў, ён альбо назіраў за ўсім, альбо рабіў запісы на відэакамеру, – говорит Антон и добавляет, что Никита был обозначен как журналист. Он также заявил, что движение колонны было хаотичным.

— Як толькі яны ўпіраліся ў супрацоўнікаў АМАПу, яны ішлі ў іншы бок, — говорит Антон и заявляет, что не видел, чтобы Никита или остальные коллеги давали указания колонне, куда двигаться, и вмешивались в ход.

— Паўтаруся, гэты ход быў непрадказальны. Не ведаю, ці быў нават план у саміх студэнтаў, падавалася, што яны гулялі ў «змейку», — говорит Антон.

Объявляется перерыв до 15:20.

Суд признал журналиста КП Никиту Недоверкова виновным по ст. 23.34 КоАП. Ему назначено трое суток административного ареста. С учетом содержания журналиста в РУВД и ИВС он сегодня выходит на свободу.

Дело Святослава Зоркого

Обходимся без перерыва. Суд рассматривает дело фотографа «Комсомольской правды в Беларуси» Сергея Щеголева (псевдоним Святослав Зоркий).

Адвокат снова заявляет несколько ходатайств, в том числе и о том, чтобы отменить арест журналиста. А также о том, чтобы прекратить дело и начать новый административный процесс из-за того, что протокол не доработан, а написан новый, не опрошены все свидетели, только сотрудники ОМОНа (восемь свидетелей защиты не допрошены). Кроме этого, адвокат просит объявить перерыв для подготовки защиты.

Суд предоставляет адвокату возможность ознакомиться с протоколом и объявляет перерыв на 5 минут.

По новому протоколу, с 15:30 по 16:55 Зоркий принимал участие в несанкционированных массовых мероприятиях. Исходя из протокола, он стартовал от улицы Городской Вал, 12/1, потом по улице Интернациональной и дальше по проспекту Независимости до улицы Кирова. Исходя из протокола, Зоркий призывал участников участвовать в массовом мероприятии.

Святослав говорит, что находился на противоположной стороне от дома по улице Городской Вал, 12/1. Он объясняет, что работал как журналист и не участвовал в мероприятии, а также ни словами, ни жестами не призывал к участию.

Выступает тот самый свидетель Александр Литковский, прапорщик ОМОНа. Он снова говорит, что 1 сентября с 15:30 по 16:20 он «производил охрану общественного порядка при проведении несанкционированного митинга». Он рассказывает то же самое: что Святослав Зоркий «подбадривал и всячески помогал движению толпы и подсказывал, куда нужно двигаться».

— Какими словами я подбадривал? — уточняет Святослав Зоркий.

— «Продолжаем, ребята, движение вперед, молодцы, не сдаемся» вы говорили, — говорит Литковский.

Святослав уточнил, какая прическа у него.

— Вы мужчина в возрасте, лысоватый, как я помню, — ответил сотрудник ОМОНа. Он отмечает, что запомнил ярко-красные часы Зоркого, но не помнит, какая у него была обувь (до этого Святослав отметил, что у него на ногах были ярко-красные кроссовки).

В суде выступает сотрудник ОМОНа Анатолий Аркадьевич Млечко. Он говорит то же самое, что и на остальных судах: что Щеголев по маршруту от Городского Вала до Кирова принимал участие в мероприятии, призывал продолжить шествие.

Адвокат уточнил у Млечко, только ли Щеголев призывал продолжать шествие и так далее. Сотрудник ОМОНа не смог ответить на этот вопрос.

— Как вы объясните, что по делу Дуболекова вы давали показания, что он также призывал продолжить шествие? — уточнил адвокат Андрей Мочалов.

— Это не относится к делу, — говорит сотрудник ОМОНа.

— Не вы ведете процесс, скажите, можете ответить или нет? — уточнил адвокат.

— Свидетель ответить не может, — сказала судья.

Больше свидетелей в процессе не было. Адвокат Андрей Мочалов заявил ходатайство о том, чтобы привести Святослава Зоркого в процесс, а также тех самых свидетелей со стороны сотрудников ОМОНа. Кроме того, вызвать участкового Колба И. Л., который их опрашивал как свидетелей, а также составил протокол о том, что данные сотрудников ОМОНа засекречены.

Поскольку такой процедуры не предусмотрено в законодательстве, то адвокат считает нужным выяснить у Колба, что это за протокол.

Святославу Зоркому из КП также дали трое суток. С учетом содержания фотокорреспондента в РУВД и на Окрестина его тоже выпустят сегодня.

Дело Андрея Шавлюго

Согласно протоколу, Андрей Шавлюго 1 сентября с 15:30 до 16:20 активно участвовал в уличном шествии, шел по улицам Городской Вал, Интернациональная, Комсомольская, по проспекту Независимости и призывал участников не останавливаться, двигаться в сторону площади Независимости.

Фотожурналист не признает своей вины. Говорит, что выполнял редакционное задание.

Первый свидетель — сотрудник ОМОНа. Адвокат против допроса этого свидетеля, потому что в материалах дела есть протокол об изменении анкетных данных — «в целях обеспечения безопасности». Суд отклонил вопрос о настоящей фамилии свидетеля.

Омоновец рассказал, что журналист давал указания колонне, когда двигался с толпой.

— Обратил внимание на недвусмысленные действия сотрудников прессы. Данный гражданин где-то голосом, где-то рукой указывал, как двигаться толпе. Он перемещался из одного места во второе, во время перемещения говорил, чтобы люди не останавливались.

Свидетель не может ответить на вопросы адвоката о том, где именно шел Шавлюго и сколько людей двигалось в колонне.

— Вербально — это значит устно, голосом, — отвечает свидетель на вопрос адвоката, как именно Андрей призывал людей продолжать движение. — Он говорил: продолжать движение, не останавливаться.

Как омоновец решил, что нарушитель именно Шавлюго?

— Вы достаточно заметная и колоритная личность: высокий парень с аккуратной стрижкой. И между прочим, там не было столько заметных людей, каждый чем-то отличался.

Журналист «БелаПАН» Захар Щербаков 1 сентября вел репортаж с акции протеста студентов, работал вместе с обвиняемым и видел его на улицах.
Он говорит, что Шавлюго никаких призывов не высказывал. Девушка, которая после 15 часов была на Немиге, видела Шавлюго у KFC. По ее словам, Андрей просто стоял у столба и ничего не выкрикивал.

Второй представитель ОМОНа, Анатолий Млечко, рассказал, что журналист Шавлюго призвал участников продолжать движение на шествии, говорил им не останавливаться. В суде просмотрели видео, где видно, что Шавлюго снимает происходящее, а не является участником протеста.

Суд объявил перерыв до 15:00.

Решение суда по делу журналиста «БелаПАН» Андрея Шавлюго: виновен, трое суток административного ареста. Из ИВС выпустят сегодня в 16:55.

Дело Алексея Судникова

Свидетелями от ОМОНа выступают те же люди, что и в заседании Шавлюго и Элешевич.

Омоновец Александр Летковский говорит то же, что и в предыдущих заседаниях: гражданин участвовал в шествии, призывал участников не останавливаться, продолжать движение. Свидетель не может ответить на вопросы адвоката, где конкретно находился Судников, что и кому он говорил.

Свидетель говорит, что запомнил Судникова по «колоритной прическе» — таким же прилагательным он описывал прическу журналиста «БелаПАН».

Вот так выглядят сотрудники ОМОНа на допросе. Фото Tut.by.

В суд вызвали свидетеля Олега Новаша. Он говорит, что 1 сентября во второй половине дня шел из торгового дома «На Немиге». На Интернациональной он увидел Судникова, тот был в жилете с надписью «Пресса». Говорит, что журналист подзывал к себе людей, говорил им, куда идти.

Алексей Судников из Tut.by тоже признан виновным в участии в несанкционированном массовом мероприятии. Трое суток ареста, сегодня Судников будет на свободе с учетом пребывания в РУВД и ИВС.

Дело Надежды Калининой

Журналистку Tut.by тоже обвиняют в активном участии в шествии и призыве участников не останавливаться и двигаться к площади Независимости. Надежда вину не признает.

— 1 сентября, включая период, названный в протоколах, я действительно находилась на этих улицах, но не была участником. Никого ни к чему не призывала. Я работала, была обозначена жилетом и бейджем «Пресса». Не мешала ни шествию, ни работе правоохранительных органов, — рассказывает она.

Суд решил, что по ст. 23.34 КоАП виновна и Надежда Калинина, журналист Tut.by. Решение — трое суток ареста. Надежду выпустят из ИВС на Окрестина сегодня в 16:50.

Журналисты на свободе

Около 17:00 задержанных журналистов начали выпускать на свободу.

Первым вышел Алексей Судников (tut.by). Он выглядит уставшим, но улыбается. Говорит, что обращались нормально.

Андрей Шавлюго из «БелаПАН» рассказал, что находился в двухместной камере. Условия, по его словам, были нормальные. Говорит, что в ИВС он встретил Дениса Дудинского и Дмитрия Кохно: «Дудинского подселили в мою камеру. Настроение у него нормальное. Мы предлагали оставить ему что-то из еды, он сказал, что всего хватает. Спасибо всем передал».


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Настасья Занько, Дарья Спевак. Фото: Максим Тарналицкий, Александр Ружечка, Tut.by, личные страницы журналистов в Facebook
Без комментариев