0
27 августа 2020 в 16:41
Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка

«Плакали даже взрослые мужики-хирурги». Медик о работе во время протестов и решении не молчать

Кристина работает хирургом в 3-й больнице Минска. После президентских выборов девушка волонтерила на акциях протеста, принимала людей с легкими травмами и помогала медикам на Окрестина. А еще вместе с коллегами Кристина стояла в цепочках солидарности перед медуниверситетом, чтобы выразить несогласие с насилием на улицах страны. По мнению девушки, медики должны быть аполитичными, но относительно ситуации в сегодняшней Беларуси быть в стороне невозможно. О том, почему она решила высказать свою позицию и почему многие ее коллеги этого не делают, мы поговорили с Кристиной.

— Уволят меня за мнение — и что дальше? Я себе работу найду, — говорит девушка, когда мы встречаемся в кафе после ее смены.

Кристина — из числа тех медиков, которые всегда были аполитичными. Она до сих пор уверена, что дело ее жизни — лечить людей. Но когда вечером 9 августа в стране начались акции протеста, а за ними последовали жесткие задержания, она решила, что должна высказаться против насилия и сделать что-то важное.

9 августа у Кристины был выходной, но, когда вечером в городе начались активные действия, девушке позвонил заведующий и вызвал на работу.

— Я живу в центре города, возле стелы — там велась стрельба и взрывались гранаты. Естественно, мы начали ждать большого поступления людей с травмами. Вечером я уже с трудом выезжала из дома: люди перекрыли дорогу, нельзя было ни проехать, ни пройти. Но оказалось, что массового поступления пострадавших 9 августа не было — только под утро начали приходить пациенты с ушибами, их было около десяти человек. Для меня и моих коллег в эти дни самым тяжелым было то, что мы не могли оказать помощь людям, которых задержали, а у них наверняка были серьезные травмы. А потом оказалось, что таких пострадавших было очень много.

Когда Кристина и некоторые ее коллеги узнали, что происходит на самом деле, сразу решили помогать пострадавшим. В свободное от работы время они выезжали бригадами на акции протестов.

— 11-го числа мы разделились на группы и отправились по районам. Взяли с собой бинты и марлю. Наших девочек задержали, хотя они были в белых халатах. При этом они заранее подошли к сотрудникам ОМОНа и предупредили: врачи — люди аполитичные и просто хотят оказывать помощь, если она понадобится. После этого к ним подъехала машина с ОМОНом, девушек задержали, завезли в РУВД, некоторых — на Окрестина.

Девушка добавляет:

— Коллег, как и меня, возмутило, что во время протестов сотрудники ОМОНа ездили в машинах скорой помощи. Кто-то может отрицать этот факт, но я видела это своими глазами: машины были с опознавательными знаками и сигнальными мигалками. Такие факты просто дискредитируют всю нашу работу.

«Ни одна наша машина скорой помощи не использовалась сотрудниками МВД». Караник опубликовал открытое письмо

По ее словам, когда ситуация на улицах стабилизировалась, медики решили собраться вместе на акции солидарности. Кристина уверяет: врачи делали это, только чтобы выразить свое несогласие с насилием.

— Естественно, все врачи общаются между собой — мы знаем, где какие пациенты лежат и от чего они пострадали. У всех нас есть друзья, которых задержали. И конечно, мы выходили на улицы, чтобы это больше не повторялось,  — объясняет девушка. —  В цепочку выстроилось люди разных возрастов. Кто-то говорит, что там были только студенты. Но их мы не заметили: большинство из них сейчас боятся отчисления. В итоге нас тогда собралось около 200 человек. А вот когда к медикам подъехал автозак, стало совсем интересно. Задержали несколько врачей — вот и вопрос: зачем?

Ситуация с задержанием коллег Кристину не остановила, и, когда людей на Окрестина начали выпускать, она и другие медики собрались вместе и поехали к изолятору.

— Здорово, что никто там не остался безучастным: многие предлагали людям еду, воду и помогали добраться домой. Наша коллега, которая работала возле Окрестина, рассказывала, что медики вывозили из изолятора всех, кого могли. Машины скорых были переполнены, а сотрудники ЦИПа спрашивали: «Они что, все нуждаются в медицинской помощи?» — рассказывает Кристина.

Кристина не считает, что должна чего-то бояться.

— Уволят меня — и что дальше?

Да, я думаю, что медик должен быть вне политики и помогать как раненому омоновцу, так и обычному демонстранту.

Но даже если я придерживаюсь оппозиционных взглядов, это неважно: я выполняю свою работу и делаю это качественно, — добавляет девушка. — В то же время я понимаю, что многие медики молчат, потому что переживают из-за увольнений и различных санкций.

— Но вы тоже могли после увиденного и услышанного продолжить работать дальше. Почему вы решили высказаться?

— На месте любой девочки из Окрестина могла оказаться я или моя сестра. Я не эмоциональный человек, в своей жизни увидела достаточно. Но когда после всех этих историй ты просто выходишь и плачешь, как же можно воспринимать это иначе? У нас и взрослые мужики-хирурги стояли и плакали, — объясняет Кристина. — Придерживаться нейтралитета после того, что я увидела, только чтобы не потерять работу, — по-моему, это даже эгоистично.

Если вы или ваши знакомые пострадали во время митингов и хотите об этом рассказать, напишите нам на osh@onliner.by или в Telegram по нику @oshurkev. Также ждем истории врачей, которые принимали в эти дни людей с травмами.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев