762
17 июня 2020 в 12:15
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Влад Борисевич

Все операции на «Улье» и MolaMola заблокированы. Что ждет главные площадки РБ по сбору средств для нуждающихся?

Все началось 11 июня. Последний успешный платеж на платформе MolaMola прошел в 19:08. Система предупреждений, которая обычно сигнализирует о неполадках, молчала. После разработчики обнаружили ошибку. Антон Мотолько, сооснователь MolaMola, открыл админку и понял, что не проходит ни один платеж. Было что-то в районе 21:00. Подключилась Алина Лисакович — CEO «Улья», с которым все также оказалось нехорошо. Ситуация остается неразрешенной до сих пор. Поговорили с руководителями площадок об их перспективах.

Изначально казалось, вылез какой-то баг. О чем-то серьезном не думалось. Правда, после стало ясно, что надо задать вопросы банку. Время не рабочее. Ответ пришел далеко не сразу, но с учетом обстоятельств достаточно быстро.

— Мы получили ответ, что платежи приостановлены по решению руководства, — говорит Алина.

Платежи сыпались, пользователи MolaMola думали, будто проблема в сайте. Программисты поставили заглушку, за ночь сделали добавления, а утром выкатили альтернативные способы перевода денег, чтобы актуальные кампании могли продолжать собирать их при помощи прямых транзакций на карту, ЕРИП и так далее.

— В пятницу утром, 12-го числа, я поняла, что что-то не так и с «Ульем», — рассказывает Алина. — Мы стали разбираться в причинах. Знали только про решение руководства банка. Хотелось понять, чем оно обосновано. Разбиралась с этим целый день. Контакты, которые у меня были, стали недоступными. Попросила другие номера. Спустя множество попыток услышала о том, что дать комментарии сотрудники не могут, сами ждут информацию и нам советуют. В этот день я также лично общалась с представителем банка, но получила аналогичный ответ. С постановлением или официальным ответом руководства банка лично я до сих пор не ознакомлена, к сожалению. Этот вопрос повис в воздухе.

Механика «Улья» отличается от MolaMola, который сразу переводит деньги автору кампании. У «Улья» средства сперва аккумулируются в банке. После успешного завершения сбора они переводятся его инициатору.

— В ту же пятницу я обнаружила, что в целом все счета «Хайв Проджект», к которому относятся и «Улей», и MolaMola, заблокированы. Мы разбираемся в ситуации. Платежи по активным проектам «Улья» идут, но с перечислением денег авторам успешных проектов, кому не успели до 11.06 их перечислить и чьи проекты будут в скором времени завершаться, разбираемся.

С ребятами мы встретились 16-го числа. За это время в «Белгазпромбанк» ушло обращение через специальную форму на сайте и официальное письмо на имя руководителя ОАО «Белгазпромбанк».

— Ситуация по MolaMola решится быстрее. Потому что платежная система и механика сборов проще, — считает Алина. — Очень надеюсь, что в ближайшее время мы этот вопрос решим.

— То есть MolaMola может отвязаться от «Белгазпромбанка» и спокойно существовать дальше?

— MolaMola, как многие думают, не дочка «Белгазпромбанка», которая жестко на него завязана. Банк в данном случае эквайринг. Банки, которые могут использовать b2b-платежи с токенами, имеют техническую возможность интегрироваться с нашей платформой, — рассуждает Антон. — Это и белорусские платежные системы, и белорусские банки.

Начиная с пятницы Мотолько ищет новых партнеров. Переговоры уже идут.

— Есть проблема, мы ее решаем, — продолжает он. — Можно орать, как все плохо, но лучше от этого не станет. Сейчас самый больной вопрос — время. Дальше придется разбираться с комиссией. Боюсь, она будет выше наших нынешний 5% + 40 копеек.

— Как дела у авторов кампаний на MolaMola?

— Первым делом мы попросили авторов сборов указать свои карточки, чтобы люди могли попробовать переводить им деньги иными способами. На сайте есть отдельная форма о способах альтернативных платежей. По сути, сейчас MolaMola работает как информационный сайт.

Приведу простой пример. Мы с Эдуардом Бабарико много спорили, что выгоднее: перевод через карту или перевод с помощью MolaMola. Год назад на платформе собирали деньги на адвоката парню, которому предъявили за клип Rammstein. За день-два через нашу платформу он получил 2000 рублей, а прямиком на карточку рублей 200. Мы долго опирались на эти данные. Мол, конверсия MolaMola в десять раз выше. Суть простая: люди всегда выбирают более удобный и понятный способ.

Правда, недавно жизнь подарила нам новый пример. Фельдшер из Лиды, с которым не продлили контракт, за два дня собрал на MolaMola в районе 20 000 рублей. Мы списывались. Я спросил, сколько денег поступило при помощи других средств сбора. Оказалось, прямым переводом на карту ему упало рублей 800. Если рассуждать, потеряли ли что-то авторы кампаний, то, боюсь, да — очень сильно. Люди не любят усложнений. Хочется клик-клик — и готово. А сейчас такого нет.

Что до бизнеса, то я и раньше говорил, что поступавшие нам деньги реинвестировались в развитие. Сейчас мы денег не видим. Соответственно, реинвестировать нечего. Стоит вопрос выплаты зарплат и прочее.

— Ситуация как-то может повлиять на кампанию вроде ByCovid19?

— Нет, авторы кампании изначально диверсифицировали варианты сбора средств. ByCovid19 теряет какую-то часть средств, потому что деньги в РБ собирались с помощью MolaMola, но не самую большую. Однако на десятки частных инициатив в регионах наша приостановка повлияла очень серьезно.

— Какой фидбэк вы получили?

— Блин, ну, мы получили 15—20 писем с описанием конкретных проблем. Людей очень сильно зацепило. Написал человек: «Здравствуйте, мы собираем деньги на операцию дочке моей, прошу вас разблокировать наш сайт сбора, выборы президента не должны сказываться на лечении моей дочери, тут если не может государство, то люди, надеюсь, помогут, спасибо за понимание, с уважением к вам». То есть эта история навредила не столько нам (авторам проекта), сколько нуждающимся в помощи людям.

Знаешь, за последнее время мы не получали никаких претензий от контролирующих органов и всегда вели свои дела максимально прозрачно, соответствуя законодательству. Были какие-то набросы в соцсетях с использованием Photoshop, но дальнейшего юридического хода не возникало.

У «Улья» дела обстоят иначе. Сайт функционирует, и платежи по активным проектам идут, но запускать новые проекты они не могут.

— Есть несколько вариантов развития событий, — говорит Алина. — Даже самый пессимистичный вариант — временное приостановление работы. Многое зависит от ответа банка, который мы ждем. Очень надеюсь, получится восстановить проект в прежней форме, но, скорее всего, в сотрудничестве с другим банком.

«Улей» работает пять лет, MolaMola — чуть больше года. Мы не хотим останавливать работу и настроены решительно. Верим, что ситуация все же разрешится и площадки смогут дальше функционировать. И в нас очень верит наше сообщество, которое поддерживало проекты и помогало нуждающимся людям. Это нам придает сил и уверенности.

Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Влад Борисевич