Огурцы по 2,5, молодая картошка по 9,99. Узнали, кто ходит на Комаровку в разгар пандемии и зачем

33 844
348
29 апреля 2020 в 15:40
Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Максим Малиновский

Огурцы по 2,5, молодая картошка по 9,99. Узнали, кто ходит на Комаровку в разгар пандемии и зачем

Продавщица участливо кивает прохожим и зазывает их подойти к столу с большими помидорами. Когда очередной равнодушный ими не прельщается, женщина провожает его ревностным взглядом и облокачивается на весы вместе с овощами. Стрелка на них показывает максимум — и одна ее рука, покрасневшая от холода, сменяет продукты. Забирает деньги у покупателей, отдает им добычу. Вторая делает громче на смартфоне, чтобы голос из фонового видео могли слышать коллеги. «Это президент тут говорит, чтобы мы на ногах стояли. Так мы ж стоим, куда нам деваться?» — ведет продавщица диалог с экраном, будто ожидает ответ от бездушного дисплея. Мы на почти пустой Комаровке: пришли поохотиться за клубникой и молодой картошкой, а еще посмотреть на цены и смелых людей. 

«Эти огурчики по 2,50. Редисочка — 2 рубля. Зелень, укроп, петрушечку свежие берите!» — активно кричит через ряд ее коллега.

Оборачиваемся на прелюдию в тот момент, когда женщина уже жонглирует продуктами перед покупателем — перекидывает огурцы из одной руки в другую, как мячик. Очередь из пожилых людей в масках и без них, то ли завороженная утренним представлением, то ли обещанием «пинские, наши», выстраивается около стола. Кажется, здесь никто и не думает соблюдать дистанцию 1,5 метра: никакой коронавирус не помешает сложенным десятилетиями законам жизни. Ведь пока ты стоишь на расстоянии, кто-то может пролезть в дырку и забрать лучшую продукцию раньше тебя.

Нам не составляет труда пройти к одной из точек: людей здесь почти нет, во многих торговых рядах пустуют места. Продукция открыта для подробного изучения еще на расстоянии, и мы заранее делаем выводы о столе — мечте огородника. В самом деле пинские огурцы здесь продают по 2,50 рубля за кг. Малиновые томаты без подмигивания называют белорусскими и просят 5,50 за кг. Раннюю капусту отдают за 1,30 рубля. Редиску продают за 2 рубля (а если постараться, можно найти за 1,5). Укроп, петрушку и лук люди забирают за 80 копеек за 100 г. Конечно, все это щедро приправляется словами «свежее-вкусное», а потому руки покупателей шалят и норовят проверить характеристики без перчаток.

— Не трогайте, пожалуйста, — говорит голос за прилавком, и заинтересованность на лицах посетителей сменяется удивлением.

Не упускаем момент и обращаемся к продавщице:

— Вам здесь не страшно работать? 

— Да я об этом не думаю. Сейчас, говорят, уже начался пик коронавируса, но мы продолжаем работать. Если бы я продавала в помещении, ушла бы сидеть дома. А так стою на свежем воздухе — может, пронесет, — комментирует она.

Обращаем внимание, что на Комаровке почти нет даже ее движущей силы — пенсионеров. Впрочем, как и многих продавцов.

— В последнее время это обычная ситуация?

— Да, людей намного меньше, покупают соответственно. Но посетители не брезгуют: и трогают, и пробуют продукты — им без разницы. В рот закинул на халяву — и все. Есть и те, кто просит отойти других подальше, но таких меньше. Продавцов тоже нет: кто-то, кому средства позволяют, сидит на изоляции. Я вот две недели посидела — больше не хочу.

Обращаемся к тому самому смелому населению: зачем они здесь? Вот покупательница выбирает искусственные цветы и разговаривает с продавщицей о жизни.

— Я пришла купить рыбу, а ее нет — пустые фургоны, — объясняет нам Галина свой визит на Комаровку.

— То есть вы выходите только за продуктами? Больше никуда?

— Почему? Мы с соседями тоже гуляем. Я чокнусь, если буду дома сидеть. А чего людей бояться? Вроде у нас никто не болеет. Да, на меня может чихнуть кто-то, но чему быть, того не миновать, — говорит женщина и убегает.

В соседнем ряду взгляды многих покупателей цепляются за что-то яркое. Это ранняя клубника, за которой стоит очередь из молодых. Табличка перед ящиком утверждает, что это «сладкая ягода», и требует 4,99 за полкилограмма. За кошелек покупателей с ней соперничает испанская голубика — 45 руб. за кг.

— Вы берите мандарины: 5,50 стоят. Есть виноград за 7,90. Марокканский апельсин отдам за 5,50 рубля, — чеканит скороговоркой продавщица, не оставляя времени на подумать. Сдерживаем свой аппетит и спрашиваем, что нас интересует:

— Как у вас с выручкой?

— Ничего почти не поменялось:людей  примерно столько же приходит. 

— Рынок же почти пустой...

— Это в среду мало людей, вчера было нормально. Просто стало больше посетителей в масках. Что изменилось? Ну, мы говорим людям продукты не трогать, а сами спокойно работаем.  

Коллеги девушки рядом, кажется, вообще не увидели изменений. Уверенно говорят: рынок выглядит как прежде: мол, людей всегда было столько, а ряды пустуют давно.

— Вот лучше продукты смотрите, — наставляют нас и показывают на молодую картошку. 9,99 рублей за кг. Рядом — украинский кабачок за 2,80 и яблоки «Фуджи» за 3,50.

Останавливаем бабушку в маске и перчатках. Это Валентина Михайловна, и она ничего не боится.

— Милые мои, мне некому ходить на рынок за продуктами, а кто будет? Сидеть дома тоже жутко. Вот я со всеми мерами предосторожности и выхожу. Это не первый грипп на моей памяти: а чего мне переживать? Что положено, то произойдет. В субботу и воскресенье я сюда не хожу, а вот примерно в это время заглядываю. Вижу, что людей намного меньше стало. Я ж практически ни с кем не говорю: вы только третий человек за сегодня, — отвечает она, закрывает кошелек и уходит.

А мы заворачиваем к продавцам рассады. Пару минут наблюдаем, как люди проходят мимо этих рядов.

— Не сезон, да, — комментирует одна из женщин за столом, когда слышит наш с фотографом разговор.

Говорит, что коронавируса боится, продавать во время пандемии — тем более. Но через пару секунд делает выдох и отвечает, как и все ее коллеги: «А что остается делать?»

— Если в общем, то страшно. Когда мы начинали садить рассаду, надеялись, что нас это не коснется. Это был конец февраля, тогда все было спокойно, а сейчас трудов жалко, рискуем. Тем более нас убедили, что все будет хорошо. Надеюсь, что мы целую весну провели на свежем воздухе и солнце, укрепился иммунитет, пусть нас это не коснется.

— Разницу в количестве покупателей ощутили?

— Людей очень мало. Но еще сезон не начался, погода нехорошая. Но мы все ожидаем, что сезон будет плохим. В это время в прошлом году уже стояли продавцы, а сейчас вот пустые места. Я бы и сама дома сидела, если бы была возможность. Отдала бы продукцию хоть за 30 процентов цены — и все. Просто потому что неизвестно, что нас ждет впереди.

Ее коллега подтверждает: да, работать сейчас страшно, но жить как-то надо.

— Все это время мы и так максимально изолировались: только в огороде появлялись и дома. В феврале еще не было такой ситуации, а теперь мы вырастили все, надо продавать. Остается только защищаться: маски меняем через два часа, перчатки надеваем, — говорит продавщица.

На обратном пути, когда начинает моросить дождь, под навесом останавливаем девушку. Анна говорит, здесь она нечастый гость.

— За все время я вышла на Комаровку в первый раз, — добавляет она, перебирая в руках пакет. — Понятно, в основном сижу дома, лишний раз не выхожу в магазин. Людей здесь относительно немного, как и во всем городе. Переживаю я в основном за наших родителей: молодые так тяжело вирус не переносят. Но болезни были всегда: сначала люди паникуют, потом смиряются, потому что это неизбежно. Это же все равно с нами рано или поздно случится.

Марина идет без маски, она долго выбирала продукты и наконец приняла решение. Ловим ее, когда та отходит от точки.

— Нет, не боюсь ходить в общественные места, хоть и знаю, что вирус есть. Просто я очень люблю это место — здесь все свежее, есть выбор. Коронавирус, я думаю, этому не преграда. 

— Откуда такое спокойствие?

Я считаю, что это обычный вирус, мы все переболеем. В общественные места спокойно хожу, но руки мою и стараюсь ни к чему не притрагиваться — основных мер безопасности придерживаюсь. А вот маски, считаю, нужно надевать, только если человек заболевший.

Семен Леонидович и Светлана Владимировна на Комаровке появляются часто. Мужчина чуть приспускает маску, когда говорит с нами:

— Умереть — так только раз, не стоит и жалеть, — отвечает он стихами на наши вопросы и показывает на жену. — Я вот без маски хожу, но она меня заставляет. Я вам скажу, что мы здесь регулярно появляемся, как и в огромном «Гиппо»: людей ходит прилично, после обеда начинают приходить. Видно только, что продавцов намного меньше стало, особенно в мясных рядах.

Напоследок мы еще наблюдаем за трафиком: хочется верить, что расти он не будет. Но к половине двенадцатого людей здесь становится действительно больше: кто-то самоорганизовывается в очереди, другие лавируют между точками с целью «просто посмотреть», а третьи быстро забегают за чем-то конкретным и уходят. Вместе с ними убегаем с рынка и мы, чтобы не мокнуть и не потеряться в толпе.


Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Максим Малиновский