«Мы переживаем за семьи, но ничего не скажем». Репортаж про Бобруйск и коронавирус

736
06 апреля 2020 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

«Мы переживаем за семьи, но ничего не скажем». Репортаж про Бобруйск и коронавирус

В субботу таки официально признали первый случай COVID-19 в Бобруйске. Вообще-то, подобную информацию мы всегда сначала получаем от читателей. Потом, если повезет, ее подтверждают официально. Каждые сутки нам приходят десятки сообщений о госпитализации инфицированных и контактеров, это становится заурядной частью реальности. Но почти всегда вокруг этой рутины начинает бурлить какое-то информационное болото, подпитывающее само себя. Получить внятную официальную версию не так-то просто. Теперь вот Бобруйск сам себе выдумывает подробности. Слушает страшные звуки.

На сайте горисполкома разместили максимально лаконичное сообщение о первом инфицированном: «В Бобруйске подтвержден один случай короновирусной инфекции. Сотрудниками милиции, санслужбы и медработниками контролируется выполнение режима самоизоляции граждан, прибывших из стран, в которых фиксируется локальное распространение коронавирусной инфекции. Заболеваемость ОРИ по городу ниже порога на 31,6%, а по сравнению с предыдущей неделей — ниже на 6,4%»

В общем, неудержимо выздоравливаем.

Вообще-то, до появления этого текста сеть уже активно полоскала новость, украшая ее как придется.

— Да, я читала и слушала аудио про Бобруйск, мне скинули файл, — расширив глаза и чуть понизив голос, говорит жительница города лет сорока, идущая с работы.

Ее подруга больше помалкивает и тихонько дергает спутницу за сумку. Но дама должна договорить:

— Там женщина приличная рассказывает, видимо, медик — она же не будет врать. А так — больше ничего не знаем, нам никто не говорит.

Конечно, мы тоже слушали эти довольно однотипные аудюшки, их прислали напуганные люди примерно миллион раз. Где их клепают, мешая правду с бредом, — отдельный интересный вопрос. Кстати, это довольно популярный формат. Что-то похожее, если помните, происходило в 2014-м, когда заполыхала Украина. Тогда нам упорно рассказывали, как грабят белорусов (реальных потерпевших пытались искать, но это оказалось гиблым делом).

На этот раз кто-то взывает к «мамулечке», ссылаясь на инсайды из МВД, кто-то рассказывает про морг в ледовом дворце, кто-то — про новых умерших от пневмонии. Многие верят этим задушевным голосам — некоторые сразу, другие постепенно на фоне нехватки нормальной информации. Потому что надо же кому-то верить.

Про Бобруйск в нашей коллекции тоже есть, ретранслировать ахинею не будем, с этим прекрасно справляются без нас.

Итого в Могилевской области на 5 апреля было 4 официально признанных случая COVID-19. Двое заболевших — врачи из Могилева и Кричева (ездили на учебу в Витебск), еще по одному человеку в Кировске и Бобруйске.

Первое видимое отличие Бобруйска наших дней от любого другого Бобруйска — довольно большое число людей в масках. Впрочем, так, наверное, везде. Еще, говорят, в мгновение ока разметают антисептик местного производства, который каждое утро привозят на фирменную торговую точку. (Завтра мы подробней расскажем про этот чудо-товар.)

Нынче в страшилках, которые ползают по соцсетям и чатам, активно фигурирует Бобруйская центральная больница (ее по старой привычке именуют «больница БШК» — Белорусского шинного комбината). Туда и отправляемся смотреть апокалипсис.

К нашему приезду на территории больницы тишь да гладь. Долбит дырку дятел. Изредка под шлагбаум въезжают медицинские машины, какого-то особого оживления не видно.

На дверях висит единственный признак того, что вообще что-то в мире происходит. Там происходит профилактика ОРИ.

На входе в приемное отделение скучают санитарки — отправляют за информацией к начальству. Только его нет — «уехало в исполком».

Людей мало. Двое пациентов в возрасте греются на солнышке в беседке за корпусом. Про вирус знают ровно то, что им рассказали родственники помоложе, которые знают, как включать интернет, и перед этим прочитали его весь.

— Ну это же там, а не у нас... Ведь да?

— Да.

Кто-то выбрался за территорию забрать сумку с передачей. Мужчина, одетый по больничной моде в пальто и тренировочные штаны, в курсе последних слухов, но не верит в них.

— Мне из Москвы знакомые звонят: что это, у вас семь человек умерло в больнице?.. И как вы думаете, если бы рядом с нами все это происходило, мы бы не узнали? Хоть какие-то признаки были бы…

На счет признаков — не знаем. Но местное радио цитирует главного санитарного врача Бобруйска: никто не умирал, тестов хватает, медики готовы к пандемии.

«Маме не выдали ни масок, ни очков, только 15 граммов спирта для дезинфекции». 47-летняя медсестра умерла от пневмонии

На 5 апреля в стране, по данным Минздрава, умерли 8 человек, у которых «многочисленные заболевания были отягощены коронавирусной инфекцией» (у неофициальных источников другие цифры). Известно, что трое на 5 апреля умерли в Витебске, двое в Минске и одна женщина — в Копыльском районе. Где еще как минимум две смерти — не сообщается.

По словам местных жителей, неспокойно нынче на «Белшине» — именно оттуда якобы на днях целой пачкой забирали людей медики. Отправляемся туда.

На самом деле перед предприятием концентрация людей в масках в разы ниже, чем вообще по городу, тут как-то спокойней. Кто-то идет на смену, кто-то в обратном направлении.

— Вообще про вирус слышал, конечно, а вот о том, что именно у нас на предприятии — не в курсе. Да разве нас чем возьмешь? Тут же сплошная химия, никакой вирус не выживет, — смеется радостный парень, направляющийся к проходной.

Если не забудем, передадим этот лайфхак врачам, а то они не в курсе. Пока же пытаемся узнать что-то от работников. Возможно, именно кто-то из этих людей написал нам, но теперь они все отрицают, некоторые шарахаются (это нормально).

— Первый раз слышу, что у нас кого-то забрали, — качает головой мужчина в форме охранника.

— Ну видите же: мы идем живые и здоровые, трупы не валяются, — человек, похожий на ИТРовца, приводит довод, с которым сложно спорить.

— Вы что, если увидят, что я с вами говорю… Извините, — пугается женщина перед тем, как скрыться за дверями.

И правда, какая-то химия.

— Все поставлено с ног на голову…  — сообщает по телефону идеолог предприятия, умело ничего не подтверждая и не опровергая. — Ситуация нестандартная.

Затем стремится вернуть ситуацию в стандартное русло:

— А пришлите нам официальный запрос.

— Так вот же мы. Зачем запрос?

— Напишите. И мы ответим в течение получаса.

На наш-то дилетантский взгляд, ситуация по нынешним временам как раз довольно стандартная. Зараженных и контакты находят и госпитализируют по всей стране на многих предприятиях, в организациях, по домам. Вроде бы нет ничего проще — сказать правду, не удобряя глупостью почву для слухов. Но это было бы слишком просто.

Редкое зрелище, которое было бы смешным, если бы не…  Да ладно, оно дико смешное: мы на коленке пишем письмо адресату, который засел метрах в 50 от нас. Мы знаем все ответы, мы наелись анонимок — но необходимо же перевернуть ситуацию с головы на ноги! Услышать правду от профессионалов, унять паникеров и истеричек.

Наше послание с простыми вопросами о якобы обнаруженном на предприятии коронавирусе ушло 4 апреля в 16:16.

Через некоторое время после этого был укоризненный звонок от идеолога: мы оставили в нашем письме кусок старого шаблона. Ответов на вопросы по существу нет до сих пор.

Как обычно, за неимением других вариантов на все вопросы исчерпывающе отвечают многочисленные анонимы.

Вот текст одного из писем: «Работники „Белшины“ переживают (реально переживающих мы на месте не обнаружили. — Прим. Onliner.) из-за увеличения случаев посещения предприятия машинами скорой помощи с врачами в защите. 3 апреля, около 19:30, врачи в одноразовых защитных костюмах забрали человека, работающего в службе охраны. Возможно, с подозрением на коронавирус. Ходят разговоры о том, что еще одного контролера КПП забрали с центральной проходной (та самая проходная, где охранник ничего не знает. — Прим. Onliner.)…»

По словам работников, шинники контактировали с дальнобойщиком, который еще 25 марта загружался бобруйской продукцией. Коронавирус у него обнаружили уже на территории Армении. Спустя 8 дней после отъезда начались противоэпидемические мероприятия на заводе.

Люди говорят как минимум про 13 заводчан, которые были доставлены в больницу. Все — контакты первого уровня, у двоих на момент госпитализации была повышена температура.

Тем временем

Пока готовился текст, появилась информация о том, что в Бобруйске уже не один, а 7 инфицированных.

Что-то знаете про Бобруйск — пишите: na@onliner.by.

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина