«Оказалось, что никаких денег нет». Группа «Дай дарогу!» обвиняет бывшего менеджера в обмане, а он благодарит музыкантов за годы работы

33 491
257
28 февраля 2020 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий

«Оказалось, что никаких денег нет». Группа «Дай дарогу!» обвиняет бывшего менеджера в обмане, а он благодарит музыкантов за годы работы

В музыкальной тусовке произошел конфликт, который сейчас обсуждают все. Брестская группа «Дай дарогу!» обвинила своего бывшего менеджера в том, что он обанкротил коллектив. В опубликованном заявлении были обвинения в мошенничестве и много эмоций, некоторые из них не подкреплены фактами. Мы отправились в Брест, чтобы выслушать обе стороны конфликта и разобраться в истории, где все держалось на честном слове.

Мы встречаемся со Стыльским и Кивачуком на репетиционной точке в Бресте — в большой студии, оборудованной в пристройке частного дома. Кивачук был менеджером и режиссером большинства клипов «Дай дарогу!», но с 2014 по 2018 год не принимал участия в делах коллектива. Сейчас Юра и Вова обсуждают новый альбом — первый с 2015-го — и будто в оправдание за такое долгое студийное молчание говорят: «Там будет 17 песен, так что это, считай, два новых альбома».

Из рассказов Кивачука и Стыльского становится понятно, что на альбом будет потрачено немало: на запись, сведение, мастеринг, продвижение и другие нюансы.

Но говорим мы не про новый альбом, а про тот период, когда Кивачук оставил дела группы и передал их другому человеку из тусовки «Дай дарогу!». Публично эта история началась с сообщения группы, получившего резонанс в музыкальной среде. В нем участники «ДД» обвиняют своего бывшего менеджера в мошенничестве и утверждают, что Евгений Крук вел двойную бухгалтерию и обанкротил группу. Оригинал сообщения можно прочитать здесь, а мы изложим позицию обеих сторон конфликта.

«Никаких договоров мы не заключали, вопрос денег не поднимался вообще»

В прошлом году «Дай дарогу!» выступала на крупнейшем платном фестивале Беларуси «Рок за Бобров». Традиционно под сценой были тысячи человек, многие из них — в фирменном мерче коллектива. В общем, если наблюдать за этим со стороны, можно подумать, что «Дай дарогу!» — успешное во всех отношениях предприятие, которое приносит его создателям ощутимую прибыль.

Но лидер коллектива Юрий Стыльский и его друг и менеджер «ДД» Владимир Кивачук утверждают, что группа только недавно выкарабкалась из банкротства и начала строить долгоиграющие планы.

— Я говорю Жене: «Давай снимем клип, нужны деньги», — а он отвечает: «Денег нет». Группа, по его словам, играет по сто концертов в год, а у нас в кассе пусто, — описывает ситуацию Владимир.

Он вернулся в коллектив в 2018 году и «начал наводить порядок»: по словам Стыльского и Кивачука, к тому моменту в «Дай дарогу!» накопилось очень много вопросов к менеджеру группы Евгению Круку, отвечавшему за все финансовые дела коллектива на протяжении четырех лет.

Крук получил доступ к бухгалтерии группы в 2014 году. Тогда коллектив уже записал триумфальные альбомы «ДСПГ» и «Сквозь говно», отмеченные белорусскими критиками, выступал на крупных местных фестивалях и вышел на пик своей формы. Примерно тогда же Кивачук отошел от дел.

— У меня были дела по бизнесу, и я предложил Юре: «Давай передадим концертную часть Жене». Юра согласился, — рассказывает Владимир. — Тогда я передал ему базу контактов и всю администрацию. Женя с радостью и энтузиазмом за это взялся. Никаких договоров мы не заключали, вопрос денег не поднимался вообще, потому что в тот момент они только появились. Мы вышли на такой уровень, что уже могли нормально плыть и позволить себе после концертов снимать клипы, покупать оборудование, Юра смог заниматься только музыкой. Группа вышла из полного андеграунда и стала независимой — это то, к чему мы стремились. Мы делали то, что хотели, нас начали приглашать на крупные фестивали, в Минске были большие сольные концерты.

По словам Стыльского, Евгений Крук познакомился с «Дай дарогу!» еще школьником и предложил свою помощь.

— Он пришел к нам на концерт в кинотеатре «Мир» в Бресте. Мы на тот момент уже записали альбом «20 сантиметров», а он еще учился в школе. Сказал, что готов помогать. Расклеивал афиши — такой идейный, энергичный пацан.

Еще волонтером Крук завел для группы электронную почту, которую сейчас музыканты хотят вернуть. Следом появился канал на YouTube, который сейчас тоже принадлежит Евгению.

— Мы плотно общались, снимали клипы, — говорит Кивачук. — Однажды он пришел к нам и сказал: «Ребята, я зарегистрировал для „Дай дарогу!“ имейл. Теперь у нас есть своя почта». Говорю: «Ну классно». Но переписку я все равно вел со своей почты, потому что мне так было удобнее. Почта была просто зарегистрирована, а потом Женя предложил: «Давайте я вам буду помогать заливать клипы на YouTube». Мы ему выдавали файлы, а он на наш аккаунт, который привязан к этому имейлу, заливал клипы — теперь у нас там целая пачка видео, где-то полсотни роликов. Мы его использовали вовсю. Сейчас на заставке этого канала размещен логотип другой группы, с которой Евгений пытается работать. В какой то момент, когда мы не смогли сами заливать клипы на свой аккаунт, я решил сделать другой канал для «Дай дарогу!», сейчас он является официальным каналом группы. Но на протяжении всего времени, что Евгений руководил «Дай дарогу!», он пытался продвигать свой канал, что постоянно вызывало у нас вопросы.

Все предложения партнеров и организаторов аккумулировались на почте, которую завел Крук. Этот же адрес был указан на всех дисках группы и в паблике во «ВКонтакте», там же был приведен номер Евгения. То есть все коммерческие и некоммерческие предложения, адресованные «Дай дарогу!», попадали к одному человеку. Он же должен был вести бухгалтерию, в которую никто не вмешивался: Кивачук не принимал участия в финансовых вопросах до 2018 года, а Стыльский верил Круку на слово.

— Мне казалось, что это будто разорвать дружбу вот этими меркантильными вопросами. Женя спрашивает: «Мы едем за такие деньги?» Конечно едем! Поделили потом, да и ладно. А перепроверять… Мне даже в голову такое не приходило.

Доступа к почте, через которую Крук вел дела «Дай дарогу!», у музыкантов не было. Сам Евгений, по их словам, отказывался делать ее публичной, с доступом для всех участников коллектива. Спустя некоторое время Кивачук вернулся к делам группы, и у него появилось много вопросов.

«Юра с одной гитарой в руках за два часа заработал хорошую сумму. Мы подумали: что-то не то»

Первые конфликты в группе начались как раз с возвращением Кивачука. Сам Владимир утверждает, что начал наводить порядок и попытался сделать работу в «Дай дарогу!» прозрачной. Вопросы по ведению дел в группе возникали повсюду: у Стыльского и Кивачука оказался ограничен доступ к группе во «ВКонтакте», отсутствовал доступ к рабочей электронной почте и аккаунту на YouTube, а еще возникли вопросы по суммам гонораров за выступления.



— В группе во «ВКонтакте» начался какой-то постоянный спам — все превращалось в «магазин на диване», — начинает Кивачук по порядку. — Я поймал коня и спросил: «Кто постит эти дебильные сообщения? Как можно превращать наше сообщество в такое?» Выяснилось, что в группе во «ВКонтакте» Крук из администратора стал владельцем сообщества, а мы с Юрой были понижены в правах, чтобы не смогли это увидеть.

То есть мы оказались конкретно в заложниках: группа во «ВКонтакте», почта, телефон, YouTube и доменное имя. В итоге я вышел на первого владельца сообщества «Дай дарогу!» во «ВКонтакте» и спросил, как Женя стал владельцем группы. И тот прислал мне переписку, в которой Женя просит сделать его владельцем паблика для его бурного развития. И в этот момент Женя, глядя в глаза, начинает говорить, что он всегда был владельцем группы во «ВКонтакте». Мы ему говорим про переписку с первым владельцем, а он отвечает: «Вообще такого не помню». Он был уверен, что группа принадлежит ему, а мы ничего с этим сделать уже не сможем.

Предоставлять доступ к электронной почте и каналу на YouTube Крук отказался. По словам музыкантов, он мотивировал это тем, что ведет через почту свои дела по бизнесу. Канал на YouTube, который называется Dai Darogu и насчитывает 1,2 тыс. подписчиков, сейчас тоже принадлежит Евгению. 91 тыс. просмотров — это максимум, который набрало видео на канале — клип на песню «ДСПГ», опубликованный 11 лет назад.

— Женя думал, что я ушел из группы полностью и уже не интересуюсь этим, — говорит Кивачук. — Вот ты даешь ему какое-то задание, а он поступает наоборот и делает вид, будто что-то не так понял, хотя работа уже сделана. Ты ему даешь клип и говоришь, что сам зальешь его на новый аккаунт, а он залит на старый и везде разрекламирован. Говоришь: «Мы же договаривались». А он съезжает, будто бы что-то не так понял.

— А почему мы не потребовали у него ключи к этому аккаунту? — спрашивает Стыльский.

— Черт его знает. Он что-то начал морозить: мол, а давай тогда ты мне от своей почты пароль дашь. Сказал, что на этом мейле тоже ведет какие-то дела по бизнесу, хотя с чего бы вдруг? Эта почта начала появляться везде: во всех пабликах, на компакт-дисках, на афишах — всюду. Если бы Женя нам сказал, что это его личная почта, к которой мы не получим доступ, разговор был бы короткий.

Доступ к почте и YouTube — это вещи, которые, по словам Кивачука и Стыльского, могут стать предметом судебного разбирательства. По поводу финансовых вопросов у Вовы и Юры куда больше скепсиса.

— Гонорар в 2018 году по сравнению с 2014-м, по словам Жени, не сильно вырос, — рассказывает Кивачук. — А когда мы начали проверять, оказалось, что суммы увеличились чуть ли не в два раза. У нас нет доступа ко всем перепискам, но там, где мы смогли получить информацию, выяснялось, что Женя нам неоднократно врал.

Весь бюджет на развитие группы был у Жени с 2014 по 2018 год. В конце 2018-го оказалось, что никаких денег нет, хотя перед этим была куча концертов — каждый год Женя хвастался чуть ли не сотней выступлений. Мы гастролировали очень плотно, и это была его стратегия продвижения группы. В итоге мы не можем ничего снять, записать, купить, хотя группа постоянно выступает.

Перед Новым годом мы решили сделать Юре акустику. Я позвонил Жене и предложил этим заняться, но он ответил, что не будет. Мы обратились к другому организатору и через неделю сделали концерт, на котором Юра с одной гитарой в руках за два часа заработал хорошую сумму. Мы сидим и думаем: что-то не сходится. В итоге Юра ездит с акустикой и закрывает за счет этого все свои бытовые вопросы, а занимается этим другой администратор, который делает свою работу качественно, быстро и прозрачно. Спустя время решили без помощи Жени сделать концерты в Бресте и Минске, урезали все расходы и получили офигенный выхлоп — в суммах это отличалось в разы.



Музыканты считают, что Крук занижал для них суммы гонораров и бо́льшую часть денег забирал себе. Некоторые случаи удалось проверить: оказалось, что Стыльский и остальные музыканты группы действительно получали гораздо меньше оговоренной Круком суммы.

— Был один корпоратив. Я написал человеку, который был заказчиком, и спросил, сколько стоило наше выступление. Он говорит: «Я заплатил вот столько, а потом сверху бонусом дал €500 вашему администратору». А мы про эти €500 вообще ничего не знаем, — говорит Стыльский.

Кивачук рассказывает, что Крука постепенно ограничивали в правах в группе, но доверили ему делать большой сольный концерт в клубе Prime Hall.

— Женя нам сказал, что организаторы этого концерта мы, группа «Дай дарогу!», а оказалось, что его организацией занимается другой человек, а группа выступает за гонорар. Причем условия нас не устраивают, потому что гонорар зависит от количества людей на площадке. В любом случае, если бы мы этот концерт делали сами, то заработали бы в два-три раза больше. Мы хотели отменить концерт, выплатить компенсацию организаторам и сами его провести, назначив новую дату. Не хотелось дарить крутой концерт, тем более что до этого мы с Женей говорили о том, что все концерты в Беларуси делаем сами. И он нам отвечал: «Да, конечно». Но Женя очень просил все же провести его, потому что якобы на кону его репутация.

Стыльский и Кивачук также рассказывают об украинских гастролях «Дай дарогу!», которые организовал Крук. По их словам, никому из музыкантов эти концерты нужны не были.

— Мы катались по принципу «Ласкового мая»: воспитывали публику, — говорит Стыльский. — Были какие-то гонорары, но все это съедалось практически сразу. Никто ничего не зарабатывал, сил на развитие группы уже не оставалось.

В начале 2019 года коллектив расстался со своим менеджером Евгением Круком. Группу во «ВКонтакте» удалось вернуть через администрацию соцсети и назначить ее владельцем Стыльского, Кивачук взял на себя продюсирование и административные вопросы. Но конфликт исчерпан не был.

— Из своих соцсетей Крук не удалял информацию о том, что работает в «Дай дарогу!» — говорит Кивачук. — И, как оказалось, все это время представлялся менеджером группы. А звонили ему постоянно, так как у организаторов контакт «Дай дарогу!» — это личный телефон Жени и его электронная почта.

— Мы уже не работали вместе, и Женя позвонил: «Хотите заработать?» Назвал нам одну сумму, и мы согласились, — рассказывает Стыльский. — Я спросил: «Ты сам эту тему пробил?» Он говорит: «Я сам нашел заказчика». Мы доигрываем концерт, я подхожу к заказчику и задаю вопрос: «Слушай, это Женя тебя нашел или ты искал меня и случайно вышел на Женю?» Он говорит: «Я вас искал целый месяц, ребята!» Говорю: «Мы отыграли вот за эту сумму?» А он мне: «Нет, в два раза больше».

Кроме того, музыканты утверждают, что Крук, уже не будучи менеджером «Дай дарогу!», отменял концерты коллектива.

— Человеку звонят на телефон и спрашивают: «Это группа „Дай дарогу!“?» И он отвечает: «Да». И ведет переговоры от лица группы. Ему запрещали это делать много раз, общались на повышенных тонах. В итоге мы решили удостовериться в этом лично и сделали контрольный звонок. Женя представился менеджером группы «Дай дарогу!», сказал, что дата занята, хотя у нас был свободный день. Я позвонил Жене и говорю: «Ты сдурел нам концерты отменять?» А он говорит: «Никто тебе ничего не отменял. Ты пьяный?»

«Собирайте стадионы — я только порадуюсь за ваш успех!»

Евгений Крук согласился встретиться с нами в Бресте в одном из местных кафе. Он пришел на встречу с журналисткой местной радиостанции и организатором концертов в Бресте. Сам Евгений отказался от комментариев и позже прислал свою позицию по поводу конфликта.

«У меня нет ни времени, ни желания заниматься этим конфликтом. Предъявленные обвинения недостоверны и основаны на личной неприязни ко мне Владимира Кивачука, фактически инициировавшего и осуществившего прекращение моей работы с группой. Публиковать документы, доказывающие мою правоту, я не намерен ввиду беспрекословного соблюдения мною правил бизнес-этики: информация о концертной и иной деятельности группы не подлежит разглашению. Это уже третий выпад со стороны Владимира, и у меня есть только одна просьба: давайте заниматься делом! Пишите альбомы, ездите в туры, собирайте стадионы — я только порадуюсь за ваш успех! Спасибо за годы совместной работы», — цитируем комментарий дословно.

Мы связались с некоторыми организаторами, чтобы уточнить детали конфликта в брестской группе.

— У фестиваля «Рок за Бобров» с группой «Дай дарогу!» давняя дружба, — говорит представитель фестиваля «Рок за Бобров» Руслан Стариковский. — Организатор фестиваля дружит со Стыльским. Понятно, что вне зависимости от дружбы есть менеджер, с которым фестиваль ведет дела, чтобы не дергать музыкантов по всем вопросам. Тревогу мы забили, когда началось составление графика саундчеков: группа «Дай дарогу!» вышла на нашего менеджера с вопросом: «А во сколько у нас саундчек? Во сколько нам приезжать?» А мы все высылали. Сказали, что все есть у Жени Крука. А нам в ответ: «Ребята, Женя Крук с нами уже несколько месяцев не работает». То есть Женя продолжал общаться с организаторами от лица группы «Дай дарогу!». При этом можно с уверенностью сказать, что Крук не пробивал выступление «Дай дарогу!» на фестивале «Рок за Бобров». Они и до этого выступали у нас не раз, а организатор «РзБ» Александр Косач и лидер «ДД» Юра Стыльский — хорошие друзья. Крук был только обслуживающим менеджером.

Он приехал на наш фестиваль и, выдавая себя за директора «Дай дарогу!», получил браслет на «Рок за Бобров» и начал переговоры с остальными артистами по поводу съемок их выступлений в коммерческих целях, хотя у нас были свои договоренности с другими компаниями. Ситуация выглядит так: человек подходит к директору артиста и обсуждает с ним видеосъемку за деньги, а тот думает, что это партнеры фестиваля, и соглашается. Когда я лично подходил к нему с охраной и задавал вопрос «Вы кто?», он не мог даже связно сказать, кто он и что здесь делает.

На фестиваль приехали представители видеокомпании, которая занимается съемками артистов, и говорят: «Мы договорились!» А никаких договоренностей нет. Мы скандалов не хотели, и нам пришлось все эти «косяки» за него разгребать.

Вернемся к сольному концерту «Дай дарогу!» в Prime Hall, после которого у группы и случился конфликт с Круком. Мы разговариваем с Виталием Супрановичем, который занимался организацией этого выступления.

— Есть мнение, что концерт в Prime Hall, который мы проводили, и спровоцировал этот конфликт в группе. Концерт, который мы проводили, был идеей Виталия Зыблюка. Он сказал, что «Дай дарогу!» все время выступают в Re:Public, и предложил сделать концерт в Prime Hall. Я согласился. Нормально получалось, потому что на этот период площадка давала скидки. Виталий выступил посредником между мной и группой, мы выработали условия, все согласовали с Женей Круком. Гонорар группы зависел от количества людей, потому что они не хотели фиксированный гонорар. Все это проговорили с Евгением. Все шло нормально, была реклама, билеты продавались. А потом Кивачук говорит: «То, что вы договаривались, уже не действует. Этот концерт нам, может быть, даже и не нужен. Что Крук договорился на какие-то непонятные условия, а мы (группа) заработаем в Re:Public еще больше». Просто человек не понимал расходов на разных площадках. В том же Re:Public можно вообще рекламы не делать, чтобы собрать зал, а в Prime Hall ее нужно много. Лично для меня слова Кивачука были шоком: мы впервые столкнулись с тем, что договорились с человеком, площадкой, сделал рекламу, продал билеты, а тебе говорят: «Нас условия не устраивают, мы не будем делать концерт». Кивачук сказал, что Крук превысил свои полномочия. Как человек, которому вы делегировали какие-то полномочия, мог их превысить? Вы же сами ему их дали. Кто был виноват в этой ситуации, я не знаю. Но у нас были четкие договоренности с представителем группы, и мы на этом настаивали. В итоге мы согласовали с группой договор и подписали бумаги. Но все равно процесс шел очень тяжело: группа начала влезать в вопросы, которые обычно ведем мы.

Также мы связались с организаторами корпоратива, на котором у группы возникли вопросы по гонорару за выступление.

— Мы в интернете просто загуглили группу «Дай дарогу!» и наткнулись на этот контакт. Спросили, сколько стоит выступление, он назвал сумму, и мы озвучили ее клиенту. Вообще, скажу так: нам вот этот их конфликт испортил настроение и впечатление о празднике. Ты делаешь хороший ивент, и все довольны, а в конце солист начинает лезть в эти дебри по расчетам, это вызывает вопросы у клиента. Ему кажется, что его обманули, хотя они же договорились со своим менеджером на какую-то сумму и приехали за эти деньги работать. Что вообще за претензии? Если их изначально что-то не устраивало, не нужно было ехать. И если группа уже не работает со своим менеджером, то зачем соглашается?

Также в распоряжении редакции есть запись телефонного разговора, в котором Евгений Крук, уже не будучи представителем группы «Дай дарогу!», от лица брестского коллектива отказывается от выступления и сообщает заказчику, что дата занята. Группа утверждает, что на эту дату не было запланировано концертов. Также представители «Дай дарогу!» полагают, что их выступление на украинском фестивале Atlas Weekend в 2017 году стоило в два раза дороже озвученной Евгением суммы. Мы связались с представителями фестиваля, однако они отказались озвучивать суммы гонораров артистов, сославшись на конфиденциальность информации.


Спустя пять лет группа «Дай дарогу!» записывает новый студийный альбом, который планирует выпустить через два месяца. Музыканты говорят, что с 2018 года финансовые дела в коллективе значительно улучшились, у группы много планов. Евгений Крук продолжает заниматься концертной деятельностью, но уже с другими коллективами. «Работы у меня много, нет времени заниматься этими конфликтами», — говорит он. Кажется, случившееся пошло на пользу обеим сторонам конфликта.

наушники, внутриканальные, портативные/для аудиофилов, 5-40000 Гц, кабель 1.2 м
наушники, внутриканальные, для аудиофилов, 5-40000 Гц, кабель 1.2 м
Нет в наличии
наушники, внутриканальные, для аудиофилов, 5-40000 Гц, кабель 1.2 м

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий