33 083
242
14 декабря 2019 в 8:00
Источник: Лора Нагапетян. Фото: Максим Малиновский
Спецпроект

Уродливые 2010-е? Каким войдет в историю моды последнее десятилетие, переодевшее людей в оверсайз и ugly shoes

Еще чуть-чуть, и промежуток с 2010 по 2020 год войдет в историю так же, как 1980-е, 1990-е или 2000-е. С ними все просто: мы точно знаем, что в девяностых модники носили джинсы-варенки и вещи на несколько размеров больше, а в двухтысячных — розовые плюшевые костюмы и мини-юбки. Но пока реально сложно определить особенности последнего десятилетия. Совместно с компанией Samsung мы продолжаем проект «Десятилетие». Onliner рассказывает о том, какими мы запомним наши 2010-е в контексте моды.

В начале 2010-х мы были хипстерами и одевались в нормкор

В начале 2010-х мир еще переваривал моду конца 2000-х. Девочки жить не могли без джинсов-скинни, обуви на платформе, приталенных рубашечек. А помните, сколько было фоток в женственных цветных юбках до пола? Выглядело очень мимимишно.

А еще вы обязательно вспомните страсть того времени к индейским мотивам: пончо, куртки из разноцветной шерсти, сандалии с ремешками, серьги с перьями, резинка на голове. Одна тенденция быстро сменяла другую.

В новое десятилетие перешла и хипстерская эстетика. Хипстеры носили масс-маркет в сочетании с винтажем, создавая эффект небрежности. В списке обязательных вещей — клетчатые рубашки, жилетки, свитеры с оленями, скинни, кеды, броги, шляпы, очки с толстой оправой, объемные шарфы, винтажные сумки. Любимые бренды — Ray-Ban, Converse, Сheap Monday, Gap, Bershka. В руках — Moleskine, Zenit.

Хипстомания поглотила всех модников. Постепенно они растворялись в толпе и исчезли.

В 2010-м мы узнали о нормкоре. Это стиль незаметности. Его приверженцы как бы говорили: не хотим выделываться. А еще они уверяли, что в Европе и на Западе все такие: натянут белую футболку, голубые mom jeans — и окей. Нормкор — одежда не нарядная, зато удобная, на каждый день. Это майки и худи без принтов, водолазки и ветровки, классические джинсы, однотонные кроссовки, базовые цвета и крой.

Нормкор притащил за собой такое явление, как унисекс. Сегодня гендерные границы размываются все быстрее.

Мы делали стритфешен, заводили модные блоги, становились трендсеттерами

Вернемся в самое начало десятилетия, когда появились соцсетки. Раньше красоту можно было наблюдать только издалека, но «ВК», а потом и Instagram дали возможность делать моду самим. Начиналось все робко. Если говорить о русскоговорящих странах, то в 2008 году в «ВК» появилась группа Street Fashion, в которую девочки и мальчики грузили свои луки. Это было очень интересно: показывать себя миру, даже если ты не звезда.

Многие из тех, кто не боялся обсуждения своих образов, сейчас стали известными блогерами, инфлюенсерами, стилистами.

Вот, например, Кьяра Ферраньи. Начала развивать блог на пороге 2010-х, а теперь здоровается за руку со всеми дизайнерами и показывает свой гардероб, где только для сумочек Chanel выделен огромный стеллаж.

Казалось бы, Instagram — это просто приложение. Но оно взяло и повлияло на фешен-индустрию.

Мода стала ближе посредством трансляций показов, блогеры интерпретируют тренды, люкс ищет новую аудиторию среди инстаграмщиков — такой вот круговорот.

Чтобы быть в курсе модных новостей, достаточно подписаться на страницы брендов и фешиониста. А еще можно копировать их стиль, для этого даже стилисты не нужны. В 2000-х о таком способе развития своего внешнего вида даже речи не было.

В конце 2010-х мы полюбили униформу и спорт-шик

Нормкор — это, конечно, хорошо, но его время прошло. Тренд последних лет — видок, будто собрался в поход или не переоделся после тренировки: брюки-карго, поясные сумки, высокие ботинки, жилеты, худи, кроп-топы, велосипедки. К созданию такой полуспортивной одежды подключился даже люкс.

В конце десятилетия тенденции таковы: униформы, кожа, латекс, неон, вареный деним, объемные плечи, малюсенькие или, наоборот, огромные сумки, бомберы, оверсайз, цепи и так далее. И, конечно, девяностые. О них чуть позже. Мода пошла в массы, многие модные дома подстраиваются под новые запросы, забыв о кутюре и делая что-то максимально уличное.

Сказали «да» бодипозитиву, фейспозитиву и новым идеалам красоты

Лет пять назад возник тренд на фитнес-няшек: в «инсте» все резко стали выкладывать свои накачанные попки и бицепсы. Но их быстро сместили бодипозитивщики. Людям с неидеальной фигурой надоело смотреть на худых моделей, силиконовых блондинок.

Наверное, поэтому взлетела карьера Ким Кардашьян и всей ее семейки, которая не боится говорить: большая попа — это классно, более того, ее надо подчеркивать узкими велосипедками.

Бодипозитив — важное явление десятилетия. Он поменял рекламный мир: на плакатах теперь не худышки, а объемные тела. На подиуме не только девочки ростом 180 сантиметров и весом 44 килограмма. Удачно строят карьеру такие plus-size-модели, как Эшли Грэм, Тесс Холидей, Искра Лоуренс.

Свою важность осознали не только люди в теле, но и трансгендеры, сексуальные меньшинства. Модель-трансгендер Валентина Сампайо стала лицом Victoria’s Secret, еще одна, Тедди Квинливан, снялась в рекламе Chanel.

Красота стала субъективной. Передовые дизайнеры приглашают в свои лукбуки и показы моделей со странной внешностью, исповедуя фейспозитив.

Слишком большой нос — это окей. Лицо с отсутствием модельной гармонии — тоже окей. Альбиносы, веснушчатые, низкие и слишком высокие — прекрасно. Мода наконец увидела тех, кого не замечала раньше. Особенно в этом преуспели Gucci, Vetements, Balenciaga, которые стараются переплюнуть друг друга в выборе нестандартных моделей.

Предельная толерантность, забота, принятие всех и всего — разумный ход брендов, угождающих поколению Z. Для них главное — не подстраиваться. Это и есть объяснение популярности певицы Билли Айлиш, которая плевать хотела на навязанную обществом необходимость быть женственной и выбирает растянутые тренировочные штаны невнятного цвета и майки до колен.

Мы задумались о влиянии моды на экологию

В 2010-х общество резко задумалось о том, где и как производится одежда. Толчком стало обрушение фабрики Rana Plaza в Бангладеш и гибель 1135 человек. Начались движения против потогонного производства и загрязнения окружающей среды. И люкс, и масс-маркет начали делать экоколлекции.

Люди возненавидели мех — его стали заменять искусственным. Потом выяснилось, что отходы от искусственного меха тоже наносят большой урон природе.

В этой теме пока все сложно. Но факт остается фактом: экологичность — тренд последнего времени. Подробнее об этом Onliner рассказывал чуть раньше.

Вернули девяностые

Практически сразу в начале десятилетия к нам вернулись девяностые. Во-первых, это закономерность: мода циклична, а длительность цикла — 20 лет. Во-вторых, девяностые стали отличным инструментом дергать за ниточки ностальгии миллениалов и пробуждать генетическую память представителей Z.

В уличную эстетику погрузились все: Макс Барских снимал размытые клипы с россыпью блесток, Дима Билан эксплуатировал тему трешовых свадеб, люди полюбили олимпийки, дизайнеры позаимствовали идеи луков со старых советских фотографий.

Небольшая отсылка в реальные девяностые: тогда люди только-только получили возможность одеваться ярко и по-заграничному. Свитера крупной вязки и объемные джинсовки искали в секондах и на рынках. В наше же время они заполнили полки масс-маркета, отчего очень быстро актуализировались.

Девяностые — это не только олимпийки из клипов Коржа. Это еще и кожаные тренчи, кислотные оттенки, анималистические принты, гранж, шелк, поясные сумки, лосины, полушубки. Все это нашло отражение в настоящем.

В России популяризатором моды девяностых считают Гошу Рубчинского, чье детство как раз пришлось на то время. Первую коллекцию он презентовал на пороге 2010-х: она состояла из простых толстовок, футболок и спортивных штанов.

Сам того не подозревая, он создал новую субкультуру: постепенно весь модный мир захотел выглядеть так же, как русские люди в девяностые. Пожалуй, самый примечательный факт этого десятилетия.

Примерно через пять лет громко заявил о себе еще один постсоветский дизайнер — грузин Демна Гвасалия (Balenciaga, Vetements). Он, в свою очередь, основываясь на девяностых (майки с «Титаником» и гипертрофированные кроссовки), создал вообще совершенно новые формы одежды, ставшей шагом на пути к тренду уродливости.

«Я думаю, что красота есть во всем, если присмотреться. Увидеть красоту в том, что классически, очевидно для всех красиво, слишком просто. Даже не приходится думать», — изрек Демна, сформулировав мысли дизайнеров последних лет.

Полюбили некрасивую обувь

Не так давно мир узнал о термине ugly shoes, что значит уродливая обувь. В историю войдут кроссы Balenciaga Triple S, Louis Vuitton Archlight, «грязная» обувь Gucci, кроссовки-носки Vetements. Сюда же — биркенштоки, кроксы и мюли.

Кстати, первый шаг к ужасной обуви сделал Александр Маккуин еще в 2013 году, создав ботильоны-копыта. Он явно что-то знал.

А недавно Канье Уэст презентовал свои новые кроссовки Yeezy Foam Runners, которые радикально отличаются от привычных Yeezy. Получилось что-то странное и резиновое. Зато частично сделанное из водорослей, что опять же экологично.

Привели моду к уродливости и китчу

Что значит уродливая мода? Это то, что противоречит всем канонам, к которым мы привыкали годами. Например, свитер должен сидеть на плечах не хорошо, а как мешок, кроссовки — не уменьшать ножку, а выглядеть как утюги. Еще примеры: каблуки под треники, пиджак на девушке как из гардероба дедушки, лук бомжа, широченные штаны. Вариантов масса. Ну, вы поняли. Куда делась элегантность? Как мода стала такой?

Все просто. Когда-то одежда была красивой. То есть она красила человека. И каждый старался быть как можно красивее. И люди к этому привыкли. Но однажды большинству захотелось вылезти из обтягивающих платьев и влезть в плед. Глаза устали от однотипности, захотелось чего-то несовершенного, глядя на которое можно выдохнуть и отдохнуть.

Уродливая мода — это также способ выделиться из толпы в эпоху, когда таких выделяющихся целый интернет.

Конечно, по дороге на работу вы можете этого и не замечать, но на мировых неделях моды творится адский беспредел, разве что трусы еще на голову никто не додумался надеть. Невыносимые условия для развития уникальности, так что приходится импровизировать. «Я предпочитаю уродливые вещи и вещи, способные удивлять», — сказал дизайнер Дрис Ван Нотен, чем подтвердил это явление.

Хотя, если подумать, мода всегда старалась выйти за рамки: вспомним Шанель и ее первую одежду, которую называли неженственной и для бедняков. Примерно то же самое происходит и сейчас.

Не факт, что огромные кроссовки или бесформенные худи всегда будут считаться уродливыми. Они вполне могут ужиться в понятии прекрасного.

Или же уйти в небытие, уступив место противоположностям — шику и буржуазности.

Сотворили модный бум в Минске

В течение последних десяти лет в Минске происходит реальный фешен-бум. Наконец столичные жители узнали, что такое недели моды: первая Belarus Fashion Week прошла в 2010 году и все еще организуется. Позже появилась еще одна неделя — Brands Fashion Show. Происходят и другие показы. Огромное количество белорусских брендов породили всякие маркеты и шоурумы.

Не забудем и то, что лишь сравнительно недавно в Минске начали открываться торговые центры нового образца: сначала Galileo и Arena City, потом Dana Mall и Galleria Minsk. Они притянули за собой масс-маркет-бренды.

Раньше мы об H&M и мечтать-то не могли. Но в прошедшее десятилетие, кроме этой марки, мы получили еще и Reserved, Zara, Bershka и много других любимчиков.

Но пока, конечно, говорить о Минске как о какой-нибудь модной столице очень рано. Посмотрим, что будет дальше. А вдруг здесь появится своя Galeries Lafayette и откроется подразделение Vogue? А фотографы со всего мира будут приезжать и делать репортажи в духе «Стрит-фешен на Минской неделе моды». Надеемся на 2020-е годы.


Samsung Electronics — мировой лидер в области электронных технологий. 50 лет создаем будущее. 10 лет помогаем миллионам пользователей добиваться большего благодаря смартфонам Samsung Galaxy.

Android, экран 6.1" AMOLED (1440x3040), Exynos 9820, ОЗУ 8 ГБ, флэш-память 128 ГБ, карты памяти, камера 12 Мп, аккумулятор 3400 мАч, 2 SIM
Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», УНП 7703608910.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Лора Нагапетян. Фото: Максим Малиновский