226
11 ноября 2019 в 9:18
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка и из открытых источников. Иллюстрация: Олег Гирель
Спецпроект

«Я думал, все родинки на моем теле одинаковые. Оказалось, риск меланомы — 50%»

Каждый год тысяча человек в Беларуси узнают, что у них меланома — рак кожи. Такие цифры называют врачи. Какая связь между солнечным излучением и болезнью, родинкой и опухолью, страхом пойти к врачу и метастазами? Эти вопросы — и не только — мы обсудили с пациентом Русланом (имя героя изменено по его просьбе) и врачом-дерматологом Раисой Шершень. Совместный с «Лодэ» цикл, посвященный онкологии, продолжается.

Сначала короткий ликбез «для чайников». Меланома, базалиома и карцинома — это основные виды рака кожи. Почему сегодня наш разговор именно о меланоме? Потому что на третьей-четвертой стадии этот вид рака становится самым опасным: глубже всего метастазирует. Кроме того, меланому легко перепутать с самой обычной родинкой.

«Сначала я несерьезно отнесся к данным фототеста: „Не может такого быть!“»

Руслан уже не первый год работает в IT, занимается стартапами, живет в дружественной нам солнечной республике. Возраст — 39 лет. Совершенно случайно (или таких случайностей не бывает?) он попал в Минск на конференцию EMERGE, где испытывали новые медицинские проекты…

— На второй день конференции мне стало интересно посмотреть на проекты, связанные именно со здравоохранением: они могли заинтересовать моих клиентов. То есть исключительно деловой момент. Чисто случайно я наткнулся на Skinive — это нейросеть, которая в режиме реального времени определяет по фото наличие/отсутствие кожных болезней. На презентации всем желающим предложили протестировать продукт. Я согласился: «Ладно, давайте протестим». Это было очень просто: сфотографировал свои родинки на телефон и скинул фото чат-боту в Telegram. Когда нейросеть изучила мой снимок, пришел ответ: «Красный флажок. Необходима срочная консультация дерматолога».

Я очень удивился. Никаких вопросов с родинками, никаких предпосылок не было. И в мыслях не было, что у меня могут диагностировать меланому! Я даже не думал, что родинки бывают двух видов: доброкачественные и злокачественные.

Если честно, до этого момента я вообще не знал, что такое меланома.

Через Skinive я проверил две родинки: одну на лице и одну чуть ниже шеи, у ключицы. До этого момента я считал, что они одинаковые. Но первая оказалась доброкачественной, а вот вторая…

Сначала я несерьезно отнесся к данным фототеста: «Ну не может такого быть! Меланома? У меня? Да ну!» После конференции, уже на второй день, я поехал к дерматологу, просто чтобы убедиться: все хорошо. Однако дерматологи и в государственном минском центре, и в частном подтвердили: родинка на носу — доброкачественная, а вот у ключицы — опасная, потенциально злокачественная, нужна срочная консультация онколога.

В тот же вечер я был у хирурга-онколога в минской частной клинике. Врач осмотрел все родинки на моем теле и, когда добрался то той, что у ключицы, сказал: есть риск. Вероятность того, что это меланома, — 50%. Компьютер (фотофайндер) проанализировал и выдал такой результат. Врач посоветовал поскорее избавиться от родинки, удалить ее хирургически. Процедура быстрая, незатратная, с благоприятным прогнозом. А если не удалить вовремя, то меланома может развиться, дать метастазы в лимфоузлах.

В ближайшие дни я снова полечу в Минск, чтобы мне удалили родинку и сделали биопсию — гистологическое исследование тканей, которое даст окончательный ответ, злокачественное это образование или нет. Почему в Минске, а не у себя дома? Мне очень понравились врач и его отношение к пациенту, хотя здесь у нас тоже много клиник.

Важный момент: «опасную» родинку ни в коем случае нельзя удалять лазером, иначе вы затолкаете меланому еще глубже внутрь, и будет только хуже. Так что если удалять, то только хирургическим путем.

После удаления родинки меня ждет один курс химио- или лучевой терапии. Если никакой реакции не будет, то все, я свободен. На этом лечение закончится. Остальные детали я, честно говоря, не помню. Знаете, когда врач в кабинете стал говорить о химиотерапии, я уже был в таком состоянии!..

— Вам сейчас тревожно? Боитесь хоть минуту провести на солнце?

— Еще как! По рекомендации врача я стал прятать родинку от солнечных лучей. Так что теперь я как вампир (смеется. — Прим. Onliner): днем сижу дома, а ночью выхожу на улицу, ведь у нас высокая температура и много солнца аж до конца октября. В моем городе есть море, мы каждое лето там загорали. В этом году я не стал.

— Чаще всего в мире меланома встречается у жителей Австралии. Ученые объясняют это так: австралийцы — потомки британцев, генетически приспособленные к жизни в прохладном, пасмурном климате (первый фототип с максимально белой, чувствительной кожей). А они оказались под испепеляющим солнцем. Их кожа к такому не готова. Выходит, меланома — это болезнь жарких стран?

— Было бы просто ответить на этот вопрос «да». Но вы знаете, есть процент — пусть очень небольшой, но все-таки — тех, кто обладает смуглой кожей и при этом болеет меланомой. Больше всего случаев меланомы фиксируется в Австралии, как вы уже сказали, затем — в США. И в этих странах действительно много солнца.

— Вам страшно произносить слово «рак»? Стараетесь отогнать его от себя подальше?

— Да, я стараюсь не думать об этом, но все равно… Ваше интервью опять открывает эту мою мозоль. Казалось, я так глубоко закопал все эти мысли… Мне страшно. Но никто не застрахован от меланомы, от онкологии. У меня есть друзья, которые прямо сейчас борются с раком. Само слово «онкология» — это же страшно, черт!.. Я все время спрашиваю себя: почему именно я? На такие вопросы нет ответа.

Мысли о раке давят. Если себя не контролировать, то будешь все глубже и глубже погружаться в болото.

Я попросил вас сохранить мою анонимность, потому что никто не знает о моем диагнозе. Даже жена не знает. Я не хочу никого тревожить. Хочу быстро пройти лечение и потом уже сказать: «Мама, папа, вот это у меня было, но в Минске все сделали, и теперь все позади». Может быть, мы вместе посмеемся над этим случаем, который останется в далеком прошлом. Мои папа и мама — пожилые люди, я не хочу их расстраивать. Зачем? Потом они ночами спать не будут.

Напоследок мне хочется сказать всем читателям: относитесь к своему здоровью серьезно. Я понимаю, что говорю банальности. Но если сегодня существуют такие решения, как Skinive, то нужно ими пользоваться. Я рад, что нашел злокачественную родинку на ранней стадии. Потому что меланома первой и второй стадии легко поддается лечению.

«Удалять все родинки точно не нужно»

С Раисой Шершень, врачом-дерматологом высшей категории, заведующей дерматологическим отделением медицинского центра «Лодэ», мы говорим о границе между онкофобией и здравым смыслом — о реальной опасности родинок.

— Правда ли, что родинки на теле повышают риск заболеть раком?

— Теоретически — конечно да. Реально заболеть раком кожи, особенно меланомой, рискуют те, у кого больше пигментных образований. Соответственно, за ними нужно наблюдать внимательнее. Но. Интересен тот факт, что можно обнаружить меланому на совершенно здоровой коже. Вроде и родинок никаких не было, а тут — раз! — и меланома. Поэтому момент спорный. Можно иметь массу родинок и быть совершенно здоровым, а можно ничего не иметь, но неожиданно столкнуться с болезнью.

Очень важен генетический фактор. Если у кого-то из родственников были онкологические заболевания кожи, нужно наблюдать за собой особенно тщательно: учиться осматривать себя и знать изменения, которые могут насторожить.

— Вот здесь подробнее, пожалуйста.

— Насторожить должны такие моменты. Появление новых образований на коже и их интенсивный рост. Изменение уже имеющихся родинок: увеличение в диаметре, нечеткость контуров (была ровненькая, кругленькая, а стала с непонятными неровными очертаниями), рост в высоту (толщину), потемнение или посветление. Если в родинке были волосы и вдруг выпали — это тоже настораживающий момент. Нужно сразу же обращаться к врачу. Да, кстати, сейчас есть мобильные приложения: сфотографировал родинку, выслал и получил предварительный диагноз. Конечно, здорово, что разработчики занимаются этим. Человек что-то сможет узнать, не доходя до врача. Диагностика улучшается. Но это все равно отборочный метод. В конечном итоге нужно будет все-таки показаться врачу.

— Онкологи говорят, что только 30% родинок приводят к появлению меланомы. А остальные 70%…

— …появляются на неизмененном фоне. А как меланома появляется в глазу? Или в прямой кишке? Совершенно неизвестно. Так она может образоваться и на неизмененной коже.

— Как отличить высокорисковые родинки от низкорисковых?

— Ну, это не совсем научная градация (улыбается. — Прим. Onliner). Но основные моменты такие: более рисковые родинки — крупного размера, особенно врожденные пигментные невусы.

Считается, что до 6 миллиметров в диаметре — это безопасная родинка. А если больше 6 миллиметров, да еще и демонстрирует интенсивный рост — срочно к врачу.

Но опять-таки: даже самая маленькая родинка может оказаться опасной. Здесь скользкий момент.

— А что насчет синеватого оттенка родинки, который называют самым опасным?

— Эту синеву невооруженным взглядом не увидишь — только с помощью дерматоскопа, который увеличивает изображение в десятки раз. Это и будет та знаменитая бело-голубая вуаль — явный признак меланомы, страшная вещь.

Дерматоскоп позволяет не просто увеличить родинку, но и заглянуть «под кожу». То есть становятся видимыми цвет и структура эпидермиса, его самые глубокие слои. Такие вещи невозможно увидеть глазами. Да, работа с дерматоскопом — это не стопроцентный метод диагностики, но важные признаки врач заметит и при необходимости направит пациента к онкологу. Например, с помощью дерматоскопа выявляют начинающуюся дисплазию — предраковое перерождение кожи. Или начальную стадию меланомы, базалиомы, плоскоклеточного рака кожи. Мы же хотим обнаружить их на ранних этапах, а не тогда, когда будет поздно.

Окончательный диагноз — всегда за гистологами. Образование на коже хирургически удаляется, ткани исследуются — и конечный вердикт готов.

— Почему родинки вообще появляются на теле?

— Это загадка природы. Пигментные родинки — это скопление миелоцитов — «родственников» нервных клеток. Поскольку нервные клетки у нас расположены во всем организме, то и пигментные клетки могут появиться везде, в любом месте. Это непредсказуемо. Самый первый фактор — это, конечно, генетика. Если много родинок у родителей, то, вероятно, они будут и у детей. Сейчас родители очень насторожены. Появление любой родинки, даже самой малюсенькой — это для них просто катастрофа!

— Но у детей же не бывает меланомы.

— Именно. А родители все равно насторожены, их очень сложно успокоить. Объясняешь, что родинки обязательно будут появляться, особенно в период полового созревания… И то, что родинки растут вместе с ребенком, — это абсолютно нормально. Но информации много, люди пугаются.

— Действительно, страшилок о родинках и раке много. Что делать? Удалять их все от греха подальше?

— Нет, удалять все родинки точно не нужно. Потому что существует вероятность репигментации: на месте рубчика после удаления опять появится пигмент. Организм все равно пытается выставить там меланоциты по какой-то причине. И если много родинок, то делать много рубцов? Нет конечно.

Нужно просто наблюдаться. Кроме классического маленького дерматоскопа, в нескольких минских клиниках имеется фотофайндер — это устройство может фиксировать родинки и самостоятельно выявлять подозрительные элементы. А если человек делает это еще и в динамике (пришел сегодня и пришел через год), то аппарат сам определяет новые образования или тревожные изменения. Так создается «паспорт родинок».

Считается так: родинки могут появляться на теле до 30—40 лет. Если после 40 вы нашли у себя новую родинку, наверное, нужно насторожиться. Учитывая, что сегодня люди могут позволить себе загорать круглый год, риски значительно выросли.

— Говоря о риске, в первую очередь стоит назвать ультрафиолетовое излучение?

— Однозначно. Прямые солнечные лучи опасны для первого и второго фототипа (людей со светлым цветом глаз и светлой кожей, то есть большинства белорусов), а солярий — это «предбанник» в онкодиспансер.

Там, где изобрели солярий, от него уже давно отказались. А у нас по-прежнему хотят этот шоколадный загар. Но ведь загар — это что? Пигмент, защитная реакция тела на ультрафиолет.

— Слушайте, тогда белорусам, что ли, и в Эмираты не лететь, и в Турцию, и в Египет? Как здесь остаться в границах здравого смысла, если солнце опасно?

— Лететь, конечно. Но на отдыхе в жарких странах всем белорусам нужно пользоваться солнцезащитными кремами, прямо набирать их с собой целый чемодан. Фактор защиты должен быть 50+ (то есть защита от спектров излучения A и B). И наносить крем не один раз в день, а каждые два часа, в том числе после купания. Не загорать с 11:00 до 16:00. Казалось бы, это такие прописные истины, их знают все! Но соблюдают ли? Детям вообще не нужно загорать. Глубокие солнечные ожоги, перенесенные в детстве, — один из факторов риска меланомы.

— Не наблюдаете ли вы сейчас некую «моду» на удаление родинок? Ведь свои родинки удалили и публично сообщили об этом известные певицы: Нюша, Наталья Подольская и другие.

— Подольскую родинка беспокоила. Она травмировалась и кровоточила. И кстати, локализация была на ноге — а это самая частая область для меланомы у женщин. У мужчин — спина. Поэтому артистка удалила родинку. Были реальные показания.

Еще вспомните пару — Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова. У них обоих базалиома — разновидность рака кожи. Причем они дома имели солярий. Рыбин и Сенчукова долго скрывали диагноз, но в итоге согласились озвучить, чтобы люди не повторяли их ошибок: не тянули, а быстро шли к онкологу. Потому что Наталье несколько раз косметологи убирали новообразование на коже лазером и только с третьего, что ли, раза задумались: что-то не так, нужно к онкологу.

Конечно, удалять лучше хирургически и только с разрешения онколога. Удаляет новообразования, как правило, сам онколог, хирург или косметолог. Ни в коем случае не нужно делать это самостоятельно в домашних условиях. И если вас что-то беспокоит или настораживает, не ждите, а сразу обращайтесь к врачу.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Лодэ», УНП 100262226.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка и из открытых источников. Иллюстрация: Олег Гирель