Спецпроект

«Представьте, что Минск — это сплошь школьники и студенты». Белоруска об учебе в Ухане — главном студенческом городе Китая

33 182
351
15 августа 2019 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич
Спецпроект

«Представьте, что Минск — это сплошь школьники и студенты». Белоруска об учебе в Ухане — главном студенческом городе Китая

35 вузов, 600 школ и еще сотни учреждений образования разных форм для разных возрастов — всего в центральной столице Китая около 1,8 млн учащихся — немногим меньше, чем все население Минска. Среди них — Вика из Орши. Она единственная белоруска в главном местном вузе — университете Уханя. Ее история — в проекте, подготовленном совместно с «Белгазпромбанком».

Ухань — что-то вроде областного центра, по-местному — столица провинции Хубэй. Находится в самом центре восточной половины страны (то есть экономически — в центре). Пересекается разными железными дорогами и прочими путями так, что идеологам было бы сложно подобрать градус напряжения для описания важности расположения города.

Вдобавок город стоит на знаменитой реке Янцзы, которую любил на скорости лучших мировых спринтеров (и даже быстрее) переплывать Мао. Сейчас знаменитая река пересекается более чем дюжиной мостов, каждый из которых в масштабах Беларуси считался бы чудом и местом туристического поклонения. Это не к тому, что мост из Житковичей в Туров получился плохим, а к тому, что мы живем уже в разных измерениях.

Население областного центра Ухань — более 10 млн человек, ну вы поняли. Среди них почти 2 млн — это учащиеся. Выглядит все это как собранные разом тусовка школьников из Galleria Minsk и комбо «Зыбицкая + Октябрьская», помноженные на тысячи. Притом что многие студенты не выходят за пределы учебного городка (в этом нет необходимости), ближайшие к учебным центрам улицы похожи на места, куда запрещен вход тем, кому за 30.

И вот среди всего этого количественного разнообразия живет и учится Вика. Она сомневалась в своем решении и даже потеряла место в БГТУ. Но сомневалась недолго. Возможно, знай она об оршанских перспективах, сомневалась бы на пару секунд дольше.

— Пять лет назад я поступила в БГТУ и готовилась стать менеджером в сфере недвижимости. Сразу хотела на таможенное дело, но не хватало баллов, и я не стала рисковать, — рассказывает студентка в одной из многочисленных уханьских кофеен. — Спустя полтора курса я полезла на сайт смотреть расписание семестра, а взгляд зацепился за объявление типа «Обучение в Китае для всех». Речь шла о годичных курсах языка. Собрала пакет документов для конкурса: успеваемость, рекомендательные письма, мотивационное письмо.

Пошла подавать заявку с одной девочкой. Но потом попросила перенести дату подачи документов, не помню уже, по какой причине. И в таком промежуточном состоянии я встречаю эту девочку, а она говорит: «Я сдалась. И представляешь, некоторые документы несли не на годичные курсы, а на бакалавриат (четыре года плюс год на изучение языка)».

Я посмеялась: вот слепцы. Ну как можно так рисковать, не зная страны?

«Курс марксизма — это ужас, но единственный»

За час до подачи документов Вика поменяла решение и поставила отметку напротив программы «Бакалавриат».

— Ну меня и взяли. Сказали дату, к которой нужно явиться: «Покупайте билет за свой счет, приезжайте по такому-то адресу, с нас учеба и стипендия».

Про Ухань Вика прежде ничего не слышала. Но в заявке нужно было в порядке приоритета выбрать три любых китайских вуза. Сначала анкету студента рассмотрят в первом, если не понравится, кандидат уходит во второй, потом в третий. Если везде будет отказ, китайские организаторы программы сами выберут вуз.

— Я открыла список университетов. Конечно, круто было бы учиться в Шанхае или Пекине, но это дорогие города. А у меня родители на обычной зарплате. Однозначно они не могли бы позволить себе покрывать за меня все сверхрасходы за рамками стипендии.

Цены на недвижимость в Ухане. Делите на 7 — получите стоимость в долларах США за метр

А Ухань расположен в центре. Самый большой и известный вуз здесь и был первым универом в моем списке. Факультет я выбрала экономический, специальность — «Международная экономика».

Это оказался глупый выбор. Первые полгода мы учили звуки и общие слова, потом нас разделили на группы, чтобы начинать учить язык уже с учетом потребностей будущей специальности.

Вроде чему-то научившись, я отправилась на свой факультет. И там был кошмар — теория Карла Маркса. Я и на русском-то не особенно понимаю, о чем речь, а тут 500 страниц иероглифов. Читала и плакала. И таких предметов было еще штук пять. Я-то верила, что к нам тут будут относиться с поблажками, как в Беларуси, но ничего подобного.

Мы крутились как могли. Собирались группами иностранцев, платили китайцам, чтобы они нам через WeChat сбрасывали ответы во время экзамена. Но телефоны иногда забирали, иногда не забирали, а просто видели и в итоге перечеркивали работу. А еще иногда ты понимаешь, как сказать, но не знаешь, как написать это иероглифами.

И тут налетает рой ужасных мыслей. Грант мне дали на пять лет. Если я застряну на год, то дальше буду учиться за свой счет (образование в университете Уханя стоит от $2500 до $6000 в год. — Прим. Onliner).

Во втором семестре я тоже не сдала Маркса. Шансы застрять росли вместе с конкуренцией между иностранцами и условиями учебы в целом. И тут я поступила правильно: перевелась на местную филологию — китайский язык. Это обычная дорожка для иностранца. Спустя какое-то время мои бывшие однокурсники по экономическому факультету стали переводиться массово.

Возвращаться был не вариант: Вика испортила отношения с белорусским университетом и одновременно обиделась на отношение с его стороны.

— Вообще-то, эта программа была согласована с белорусской стороной. БГТУ готов был дать академический отпуск на год. Но когда летом после изучения китайского и готовясь к началу учебы я вернулась в Минск и зашла в университет, мне сказали, что или я возвращаюсь, или мои два года «сгорают». Потом меня пугали тем, что придется вернуть деньги за два года обучения, потом тем, что, когда я вернусь, никому я тут без образования буду не нужна. А когда поняли, что я все равно поеду, то даже ручку для подписи не могли дать без язвительного замечания: «Вас что, китайцы ручку не научили с собой носить?» В общем, похоже, мы взаимно друг на друга обижены. Ну и ладно.

— Когда вам дали Маркса для изучения, у вас не возникло подозрений, что образование тут так себе и стоило бы подумать над словами сотрудников БГТУ?

— Нет, это был единственный подобный случай. Ну актуален Маркс для Китая, чего уж тут. Все остальные предметы — как в Беларуси, книги современные. Если сравнивать, то разница, к сожалению, не в пользу наших.

В общем, плакала я тут не столько над Марксом, сколько над страхом потерять эту возможность обучения. При всех сложностях тут столько всего хорошего! Была одна цель — остаться, настолько мне здесь нравится.

За три года сформировался совершенно новый круг общения. У нас здесь пять общежитий с иностранцами — тысячи человек. Среди них люди, которые знают по несколько языков, путешествуют по миру, горят проектами, бизнес-идеями. У каждого, кто окунается в такую среду, появляется глобальный взгляд на мир. Я сама стала увереннее, потому что до Китая путешествовала с родителями на море. Не хватает в Беларуси вот этой открытости, вовлеченности.

На каникулы на Бали

— Когда я приезжала, с собой у меня было $500 на всякий случай для покупки обратного билета.

Моя стипендия — около $400. Раз в несколько лет ее повышают из-за инфляции. На что трачу? На еду уходит $200. Питаться здесь не так дорого, если знаешь места. Поесть в столовой иногда дешевле, чем самому делать еду. Мы не сидим на воде и хлебе.

Еще часть уходит на книги, одежду, форс-мажор. Каждый месяц откладываю по $50—150. Перед каникулами собираемся с друзьями, подсчитываем, сколько у кого есть, и выбираем место для путешествия: Бали, Таиланд, Малайзия. Тут дешевые билеты. Пока есть возможность, надо изучать регион.

— Одежда дешевая?

— А вот и нет. Я приезжаю в Беларусь, чтобы закупаться. То, что приезжает к нам из Китая, — это производство отдельных заводов с европейскими размерами и параметрами. Тут обувь иногда сложно найти больше 38-го размера. Плюс у китайцев свое понимание моды. А бренды стоят дорого.

«А потом будем стараться на работе»

Вике осталось два года учебы.

— Что делать потом, я еще не решила. Родители говорят, что «Китайский язык» — это не специальность и что я буду искать работу здесь с нуля. В Китае ценится не столько твой диплом, сколько отношение к работе. Я иностранка — это тоже играет на руку. Пока у меня в приоритете Китай, потом Москва, затем Минск. Я бы легко осталась тут еще на пять лет.

— Какая зарплата вас устроит?

— У китайцев есть много дополнительных бонусов к зарплате: жилье, страховка, билеты домой. Есть смысл оставаться, получая от $1500 с бонусами. И здесь это не заветная зарплата — весьма средняя.

— А если никаких бонусов?

— У меня есть знакомые, которые начинали с низкого бюджета, но старались. И китайцы это видели, ценили и помогали в росте. Главное — зацепиться и показывать себя. Знакомый турок пошел работать в Burger King, а через некоторое время возглавил сеть в Ухани. И теперь он почетный иностранец с хорошими условиями.

Поначалу немного напрягает местная культура. Но когда вы поймете причины, то расслабитесь. Представьте, заходите в кафе вы и крыса. И никто на крысу внимания не обращает — только на иностранку. Смотрят, слушают, обсуждают тебя: «О, посмотри, иностранка, а смотри, как она ест, а какой у нее нос. И такой дешевый телефон…» А ты сидишь и слушаешь.

У нас на территории студенческого городка после войны японцы посадили сакуру. Весной здесь наплыв туристов. Многие из деревень, где иностранцы по-прежнему в диковинку. Если им нужно с тобой сфотографироваться, то спрашивать не будут — хватают за руку и фотографируются. Вопросы о зарплате — прямые. Спрашивают обо всем. Это местная черта. Ты можешь сказать: «Не смотри на меня в упор». А они не понимают: «А что в этом такого?»

За мир во всем мире

— У вас было время подумать о судьбе страны. Чего нам не хватает?

— Много чего. Не хватает технологий. Мелкого бизнеса. Здесь везде что-то есть, на каждом углу: кафешки, магазинчики. Очень легко открыть бизнес. Я не могу сказать, что именно тут нужно и какие налоги, но раз открывают — значит, легко. По той же причине могу предположить, что в Беларуси это сложно.

А еще у нас мало иностранцев и относятся к ним холодно, если ты не американец или европеец. А тут интересуются всеми, рады всем и всегда готовы помочь. Азиаты — крутые!

— У нас уже лет двадцать не получается сформулировать идеологический концепт. У китайцев какая идеология?

— «Мы за мир, за отношения, всегда за все хорошее». А сами тихо делают то, что хотят и считают нужным. Вот сейчас Китай активно работает с Африкой — у нас огромное количество студентов из Африки по грантам. Еще они ужасные патриоты и всегда выступают за Китай. Едут с удовольствием в любые страны мира на работу и высокие зарплаты, но всегда стремятся вернуться. Для китайца нет лучшей земли, чем Китай.


«Белгазпромбанк» выпустил карту UnionPay для расчетов в Китае и других странах Азии. UnionPay поможет избежать неудобств, с которыми сталкиваются белорусы в Китае при оплате покупок другими платежными системами. Кроме того, карта дает владельцу некоторые привилегии: например, скидки до 20% в ряде знаменитых китайских ресторанов или до 60% в магазинах Shanghai Village и Suzhou Village.

Спецпроект подготовлен при поддержке ОАО «Белгазпромбанк». Лицензия на осуществление банковской деятельности №8 выдана Национальным банком Республики Беларусь 24.05.2013, УНП 100429079.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич