«Стекла расплавились еще до остановки». Катастрофа «Суперджета» глазами выжившего пассажира с 12-го ряда
 
861
07 мая 2019 в 16:12
Автор: Николай Градюшко

Выживший в катастрофе самолета Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот» пассажир Олег Молчанов, сидевший вместе с женой на 12-м ряду, рассказал о том, что происходило на борту лайнера во время посадки и эвакуации. Его свидетельства публикует Telegram-канал 112.



«Всем привет. Я был на этом рейсе, пару пояснений:

  • люди с чемоданами это бизнес класс, эти сумки были небольшие и никому не мешали;
  • давки не было. Одна женщина упала в проходе, ее быстро подняли и вытолкнули;
  • после 12-го ряда почти никто не выжил — если вы заметили, трапов сзади нет. Не выкинуло. А если бы и были, то там было пекло. Большая часть погибла моментально;
  • маски кислорода не выкинуло. На правую сторону от силы 3—4 штуки;
  • МЧС приехало быстро, но даже если бы и медленно, спасать там было некого;
  • учитывая общий бардак и несогласованность служб, все пострадавшие были окружены вниманием, поддержкой, едой, и даже была водка.

По поводу скорости горения самолета —я сам не ожидал, что он горит, как пластиковый стаканчик. Моментально. Стекла в моем ряду расплавились еще до остановки борта. И по выживанию — там момент везения и отсутствия паники. Один вдох черного дыма — и человек уже не встанет с места. А учитывая, что видимости нет, то и спасать его никто не будет, тупо не видно. Дышать невозможно. Полнолицевых масок в самолете не было, ну или их не могли найти .

Я не могу точно ответить, почему после 12-го ряда все почти погибли, могу предположить. Первый вариант: люди ломанулись к ближайшему выходу, а для них это задний трап. И второй вариант, что они сгорели от пламени, которое исходило от крыла. Те, кто было на передних рядах и не выбрался, — угарный газ. Два раза хапнул, и все.

По поводу того, руководили ли бортпроводники. Я не слышал, после первого удара женщины начали кричать на ультразвуке. Орали все. В таком окружении, смешанном со скрежетом самолета, ничего не разобрать.

Давки не было. Проход загородила женщина, ее сразу подняли. Меня в спину никто не толкал. По мне никто не бегал. Последнюю часть пути я выползал — нечем было дышать. Дорога была свободна.

А, забыл. В самолет ударила молния, упала тяга (возможно, это пилот приглушил), вентиляция не работала. Молния была видна, звука я не слышал. Вспышка на правом крыле — поползли типа разряды, и все.
После удара молнии, когда вышли из облака, бортпроводник по громкой связи сообщила, что пилот принял решение вернуться в связи с технической необходимостью, неполадками, точно не помню. После этого других объявлений по громкой связи не было.

Про человека с 18-го ряда, который выжил. Человек, который выжил, — ломанулся к выходу после первого скачка. Его это и спасло. По поводу того, можно ли было еще спасать людей — невозможно без оборудования. Я был в самолете до последнего, кого можно — вытаскивали. Дальше переборки предбанника (имеется в виду пространство между кабиной и бизнесс-классом) — огненный писец… Сначала шел вприсядку, когда понял, что теряю сознание, пополз. Ожогов нет. Еще раз — видимости на уровне моей головы к моменту, когда я вылез со своего места, уже не было. Черный дым. Вприсядку был еще белый. Я не видел других людей».

Фрагмент интервью с Олегом Молчановым также публикует Telegram-канал Mash:



Автор: Николай Градюшко