UPD
912
15 марта 2019 в 10:45
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка

«ЧП. Перезвоню потом. Жив». Старлей из Парижа спас магистра экономики от разрыва гранаты

Вчера в Печах во время занятия по огневой подготовке солдат-срочник уронил в окоп боевую гранату. РГД‑5 — образец советского вооружения. Его масса с запалом — 310 г. Радиус убойного действия осколков — 25 метров. Солдату повезло — его вытащил из окопа офицер Дмитрий Филипович, который руководил занятием, и прикрыл своим телом. В итоге оба оказались в больнице с незначительными травмами мягких тканей ног. Сегодня в военном госпитале спасший солдата офицер рассказал, как все было.

Старшему лейтенанту Дмитрию Филиповичу 32 года. Он попал в армию в 2006-м. Призывался как срочник. После служил по контракту, получил звание прапорщика, отучился на лейтенантское звание, стал командиром мотострелковой роты. На месте службы характеризуется как один из лучших молодых офицеров. Представители Минобороны говорят, что вчерашний поступок только подтвердил репутацию Филиповича.

Старший лейтенант родом из деревни Париж, тот, который в Поставском районе. У офицера жена и двое детей. О случившемся Дмитрий сообщал супруге самостоятельно: «ЧП, потом перезвоню, жив».

Это крепкий коренастый парень среднего роста. Оказавшись перед журналистами, чуть ли не первым делом говорит, что готов вернуться на службу. Офицер и боец оказались в 592-м борисовском госпитале. Там им сделали первые необходимые процедуры. В районе полудня парни оказались в Минске.

— Это были плановые занятия. Мы выполняли первое упражнение — метание наступательных и оборонительных гранат. Военнослужащий, так произошло, уронил гранату. Пришлось действовать по ситуации. Соответственно, выбросил гранату и закрыл солдата… Помнится, уже конечный результат, когда я оказался на своем подчиненном. И все. Больше никаких мыслей. Только подумал: «Как солдат? Цел ли?» Захотелось осмотреть. Все произошло настолько быстро… Как-то так. О себе уже не думал. Главное — здоровье солдата, — говорит он.

Старлей говорит, что, естественно, сам когда-то учился бросать гранату. Опыта хватает. Но в подсознании всегда сидит вариант: а вдруг что-то случится, как я буду действовать? Но с таким вариантом Дмитрию пришлось столкнуться впервые.

— В 2006-м был призван на службу в учебный центр 307-й гвардейской школы. Там же прохожу службу по настоящее время. Был солдатом, остался на контракт, был прапорщиком, съездил в академию на курсы, стал офицером. В итоге прошел от солдата до командира роты все воинские специальности.

Дмитрий в своей нынешней должности три года. В его подчинении вчера находились 52 человека.

Командира роты просят показать свой бронежилет. Кто-то подсказывает показать пробоины. Филипович объясняет, что ему задело ноги. А если бы не «броник», осколки оказались бы в нем.

— Стресс-то прошел. Но в голове все прокручивается по-прежнему. Думаю, как оно все могло случиться по-другому… Хотя я поступил бы точно так же. Солдаты выполняют это упражнение по одному. Так что я имел возможность оказаться рядом с бойцом и помочь ему.


Спасенный солдат — 24-летний Павел Ботяновский из Минска. Имеет высшее образование — специалист таможенного дела, магистр управления и экономики.

На срочную службу был призван 26 ноября. Попал в 307-ю гвардейскую к командиру роты Филиповичу. Старлей отмечает, что вся сложность выполняемого вчера упражнения в том, что граната боевая. Иногда, когда солдаты берут ее, начинается мандраж. Так и получилось.

— Что пошло не так, я, если честно, сам не могу понять. До того мы метали учебные гранаты. По сути дела, боевую я бросал впервые. Замах сделал, а когда стал кидать, гранаты в руке не оказалось. Испугаться я не успел. Старлей среагировал быстрее, за что ему огромное спасибо. Помню, после случившегося я сразу осмотрелся, ноги себе ощупал. Жизнь у меня перед глазами не проносилась. Потом, когда примерно осознал, что могло быть, наступило шоковое состояние.

— Как себя сейчас чувствуете?

— Хорошо… И даже очень хорошо.

— А психологически?

— Нормально…

Офицер и солдат лежат в одной палате. Ребята обсуждали случившееся и пытались понять, что произошло. Видно, что ЧП больше «прибило» младшего по званию и возрасту. Парень говорит, что продолжит служить с боевым настроением, но пока заметно, как ему сложно.

Это, конечно, сюжет и интересные подробности, но по-человечески вообще удивительно, что он вышел под камеры.


Лечащий врач Ботяновского и Филиповича — полковник Алексей Трухан. Говорит, что пациенты находятся в нормальном состоянии. В госпитале они пробудут неделю.

— Состояние стабильное, удовлетворительное. Они находятся под наблюдением врачей. У обоих взрывные ранения, обусловленные разрывом гранаты. Выполнена обработка ран, которые находятся в основном на нижних конечностях. Это поверхностные ранения. Угрозы для жизни пациентов нет. Предполагаемый срок лечения этих пациентов — около недели. После выпишем. Они продолжат свою военную службу.

— Травм больше у офицера?

— Давать информацию о диагнозе пациентов мы не имеем согласно закону о здравоохранении.

— Почему военнослужащие пробудут здесь целую неделю?

— Все огнестрельные ранения (взрывные — это их разновидность) являются первично инфицированными. Поэтому пациенты получают антибактериальную терапию. За ними ведется наблюдение, чтобы не допустить развития раневой инфекции. При огнестрельных ранениях подобных риск значительно выше.


Начальники Филиповича отмечают, что будут представлять его к награде. Сам старлей просил хирурга оставить ему на память осколок, извлеченный из него самого. Врачи отмечают, что за всеми частями разорвавшейся гранаты не угонишься, так что ребятам будут выдавать специальные справки, чтобы на контроле в аэропорту и прочих местах с металлодетекторами не возникало вопросов.

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен»!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка