В Минск приехали кастомайзеры одежды и обуви: «Представьте, что вам подарили Birkin за $20 000. Ну и кого вы удивите?»
 
204
01 декабря 2018 в 15:45
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский

За новым словом «кастомизация» стоит старая и генетически привитая страсть отличаться. Спросите родителей: все эти розочки в стекле, нашивки на одежде (сейчас это патчи) и прочие попытки вырваться из болота дефицита. Сейчас круг замкнулся. Вещей и одежды появилось много, но стать уникальным от этого не легче. Появилась субкультура.

Ребята из московской студии sw.ru приехали в Минск по приглашению Timberland. Сегодня бренд отмечает день рождения, и по этому поводу покупателям разрисовывают, простите, кастомизируют обувь. По поговорили с художником студии Сергеем stereoboogieart.

— Изначально все начали делать чернокожие ребята в США, которым вдруг стало недостаточно яркости и индивидуальности. Все поднималось одновременно с новой волной рэперов, когда они запели, стали использовать автотюн и одеваться как рок-звезды. Сколько этому?.. Лет пять—шесть, наверное.

Мы эту тему подсмотрели в США четыре года назад, привезли в Москву, стали заниматься. Судя по количеству кастомайзеров, рынок растет быстро.

Кто сейчас главный кастомайзер в мире? Я не знаю. Для меня это искусство. Поэтому я слежу за художниками, не за кастомайзерами. Не нужно упираться во что-то. Каждый проект — это отдельный арт-объект.

— То есть моды на кастом нет?

— Есть. В прошлом сезоне был очень моден поп-арт, Уорхол, Лихтенштейн. Сейчас больше в моде кислотность, минимализм.

У крупных брендов своя политика. Мы третий год работаем в ЦУМе с Dolce & Gabbana. У них одно из направлений — кастомизация обуви прямо в магазине. Но делают они это в своем узнаваемом стиле и только на собственном товаре. Кастомизация у них стоит от €200.

— Кастомизация — тема для богатых?

— Для всех. Есть разные студии, уровни и даже домашние кастомайзеры, у которых вообще свое понимание качества и уровня, — они рисуют на подделках с рынков.

— Вы так делать не станете?

— Это вопрос своего уровня и лица. Никто не будет воспринимать тебя всерьез, если ты расписываешь подделки. Как и если ты их носишь.

Художник Митя Писляк и его вариант кастомизации обуви

— Чем вы рисуете?

— Это краски из Лос-Анджелеса. Специальные, эластичные, для росписи по коже. Баночка красок стоит вроде $3—4. Я взял с собой палитру из 40 цветов, это выездной набор.

— Насколько прочно держится ваше творение?

— Краски наносятся, термически закрепляются и живут столько же, сколько будет жить обувь. Если не мыть ее какой-нибудь химией. То есть надо соблюдать элементарные правила ухода за обувью.

— Сколько стоит ваша работа?

— От 2 тыс. российских рублей — инициалы, надписи, небольшие изображения. Обычно до 10 тыс. Но бывают срочные эксклюзивы — там дорого. Чаще всего это работает с популярными брендами: Vans, Nike… Теги, фразы из песен, портреты, комиксы Marvel.

— Что у вас было самим дорогим под кистью?

— Сумка Birkin — от 1,2 млн российских рублей. Хозяйка заказала изобразить на ней одну из работ Жана-Мишеля Баскии.

— Зачем было покупать такую сумку, если она не устраивает по дизайну?

— Сумку ей подарили. Да, она дорогая, но таких в Москве много. Поэтому, чтобы выделиться, приходится стараться.

— Сколько это стоило?

— Коммерческая тайна. Дешевле, конечно, чем сумка.

— А дальше что — драгоценности крепить?

— Gucci уже вроде бы делает такое. Еще один путь развития — переделывание и дошивание. Кроссовки перешивают вообще легко.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский