«Я встречался с человеком, которому дважды удалось сбежать из Северной Кореи». Южнокорейский режиссер про похищения, побеги и цензуру у себя на родине
13 829
110
22 сентября 2018 в 9:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка
«Я встречался с человеком, которому дважды удалось сбежать из Северной Кореи». Южнокорейский режиссер про похищения, побеги и цензуру у себя на родине

Недавно состоялось историческое событие: лидеры Южной и Северной Кореи пожали друг другу руки. Не стоит думать, что на этом многолетний конфликт исчерпан и отношения наладятся. Впрочем, это сложный вопрос, над которым будут размышлять политологи. «Корейский» вопрос существует и является источником вдохновения для режиссеров. Onliner.by поговорил с южнокорейцем Си Вонг Байем, который недавно снял короткометражный фильм «Другой берег реки Думан» про похищения режиссеров, цензуру и человека, которому удалось сбежать с Севера. 

 

— Мы знаем о южнокорейском кинематографе гораздо больше, чем вы о белорусском. Вы вообще что-нибудь о нем слышали? 

— Южная Корея находится очень далеко от Беларуси, поэтому сюда довольно долго доходят какие-то новости. Я учился в Нью-Йорке и поэтому больше знаю про голливудское кино и все, что с ним связано.

— В 2000 году Северная и Южная Корея достигли договоренности о культурном обмене и даже нашли общие постулаты. Одним из них, например, было сопротивление «американизации». Как с этим обстоят дела сейчас? 

— Америка в принципе имеет на Южную Корею большое влияние, это естественно по историческим причинам. Но у нас есть и свободные режиссеры, которые снимают независимое кино и представляют свое видение. Но есть и коммерческие авторы, которые делают фильмы в голливудском стиле.

— Про Северную Корею снято много фильмов — от дурацкой комедии «Интервью» с Сетом Рогеном до документального «Дня Независимости» про концерт группы Laibach в этой стране. Какие из этих фильмов вам ближе? 

— Как я говорил, на Южную Корею оказывается большое влияние Запада. Я не определился, какой стиль мне нравится больше.

— Почему вы решили снять фильм про Северную Корею? 

— Несмотря на то что Южная и Северная Корея сейчас разделены, все равно я являюсь корейцем, поэтому для меня было очень важно сделать этот фильм. Вне зависимости от влияния американской культуры я все равно остаюсь гражданином своей страны.

— В нынешний век фейков и переизбытка информации мы не можем быть уверены на сто процентов в том, что точно знаем, что происходит в Северной Корее на самом деле. Уверены ли вы в этом? 

— Я писал сценарий очень долго: около пяти лет. Но самое главное, что я встречался с человеком, которому удалось сбежать из Северной Кореи. Он подтвердил, что сценарий очень реалистичный и такие действия довольно часто происходят в этой стране. Люди, которые задействованы в фильме, имеют акцент, который характерен для северокорейцев. Корея — небольшая страна, но все равно есть вариация акцентов. И северокорейский акцент добавляет фильму реалистичности. Также я общался с организацией, которая занимается делами Северной Кореи. Там подтвердили, что сценарий невероятно правдоподобный.

Фильм не демонстрировали в Южной Корее, потому что многие выходцы с Севера его смотрели и говорили, что это слишком реалистичная драма, которая задевает их чувства. Это очень грустно и правдиво.

— Вы говорите, что встречались с человеком, которому удалось сбежать из Северной Кореи. Как ему удалось это сделать и о чем вы говорили с ним? 

— Мы говорили обо всем на свете. До 2000 года ограничения были очень строгими, и мы бы в принципе не смогли поговорить с этим человеком. Я спрашивал все, потому что это было очень важно для сценария. В первый раз он попытался сбежать, но его задержали местные власти и отправили в тюрьму. Во второй раз попытка оказалась успешной. Он пересек границу. Сейчас этот парень учится в университете и изучает политическую систему Северной Кореи.

В самом конце моего фильма людей, которые пытаются пересечь границу, похищают. У этой истории грустный финал: за одного человека, который сбежал из Северной Кореи, платят $5 тысяч.

— Сейчас то, что происходит между Северной и Южной Кореей, можно назвать оттепелью. Так ли это на самом деле? 

— Возможно. Но я не знаю точно, потому что ситуация меняется слишком часто. Иногда становится лучше, иногда хуже. Мы не можем знать истинных намерений политических лидеров. Общая тенденция идет к улучшению отношений. Любой человек хочет лучшей жизни, поэтому это нормальный процесс.

Недавно я закончил работу над новым фильмом об отношениях Кореи, Китая, Японии и Америки: я снял его примерно месяц назад.

— Как можно охарактеризовать эти отношения? 

— Каждая из этих стран имеет очень мощного политического лидера. И новый лидер в Корее тоже достаточно мощный. Но кроме этого, он очень миролюбивый. Не знаю. Посмотрим, как будет дальше.

— Наверное, самый невероятный сюжет, который случался между Северной и Южной Кореей, это похищение режиссера Син Сан Ока. Вы никогда не думали снять об этом фильм? Это же крутая голливудская история!

— Об этом режиссере больше знает старое поколение, молодежь менее осведомлена о его жизни. Есть один парень, который снимает об этом фильм.

Я был на фестивале, который был организован другом и женой Син Сан Ока, и там я узнал, что этот режиссер имел такую насыщенную жизнь, особенно в то время, когда жил в Северной Корее. Это был очень противоречивый период, и о Син Сан Оке сохранилось очень мало достоверной информации, но я думаю, что он был очень хорошим человеком.

— Есть теория, по которой он сам сбежал в Северную Корею из-за гонений на юге. Что об этом говорят в вашей стране? 

— Насколько мне известно, он сбежал из Северной Кореи на фестивале в Австрии. Но в Южной Корее есть определенная цензура, так что я не могу знать наверняка, что случилось на самом деле.

— Цензура в Южной Корее. Что она из себя представляет? 

— Сейчас цензуры гораздо меньше, чем раньше. Корея перенесла огромное количество войн, поэтому запрещается все, что не помогает государству. Но стоит отметить, что со временем становится все легче, а цензуры все меньше.

— Такой сценарий, который случился с Син Сан Оком давно, возможен в 2018 году? 

— Я считаю, что такая ситуация не может случиться сейчас. Наш президент и Ким Чен Ын пожали друг другу руки, все стало гораздо легче — в целом ситуация улучшилась.

— Насколько вообще может улучшиться ситуация в Северной Корее, на ваш взгляд? 

— Это очень сложный вопрос. Я желаю, чтобы эти изменения произошли.

Пэ Сэ-ун приехал в Беларусь в рамках фестиваля Kinosmena, который продлится до 23 сентября. Программу фестиваля можно почитать здесь.  

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка