2133
13 сентября 2018 в 18:23
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский
Стаффордширские бультерьеры напали на «йорка», хозяйка добровольно заплатила $250 ущерба. Этого мало? Репортаж из зала суда

Не так часто в Беларуси смерть собаки становится причиной судебного разбирательства. Но только не в этот раз. На даче около Логойска два стаффордширских бультерьера проделали дыру в заборе, выбежали с территории участка на улицу и столкнулись с йоркширским терьером. Назвать это собачьей дракой вряд ли возможно, потому что «йорк» не оказал сопротивления, только пискнул — и через десять минут уже неподвижно лежал на дороге. «Это трагическая случайность», — говорит Елена, хозяйка бультерьеров. «Эти собаки несут опасность для жизни и здоровья людей», — убеждена Элеонора, хозяйка погибшего «йорка». А что скажет суд? Читайте репортаж Onliner.by.

Инцидент произошел в начале августа в Логойском районе. Садоводческое товарищество «Здоровье-1» — так официально называется дачный поселок, где все и случилось. На глазах у Элеоноры, ее матери Марины Николаевны и двухлетнего ребенка бультерьеры проделали дырку в заборе и взяли «йорка». В суд Логойского района сегодня из Минска приехали четверо: Елена с мужем Денисом — хозяева стаффордширских бультерьеров, они же ответчики, и Элеонора с матерью — представители пострадавшей стороны.

Елену обвиняют в «Нарушении правил содержания домашних животных, повлекшем причинение вреда здоровью людей или имуществу» — это вторая часть статьи 15.47 Кодекса об административных правонарушениях.

— Речь идет о нарушении пункта 4.4 Правил содержания домашних животных в населенных пунктах Республики Беларусь, утвержденных постановлением Совмина №834, а именно: 4 августа 2018 года в 16 часов 30 минут принадлежащие вам, Елена, собаки породы стаффордширский бультерьер загрызли собаку, принадлежащую Элеоноре К., породы йоркширский терьер, причинив последней материальный ущерб на сумму 500 рублей, — зачитывает судья Оксана Сарахман. — Свою вину в совершении административного правонарушения признаете?

— Нет, не признаю.

— Поясните почему.

— Я не нарушала правила содержания домашних животных. Собаки находились на закрытом участке. На общественной территории они всегда ходят только на поводке. <…> Мои собаки оказались на общественной территории по причине того, что сломался забор. Мы пытались ситуацию решить по-человечески. <…> Собаки находились на закрытой территории, я их не выпускала умышленно, не натравливала. Как они оказались за территорией моего участка, я не знаю. Уже потом мы обнаружили дырку в заборе. <…> По поводу «загрызли» — это тоже не соответствует действительности. Когда я вышла из дома и увидела собак, собака гражданки К. еще была жива, дышала, на ней не было ни капли крови. Я позвала своих собак, они ко мне прибежали. 

Стаффордширский бультерьер (иллюстрация).

 Говоря о попытке решить ситуацию по-человечески, Елена имеет в виду вот что: сразу после произошедшего ее муж, Денис, посадил в свою машину Элеонору вместе с пострадавшим «йорком» по кличке Коди и повез в ветклинику в Минск. Увы, «йорк» умер по дороге. Ветеринар осмотрел Коди и констатировал разрыв диафрагмы, легких, смещение органов брюшной полости. После этого Денис отвез животное и его хозяйку обратно, на дачу. Когда мужчину попросили помочь с погребением, Денис взял лопату и похоронил «йорка». Тогда же хозяева стаффордширских бультерьеров позвонили знакомому заводчику и хотели привезти Элеоноре щенка «йорка», чтобы компенсировать ущерб. Женщина решила взять деньги, а не щенка. В итоге договорились о сумме в 500 рублей — их под расписку передали Элеоноре на следующий день. Но на этом дело не кончилось: потерпевшая обратилась в милицию, дело передали в суд.

— Вы знаете, к какой породе относится стаффордширский бультерьер? — спрашивает судья.

— Да, знаю, — отвечает Елена.

— Какие это собаки? Какая разница между йоркширским терьером и вашей собакой? Какую опасность они имеют для окружающих? Как должна укрепляться территория, на которой они содержатся? Что вы сделали для этого? Поясните суду, пожалуйста.

— Не только я, но и все эксперты считают, что это не опасная порода. Стаффордширский бультерьер относится к третьей группе пород собак по кинологической классификации, точно так же, как и йоркширский терьер. Мы постоянно участвуем в выставках, собаки зарегистрированы, прошли курс общей дрессировки. Они чемпионы нескольких стран, ездят на выставки за границу.

Стаффордширский бультерьер (иллюстрация).

<…>

— На сегодняшний день потерпевшей оказалась Элеонора К., у которой погибла собака. А если бы были другие последствия, вы об этом подумали?

— Какие другие последствия?

— Ну а что, собаки не могли напасть на людей, на ребенка?

— Эти собаки не нападают ни на людей, ни на ребенка. <…> Эта порода не нападает на людей. 

— То есть никакой опасности ваши собаки не представляют?

— Собаки постоянно участвуют в выставках.

— Но они же слушают только ваши команды. А если находятся без вас?

— Почему? Они слушают команды хендлеров. Я принесла целую кучу фотографий, где они стоят на выставке рядом с такими же йоркширскими терьерами и не причиняют им никакого вреда.


Элеонора, хозяйка «йорка», рассказала суду свою правду. Она в подробностях вспомнила, как вместе с ребенком и мамой шла по общей дороге вдоль дачных участков. Рядом, у ноги, топал Коди.

— Стук велосипеда моего двухлетнего ребенка привлек внимание бультерьеров. Они подбежали к краю забора. Одна из собак ломанула гнилую и тонкую штакетину забора — и они оказались на улице. Ближе всех к ним находилась моя собачка, йоркширский терьер. Один бультерьер схватил ее за грудь, второй — за живот. Хозяев не было в это время, собаки гуляли по огороженному забором участку свободно. Бультерьеры начали такими вот движениями головы трепать мою собаку вдвоем. Она только пискнула — и замолкла. Больше никаких звуков не издавала. Моя мама успела схватить ребенка с земли на руки. Увидев это, я не могла растащить собак, поскольку я знаю, что это за порода. Чтобы они мне сгрызли руки? Мне работать надо и ребенка на руках носить. Я стала очень громко кричать: «Лена, убери собак!» Моих команд «фу!» собаки не слушались. Камнями кидать в них я не стала. Тапкой бить не стала. Я была с голыми руками, в шортах. Я хотела вырвать свою собаку, но не буду же я руки в пасть совать. Лена вышла из дома, может быть, минуты через три. Позвала собак, они выплюнули мою собаку. И в таком положении, на боку, она уже и лежала на дороге. <…> Она еще дышала, это были агональные вздохи… Я хотела сразу вызвать наряд милиции, но нужно было оказать помощь собаке. Поэтому я спросила у Лены и ее мужа, могут ли они отвезти меня в клинику. И действительно, мы поехали. Через минут 10—15 собака скончалась у меня на руках…

Действительно, Елена возместила мне ущерб — 500 рублей (хотя, когда я покупала эту собаку, я платила за нее дороже). С семьей мы обсудили, как нам быть. Решили взять деньги, потому что я не хотела возиться со щенком, они часто умирают, у них очень хрупкое здоровье. Неделю назад мы купили взрослую собаку — 10 месяцев. 

Кроме того, мне пришлось обращаться со старшей дочкой к психологу, поскольку это был ее любимый питомец, я для нее покупала. Один сеанс у психолога стоил 60 рублей.

У мамы обострились хронические заболевания, ей пришлось в больничке полежать, полечиться. Гипертонический криз, успокоительные препараты и так далее.

— С маленьким ребенком ничего не случилось? — уточняет судья.

— Ничего не случилось, он, наверное, ничего и не понял. Меня заставил обратиться в суд тот факт… Собака находилась ближе всех к собакам Елены, поэтому она пострадала. А если бы ее не было, возможно, были бы другие последствия. То, что собака создает повышенную опасность, наши жизни и здоровье были поставлены под угрозу… Что было бы, если бы эти собаки добежали до ребенка или до мамы? Или бегали по всему садовому товариществу? Могли быть другие последствия, более усугубленные.


Была возможность у двух соседок по даче задать вопросы в зале суда друг другу напрямую.

Елена: Моей старшей собаке 3,5 года. Скажите, пожалуйста, три с половиной года она вам не мешала? Вам не было страшно?

Элеонора: Нет, не было.

Е: Вы по двадцать раз ходили туда-сюда, и вам собака не мешала. Все было хорошо. Все было прекрасно?

Э: Да.

Е: И спустя 3,5 года они стали «монстрами», «убийцами», «агрессорами»?..

Э: Ранее мы так близко с этими собаками не сталкивались, а теперь они проявили свой характер. 

Судья: А замечания какие-нибудь делали по поводу содержания собак?

Э: Ранее не делали.


В конце заседания судья спросила у Елены:

— Осознаете ли вы всю опасность случившегося? Признаете себя виновной или нет? 

— Мне нечего сказать. Искренне пытались мы решить эту ситуацию по-человечески. Но…

— Раскаиваетесь, что так случилось?

— Я раскаиваюсь, что вообще купила дачу в этом садовом товариществе.

— Будут ли приняты с вашей стороны все возможные меры по надлежащему содержанию домашних животных?

— Мы принимали, будем принимать и принимаем все меры, которые только возможно. Сейчас уже стоит бетонный забор.

Какое же решение вынес суд? «На основании части второй статьи 15.47 Кодекса об административных правонарушениях подвергнуть Елену Т. административному взысканию в виде штрафа в размере 20 базовых величин в сумме 490 рублей в доход государства. Постановление может быть обжаловано и опротестовано в течение 10 суток со дня его объявления».

Несмотря на подробнейшее рассмотрение дела на протяжении нескольких часов (мы значительно сократили фабулу, чтобы не утомлять читателя), решением обе стороны остались не удовлетворены. «Мы думали, что Елене дадут такую сумму штрафа на каждую собаку. Мало им дали», — считают Элеонора и Марина Николаевна. «Мы пытались решить вопрос по-человечески. Элеонора взяла деньги, а потом написала заявления в милицию, в исполком… Разве это справедливо?» — задаются вопросом Елена и ее муж. Спорящие стороны разъезжаются по домам, но это явно не конец истории. Элеонора намерена собирать подписи у членов дачного поселка, чтобы изгнать оттуда стаффордширских бультерьеров насовсем...

Судья Оксана Сарахман не может комментировать дело, пока решение суда не вступило в силу. «Сегодня защита животных — это очень актуальная тема. Мы видим, как борются и переживают волонтеры, зоозащитники. Мы должны с помощью закона все вместе делать общее дело, стать на защиту животных, проявлять доброту. Справедливость должна быть. А еще — понимание ответственности за содержание животных», — считает судья.

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский