Закончил ли доллар рост и какой курс ждать к концу года? Разбираемся с экономистом
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
256
12 сентября 2018 в 14:18
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский, Алексей Матюшков

В последние пару недель доллар и евро с переменным успехом растут. Вчера их курсы достигли годовых максимумов, и стало немного тревожно из-за того, что происходит. Сможет ли доллар вернуться на отметки начала года, когда его курс снижался до 1,95 рубля? Или американская валюта продолжит рост и мы увидим новые рекорды? Разговариваем со старшим аналитиком «Альпари» Вадимом Иосубом.

— Вадим, вчера доллар и евро заставили нас поволноваться, прыгнув до годовых максимумов. Сегодня доллар замедлил рост, а евро и вовсе стал снижаться, можно выдыхать?

— Рост доллара закончится не скоро. Он продолжит дорожать, — объясняет старший аналитик. — Совсем необязательно он будет расти каждый день, как он это делает последние две с половиной недели. Но направление на рост сохранится. Это, как мы уже говорили, никак не связано с тем, что происходит в Беларуси, с нашей экономикой. Тут два внешних момента: во-первых, рост доллара к подавляющему большинству валют стран с развивающимися рынками. Этого не удалось избежать практически никому.

Второй момент. Даже если эта общемировая тенденция замедлится, доллар будет расти к российскому рублю. Из-за санкционных историй, которые, судя по всему, будут ужесточаться. Активно обсуждаются законопроекты американских финансовых санкций, в которых есть запреты на покупку госдолга и запрет работы с российскими госбанками.

Непонятно пока, какие варианты попадут в законы, но что-то да попадет. То есть санкции будут ужесточаться, доллар будет расти к российскому рублю. А рост доллара к российскому рублю в силу нашей привязки к российской экономике будет означать и рост доллара к белорусскому рублю. Правда, в меньших масштабах. То есть будут какие-то временные коррекции — где-то какую-то неделю доллар сможет закончить снижением, но долговременная тенденция идет на рост. Ждать того, что доллар серьезно снизится к белорусскому рублю, я бы не стал.

— Есть ли какие-то прогнозы по поводу максимального курса к концу года?

— Такие прогнозы не может дать никто. И проблема здесь в том, что непонятно, какие будут санкции, непонятно, как на это отреагирует российский рубль. А без этого прогнозировать какие-то цифры — это попытка попасть пальцем в небо. Ни один прогноз сейчас не может нести смысла.

— Скажите, вот у нас средний курс в бюджет на этот год забит на уровне 2,038 белорусского рубля, но он уже достаточно давно превысил эту отметку. Какие последствия могут быть для нашей экономики?

— На самом деле, не такие уж и сильные. Сейчас курсы, которые используются при составлении бюджета, — это не точные плановые прогнозы, которых нужно достичь, это просто некий индикатив. Раз у нас в бюджете есть долларовые приходы и расходы, а бюджет верстается в рублях, нужен какой-то технический прогноз для того, чтобы эти валютные потоки переводить в белорусские рубли.

С одной стороны, рост доллара будет означать, что для нас подорожает долларовый импорт — именно долларовый, не весь. Будет тяжелее обслуживать предприятиям долларовые кредиты, а бюджету — долларовый внешний долг. В то же самое время чисто теоретически на долларовых рынках наша продукция становится дешевле, а значит, более конкурентоспособной по цене.

— Как рост доллара отразится на ценах и не повлияет ли на планы правительства по сдерживанию инфляции на уровне 6%?

— Если говорить о влиянии на инфляцию, тут стоить вспомнить усилия Нацбанка по дедолларизации. Делалось это как раз для подобных случаев. Можно вспомнить времена лет 10—15 назад, тогда у нас, по сути, все цены были в долларах (я не говорю про квартиры-автомобили), тупо на рынке все — от одежды до бакалеи — привязывалось к доллару. И рост доллара означал автоматический рост цен на такую же величину.

Сейчас удалось во многом отвязать цены от курса, и поэтому рост доллара автоматически не приведет к пропорциональному росту инфляции. По идее, рост долларовых цен приведет к росту тех товаров, которые страна покупает за доллары. Но при этом, скорее всего, не одномоментно и сразу, а с задержкой (с учетом логистики, того, что будут покупаться новые партии товаров, и так далее). Условно говоря, это произойдет через квартал.

На тех товарах, которые мы покупаем за российский рубль, рост доллара не скажется. На том, что произведено в Беларуси, рост доллара скажется опосредованно и частично. Там есть какие-то затраты, которые связаны с курсом доллара (электроэнергия, горюче-смазочные материалы и т. д.), а есть и те, которые на рост доллара никак не реагируют (зарплата, налоги и так далее). Поэтому давление на цены определенное будет, но нужно понимать, что рост доллара на 5% или на 10% совсем не будет означать, что все цены или цены в среднем вырастут на такую же величину.

— Понятно, что люди опасаются. Все помнят рост цен в 2011 и в 2014 году. По данным опросов Национального банка, девальвационные ожидания населения довольно сильны...

— Но даже в том же 2011 году цены росли не прямо пропорционально росту курса доллара. Курс за этот год вырос почти в три раза, а цены выросли приблизительно в два раза. Инфляция там не равнялась девальвации. Собственно, так было и в конце 2014 — начале 2015 года.

— Какой курс самый адекватный для нашей экономики? Есть такое понятие в принципе?

— Нет такого понятия. На рынке есть разные субъекты, и у них есть разные интересы. Импортерам, тем, кто платит долги в долларах, хочется, чтобы доллар был подешевле, экспортерам, тем, кто получает зарплату в привязке к доллару или выдал долги в долларах, — чтобы подороже. На самом деле, очень важный принципиальный момент — нужно понять, что нет никаких правильных, адекватных и математически выверенных курсов.

Более того, вот эти наши серьезные валютные кризисы прошлых лет полностью были вызваны тем, что власти пытались, во-первых, вычислить этот адекватный курс, а во-вторых, пытались этого курса придерживаться. Это всегда заканчивалось валютными кризисами. Смысл нормального функционирования рынка — это несколько банальных вещей. Во-первых, стоимость валюты — это как стоимость картошки, колбасы, чего угодно — зависит от спроса и предложения. Во-вторых, и спрос, и предложение постоянно меняются, а за ними и курс валюты. Соответственно, курс и определяется балансом этого спроса и предложения.

Если объявить какой-то один курс адекватным и правильным, то мы столкнемся с дефицитом валюты на рынке, как это уже случалось не раз. То есть вроде у нас объявили адекватный курс, но купить валюту по этому адекватному курсу нельзя. Так вот такая ситуация и означает, что курс как раз таки неадекватный.

— Могла бы наша экономика не быть подверженной этому мировому процессу и в каком случае?

— Ни одна высокоразвитая страна не застрахована от волатильности курсов. Взять даже два самых крутых региона — США и Еврозона: курс доллара и евро на этих территориях не является стабильным. Они то растут, то падают. За период с момента введения евро он на минимуме стоил 82 американских цента, а на максимуме — 1 доллар 60 американских центов. То есть даже две самые сильные валюты в мире, которые соответствуют двум самым сильным экономикам, могут в короткий исторический срок колебаться друг к другу в два раза. Это самая яркая иллюстрация того, что ни доллар, ни евро не застрахованы от падения.

Теоретически есть такие «стабильные» валюты, где фиксированный курс. Ранее и у нас такое было. Во всем мире падали и росли валюты, а здесь был островок стабильности. Закончилось это все трехкратной девальвацией. То есть можно попробовать построить стабильную валюту — отгородиться от всего мира, не заниматься импортом и экспортом, не пускать иностранных инвесторов, самим не инвестировать в другие страны, сделать опору на собственные силы. Такое вот чучхе реализовать. Какое-то время, наверное, курс будет стабильный. Но, к примеру, та же Северная Корея с опорой на собственные силы добилась того, что по территории страны ходит в основном китайский юань. Своя стабильная северокорейская вона никому не нужна.

Опору на собственные силы пыталась сделать Венесуэла, где реальный курс отличается от официального в 30 раз. У нас даже в худшие времена разница официального и неофициального курса была в два раза. В условиях изоляции от всего мира пытался жить Иран, с огромными ресурсами и запасами нефти, но и там все закончилось жесточайшей девальвацией. То есть в действительности быть полностью независимым от мира — невозможно, как и иметь фиксированный курс валюты.

В нормальных странах курс будет плавать — это естественно и никуда от этого не деться. Курс зависит от экономики, а это живой организм. Она то растет, то падает, импорт и экспорт то растет, то падает, инфляция меняется, и в зависимости от этого меняется курс валют.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский, Алексей Матюшков