14 055
186
31 июля 2018 в 18:18
Автор: Александр Чернухо. Видео: Ales Shyppo

«Я пробегал дистанцию в 70 километров, но эти нагрузки гораздо круче». Белорус рискнул штурмовать Эльбрус и рассказывает, как это было

Алесь — матерый экстремальщик, который много раз давал своему организму серьезные нагрузки: бегал ультрамарафон, проходил трековые дистанции с препятствиями, гонял на машине со скоростью больше 320 километров в час. В общем, ему есть чем похвастаться. А недавно менеджер решил закрыть еще один пункт из своего виш-листа и отправился штурмовать Эльбрус. Оказалось, что восхождение — это принципиально новые ощущения и нагрузки.

Испытывать себя и свой организм — это, судя по всему, хобби Алеся. После ряда удачных экспериментов он решился идти в горы — на Эльбрус — и занялся серьезной подготовкой.


— Я решился, потому что никогда этого не делал, хотя в моем окружении есть опытные ребята. Мне нравятся сложные задачи. Я нашел компанию, которая занимается организацией таких туров, и выбрал самый сложный из них — он называется «Крест Эльбруса». Его маршрут составляет около 50 километров. Вообще, стоимость таких туров составляет от 2 до 5 тысяч долларов, но это того стоит.



У меня достаточно активный образ жизни: я прыгал с высоты, привязанный за ноги, катался на самой большой машине в мире, бегал ультрамарафон, проходил трековые дистанции с препятствиями, ездил со скоростью больше 320 километров в час. Но горы — это совсем другое, к этому однозначно нужно готовиться. Пять дней в неделю я делал семь тренировок: два раза бассейн, еще два — турник и брусья, три — пресс и отжимания, плюс бег. Два дня оставалось на восстановление. По правде говоря, на Эльбрус можно восходить с разных сторон, и есть достаточно лайтовые маршруты, где не нужна настолько глобальная подготовка. Но я хотел максимального погружения.

В восхождении участвовали шесть человек, а сопровождали группу два опытных гида со стажем больше 13 лет — ребята спортивные и подготовленные. Наш маршрут действительно сложный, потому что каждый нес на себе рюкзак весом около 30 килограммов, а подъемы в большинстве случаев были достаточно крутые. По внутренним ощущениям, это все равно что взять 50-килограммовую девочку на плечи и просто идти с ней по хорошему прямому асфальту расстояние в 50 километров.

Горные ботинки — очень тяжелые. Но иначе нельзя. Каждый шаг — это реальное усилие. Ты идешь пару часов — у тебя волдыристая мозоль. Проколол ее, замазал, заклеил — идешь дальше. Мы, конечно же, отдыхали, но нагрузка все равно очень серьезная — без подготовки идти по этому маршруту нет смысла. А делать это в одиночку — все равно что подписать себе смертный приговор.

Добавьте в список трудностей погоду. Мы идем — вокруг жара, настоящее пекло, потеешь ужасно. Проходит минут двадцать — начинается снег. Еще через пятнадцать минут — пронизывающий ветер. Еще полчаса — валит ливень. Нужно остановиться, снять рюкзак, достать непромокаемую куртку, потом снять ее, достать другие штаны и теплую куртку. Вдобавок чем выше ты поднимаешься, тем больше чувствуется нехватка воздуха — это можно чуть-чуть сравнить с эффектом бани. Ну и горная болезнь — у каждого она проявляется по-своему. Например, девочка с опытом восхождения из нашей группы полтора дня вообще не ела: не было аппетита. У кого-то испортился стул, у кого-то началась рвота, у кого-то страшно болела голова.

В нашем коллективе никто никого не знал до восхождения. Были разные ребята из Украины и России, но мы достаточно быстро нашли общий язык — уже в машине по пути к старту. Говорили об увлечениях, подготовке и сразу нашли точки соприкосновения. Все ребята были очень отзывчивые, и это помогало на практике. Я, например, не ем мясо, а между приемами пищи проходит какое-то время, и мне постоянно хочется что-то есть — орешки или изюм. Поэтому ребята отдавали мне свои энергетические батончики, хотя весь провиант был строго расписан по граммам. Так и кормились: я отдавал им свое мясо, они мне — свои батончики. Даже несмотря на стрессовую ситуацию, никаких конфликтов у нас не случалось: все понимали, что будет очень тяжело.

Мы должны были подняться на высоту в 5642 метра над уровнем моря, но я сошел на отметке в 3700 метров. У меня случился вывих на спуске. Спуск на самом деле ничуть не легче подъема, даже инструктор сказал мне: «Лично для меня спуск — это ад». Представьте: вы идете вниз по крутому склону с 30-килограммовым рюкзаком за плечами, причем это не ровная поверхность — у вас под ногами булыжники. Это сумасшедшая нагрузка! Одно неловкое движение — и я получил травму. Спустился уже с болями. Мы поужинали и легли спать. Я верил, что все пройдет: мазал ногу мазями, пил сильные обезболивающие вечером и утром. Решил идти дальше, но почувствовал острую боль — реальный укол с каждым шагом. Понял, что сейчас мы находимся недалеко от лагеря, а где-то там, на высоте, в горах помощи уже не будет, а на одной ноге там никуда не уйдешь. Не хотелось тянуть команду, и я принял решение, что схожу с дистанции. Было обидно, просто не передать словами.

Я спустился, пожил еще два дня в базовом лагере, познакомился и пообщался с разными людьми — это очень интересное информационное поле. Я заметил там два типа людей: первый — это топ-менеджеры или собственники бизнеса, которые ищут новых эмоций, хотят преодолеть себя, второй — это духовно развитые, бескорыстные люди. С одним из таких я разговорился по дороге: мужчине 72 года, хотя ни за что по нему не скажешь. Он не ест мяса около 26 лет, у него блеск в глазах, как у молодого парня, он поджарый, в отличной форме, и в горы ходит что-то около 35 лет — зубы на этом съел.

Мы все обменялись контактами, и позже я списался с остальными участниками восхождения. Никто не дошел до финала. На точке в 4800 метров их не пустила погода: два или три дня они ждали, пока ситуация изменится, но, к сожалению, этого не случилось, и группа сошла с дистанции.

Сейчас я восстанавливаюсь: принимаю одно польское и одно немецкое лекарство, постоянно хожу на массажи и мажу мазями больную ногу. Я искренне верю, что все будет хорошо: уже списался с ребятами по поводу продолжения. Я никогда не был на вершине горы и мне это интересно — хочется завершить начатое, хоть и по более простому маршруту. Если все будет хорошо с ногой, я эту цель закрою уже в этом году, а потом для себя решу, понравится мне это или нет. Я считаю, что большая ошибка — прожить жизнь и не попробовать подняться в горы.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Видео: Ales Shyppo