232
29 мая 2018 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский; личный архив Анны Патаридзе

Уехать в Грузию, стать известной танцовщицей и считать Беларусь домом. История из Тбилиси

Так бывает: Анну едва от нас не увели. Дело было в центре вечернего Тбилиси. Только что столица заискрила неоновыми вывесками. Там «казино», здесь рестораны, гудят оживленные проспекты, душа хочет в пляс. «Девушка, а можно с вами познакомиться?..» — мужчина был настойчив, потому что, должно быть, узнал в Патаридзе звезду телешоу талантов и известную на всю страну танцовщицу. Но шансов у него нет. В рубрике «Наши за границей» — история о традициях, укладе жизни и о том, как добиться популярности в чужой стране, сохранив свое «я». Продолжаем наш грузинский цикл, организованный при помощи белорусской туркомпании «Тайм Вояж» и грузинской «Гудаури Турс».

Человек мира

Река Кура несет свои желтые воды сквозь Тбилиси в сторону азербайджанской границы. Блуждать вдоль набережной в грузинской столице, отыскивая путь к воде в лабиринтах дорожных коммуникаций и отсутствующих пешеходных переходов, можно долго. Вначале любопытно, как же это люди живут без «зебр». Потом это начинает утомлять. Потом бесит. Просто это город для автомобилей и недорогого такси. Ловим мотор, едем на площадь Мейдан. Здесь туристы обступили скульптуру I love Tbilisi. Самое время понять, за что этот город можно полюбить. Анна, с которой мы сидим за столиком в ресторане, ожидая «настоящее хинкали», кажется, знает ответ.

— В Тбилиси я уже четыре года, — начинает она рассказ. — Сюда меня привел длинный путь. Мой отец — белорус, родился в Новополоцке. Еще при СССР случилось так, что вся семья осталась в Беларуси, а папа уехал в Россию строить нефтеперерабатывающий завод. Перебрался в Сибирь, обосновался недалеко от Красноярска. Там встретил мою маму и решил не возвращаться.

Сначала я жила в Ачинске, потом переехала в Красноярск. Училась там в технологическом университете. С детства увлекалась танцами, в 14 лет занялась арабскими. Сдавала экзамены экстерном, уезжала с гастролями. На последнем курсе отправилась работать в Турцию и там встретила своего будущего мужа — грузина, тоже танцора, солиста известного ансамбля. Переехала в Тбилиси, вышла замуж. Это если коротко. Поэтому я здесь.

В Беларуси я бываю регулярно. Там остались папины родственники. Хорошо общаюсь с двоюродными братьями, племянниками. Как-то так получилось, что Россию мы всегда воспринимали как место для работы. А Беларусь — это дом. Там моя настоящая семья. Здесь я всегда говорю, что я из Беларуси. И не только потому, что отношение к белорусам и русским слегка отличается. Просто я действительно так считаю.

Первая леди, шоу, узнают

— Когда я приехала в Грузию, мне было 22 года, — продолжает Анна. — Я видела достаточно. Как танцовщица, поездила по миру. Но тогда я не думала, что за счет танцев, которые будут делом моей жизни, стану известной в абсолютно чужой, в том числе ментально, стране. Все начиналось буднично. Пошла по улице, заходила в рестораны, показывала видео: «Я танцовщица такая-то, хочу у вас работать».

Аня скромничает и об успехах особо не рассказывает, но они легко гуглятся: ее фамилия — в новостях, на передовицах журналов и в YouTube. Девушка занимается восточными танцами в известной в Грузии школе Элен Ориенталь. Побеждала на престижных конкурсах в Израиле и Египте. Попала в финал местного шоу талантов на главном телеканале страны. Три минуты в эфире сделали ее знаменитой. И стоили трех месяцев напряженных тренировок, пота, слез.



— На улице меня, бывает, узнают. В Грузии очень много носителей арабской культуры. А чтобы тебя признали именно грузины, чтобы убедить их, что ты действительно профессионал, а не просто какая-нибудь «танцулька в баре», потребовалась большая работа. Здесь ты часто танцуешь одна в течение получаса. Это целая программа. Иногда с оркестром. За это время тебе надо не надоесть. Главное для местных — элегантность образа, утонченность и красота линий, разнообразная хореография. Еще шикарные костюмы, которые я, кстати, делаю своими руками по ночам. Для грузин важны «помпезность» шоу и, конечно же, эмоции. Просто красиво улыбаться в танце тут не прокатит. Физически очень сложно — выдержать эти 30 минут, удержать внимание. Что касается шоу талантов, то в Грузии это востребовано и делается серьезно. В жюри во время моего участия были приглашены первая леди, жена нашего президента, главный продюсер главного телеканала, другие известные люди. Попасть туда было престижно. И очень приятно, чего уж тут скрывать.

Публикация от Anna Pataridze (@annapataridze)

Анна предупреждает: нам будет сложно понять, но в Грузии было и остается особое, трепетное отношение к танцу как к одному из важнейших элементов жизни и культуры. В России или Беларуси все не так.

— Это такая страна, где каждый второй — танцор. Если вы попадаете на свадьбу, какое-то празднество, да просто в большой ресторан, вы увидите таинство. Как только заиграет грузинская музыка, все выйдут танцевать — и малыши, и старики. И будут танцевать так, что залюбуешься.

Публикация от Anna Pataridze (@annapataridze)

Наверное, здесь нет человека, который не ходил бы на грузинские танцы — хоть в школе, хоть в садике. Моя дочь в 3 года уже ходит. Это сложно — заниматься профессионально, стоять у станка, повторять до изнеможения одни и те же движения. Конечно, большинство не идет в профессионалы, но, если танцевать надо, а ты не умеешь, это позор. Значит, ты не уважаешь культуру. И свою страну.

Любопытная деталь. В грузинском танце мужчина никогда не касается женщины. Он ходит все время вокруг нее. Женщина убегает то налево, то направо, и в этом плане танец — как отражение местных традиций: «Нет-нет, я с тобой никуда не пойду, ты сначала поговори с папой, потом с братом, потом с еще одним братом!» Так мы шутим, но это не только шутка. Как в танце, так и в жизни — чтобы завоевать грузинку, нужно приложить немало усилий!

Публикация от Anna Pataridze (@annapataridze)

В российско-белорусском восприятии танцовщице нужно обязательно засунуть деньги в лиф, говорит Анна. И добавляет, что устала разрушать эти мифы о себе. Она работает «в другой лиге» — где только один костюм для танца может стоить как автомобиль.

«Грузия крутится»

Лучший вид на этот город — с горы Сололаки, где высится крепость Нарикала. Едем туда на канатке. А по дороге встречаем человека-обезьяну, человека-змею и еще с десяток каких-то торговцев, которые предлагают сделать фото, купить чурчхелу, приобрести магнитик, съездить на экскурсию, заказать тур, снять машину и еще 100 полезных дел. Весь Тбилиси, вся страна — деловая. И абсолютно бесполезно спрашивать у грузин, сколько они зарабатывают. В ответ вы получите улыбку: «Крутимся понемногу».

Забираемся куда-то на гору, где в старых советских «человейниках» платные лифты и мосты между домами. Дома лезут серой кожей-краской, как обгоревший под первым батумским солнцем растяпа-турист. И в этом заповеднике коммунистических зданий, время которых давно ушло, за углом то пекарня, то супермаркет, киоск, точка с хачапури, ателье для собак. Или просто мужик поставил на стол пластиковые полторашки с вином и дремлет в теньке, ждет своего покупателя. «Грузия крутится», — говорят грузины.

На парковке такого драного советского дома внедорожник тесненько стоит к внедорожнику, и это удивляет не меньше, чем величина аджарского хачапури, ведь средняя зарплата в стране — что-то около $350—400. Откуда это все?..

«Грузия крутится», — пожимают плечами люди. В мелком и среднем бизнесе в ходу нал, карточки не берут, предмет «кручения» и его смысл абсолютно понятны. И чем-то это напоминает польский путь.

— Грузия сейчас и 20 лет назад — это совсем разные страны. Раньше в Грузии было намного хуже. Ни в Беларуси, ни в России такого не было и близко, — говорит Анна. — Муж рассказывал, что стоял в очереди за хлебом, когда учился в школе. Чтобы поесть самому и накормить еще троих своих братьев. Здесь не было дорог, не было газа, сбоило электричество. Это был мир буржуек. А чтобы помыться, люди грели воду кипятильниками. Грузины не забывают, как они жили. И это помогает им быстро идти вперед.

«Почему они все кричат?»

— В первое время сложнее всего мне было понять людей, — улыбается наша собеседница и рассказывает о первых контрастах. — Идешь по улице, и кажется, что все ругаются. Что все какие-то нервные. Скажешь слово — сразу вспылят, начнут кричать. Может, я что-то не так делаю? А это просто их эмоциональность. То, чего нам, северным людям, порой не хватает. Как мне сейчас видится.

Было тяжело, потому что я не понимала язык. Приходишь домой — дома тоже кричат. Здесь кричат, там кричат. Что вообще происходит? А они просто так разговаривают. О том, что погода испортилась. О том, что виноград не вырастет. О том, что дождь пошел. Такие мелочи смешные, а у грузин даже они с эмоцией воспринимаются. Но потом к такому стилю общения привыкаешь. И уже сам пылаешь такой же энергией.

О Грузии все еще осталось множество стереотипов. Как-то ко мне приезжала племянница из Минска. Пытала до приезда: «А я могу взять с собой джинсы? А можно ходить по улицам вечером? Никто меня не украдет? А твой муж разрешит зайти в гости? А разрешит тебе пойти с нами в кафе?» Господи, говорю, кто вам это в голову вбил? Откуда вообще это все про Грузию? Да, здесь сильны традиции, но никакой деспотии и мракобесия, как и опасностей, и в помине нет.

У меня семья очень традиционная. Все знают своих родственников до седьмого колена. Фотографии, открытки — все это хранится, и не просто пылится. Память рода важна. Но я знаю семьи, в которых творятся и вовсе очень странные вещи. Вплоть до того, что если мальчик с девочкой пошли в кино, то родители уже говорят: вам пора жениться. Потому что соседи увидели. Такое тоже еще бывает, но редко.

Мужчина и женщина

Каждый из десяти тысяч тбилисских гидов непременно расскажет вам о том, что в Грузии есть культ женщины. Аня не отрицает:

— Вспомните самую уважаемую, сильную, властную царицу Тамару — ее роль в культуре, истории огромна. В Грузии женщина часто не берет фамилию мужа, когда выходит замуж. Считается, что в ином случае ее права могут быть ущемлены. Я, кстати, тоже не брала, оставила отцовскую официально, хотя в быту — Патаридзе.

В любой стране, какими бы ни были ее традиции и культура, важнее то, как здесь и сейчас женщины ставят себя сами. Как они позволяют с собой обращаться. Если вы позволяете, чтобы на вас кричали, мужчины будут кричать и в Грузии, и в Эмиратах, и в Беларуси. Грузинки не позволяют. В их семьях у женщины решающая роль.

Грузинская женщина, перед тем как выйти замуж, своего жениха изведет. Ему придется здорово попотеть. Придется дарить много подарков, да таких, чтобы один был лучше другого. Причем подарки должен дарить не только он, но и вся его семья. Ухаживание для грузина — это не просто цветы, ресторан, кино. Крайне важно понравиться семье невесты, ее папе — с ним просто необходимо найти общий язык. И это не просто сесть за стол и выпить. Отца надо убедить, что ты готов содержать семью и сделаешь все, чтобы дочь ни в чем не нуждалась. В Грузии это еще сохранилось.

— Как приняли вас?

— Сначала все было немного холодно. Кто такая? Танцовщица, славянка, высокая. Относились с опаской. Потом привыкли. Всем грузинам приятно, когда готовишь какие-то блюда, которые они любят. Когда изучаешь их язык, пускай и делаешь ошибки. Первый раз, когда пришли гости со стороны мужа, я ничего не знала, ничего не умела. Муж приготовил все сам, накрыл на стол. Люди заходят, говорят, как все вкусно, удивляются, как я это так смогла. Спрашивают: а что это за приправка такая необычная в этом чахохбили? Сижу и думаю, что ответить. Ведь я даже не знаю, что из этого чахохбили (смеется. — Прим. Onliner.by). Потом научилась немного.

Еда — важный элемент в жизни грузинской семьи. В нашей каждодневной жизни мы тратим на еду много времени. Все просто: ведь это одно из главных удовольствий, отказывать себе в котором глупо. В местную еду я влюбилась едва ли не больше, чем в горы и море. Очень люблю мясо. Овощи, фрукты — да тут все такое, будто наркотик. Когда бываю в других странах, тоскую по грузинской еде. Подруга как-то приезжала из Италии. Собралась назад и взяла в ручную кладь коробку наших помидоров. Представьте: повезла в Италию помидоры из Грузии! Потому что у них таких нет.

«Зачем куда-то ехать, если здесь все есть?»

Майский и наполовину июньский Тбилиси — лучший город на Кавказе, где в скверах в центре на тысяче скамеек можно наслаждаться пока еще не опаленной южным солнцем зеленью, пить вино, вести неспешные беседы, потом брести в ресторан на обед, потом готовиться к ужину. А на Сухом мосту среди безделушек, тапочек из элитного отеля и статуэток Сталина можно отыскать даже эликсир счастья (если верить знающим людям). Анна признается: она любит этот неспешный и суетливый город.

— В июле и августе в столице очень жарко. А сейчас идеальное время для посещения. Вообще, Грузия интересна тем, что здесь хорошо всегда. И здесь есть все: море, горы, леса. Есть местность, которую называют грузинской Сибирью — зимой тут может быть до минус 35. Именно поэтому многие грузины, особенно те, которые постарше, никогда никуда не выезжали. Даже в Турции не бывали. Чего они там не видели? Мой агент из Иордании, когда предлагал работу, зазывал так: «Приезжай, сможешь накупаться и позагорать». Отвечаю: «Милый, я из Грузии, ты меня этим не удивишь!»

Мне здесь хорошо еще и потому, что Грузия очень толерантная. Пройдитесь по городу. Вот мечеть, там армянская церковь, там русская, грузинская. За одним столом в одном доме всегда будет много национальностей, а жену и ее родственников никогда не будут корить за то, что она русская или иранка. Эту страну долгие века хотели завоевать, но грузины никогда не были агрессорами. Наверное, поэтому завоевать их так ни у кого и не получилось.

Я приехала сюда после войны. После конфликта с Россией прошло не так много времени. Я переживала, что ко мне могут плохо относиться. Что моему мужу скажут: кого ты привел в дом? Но, клянусь своим ребенком, я не услышала такого ни разу. Я, белоруска из России, стала здесь своей.


О «нетуристическом» Тбилиси, местных проблемах, безработице, вине, призраке Сталина и удивительных канатках Чиатуры — в следующих материалах из нашего грузинского цикла. Не переключайтесь!

Благодарим за помощь в подготовке цикла материалов ООО «Тайм Вояж» — туроператора, который специализируется на отдыхе в Грузии, а также принимающую сторону — «Гудаури Турс».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский; личный архив Анны Патаридзе