Кругосветка 17/18. Южный Таиланд. Край дистанционных заработков, третьего пола и толерантности
33 504
104
23 апреля 2018 в 15:30
Источник: Егор Свирид
Кругосветка 17/18. Южный Таиланд. Край дистанционных заработков, третьего пола и толерантности

«Ты же понимаешь, что это не просто массаж?» — говорю я, видя, как загорелись глаза товарища. «Так ты же этого сам хотел, затирая про свои константы», — смеется Саша. Пока мы совещаемся, массажистки уже вовсю мнут наши спины. Вокруг ночь, кипение жизни и прокуренный смех ее величества похоти. Это Таиланд, и здесь мы планируем задержаться. Новый выпуск дневников о кругосветном путешествии Саши и Егора.

«Хочу жить в теплой стране. Хочу не работать»

Приоткрыв глаза, я примерно минуту силюсь вспомнить, где я. Вокруг лежащие на полу люди, духота, грязь. Пустая полиэтиленовая бутылка, шумно катаясь по коридору, задает странное направление мыслям. «Значит, есть гравитация, вариант с космосом не канает. Но почему бутылка двигается?» — сонно размышлял я. Подобное пугает лишь поначалу. Позже привыкаешь, и уже не кажется, что ты потерял память или обезумел. Это бывает с каждым, кто ежедневно засыпает в разных местах. Взгляда, брошенного в круглое окошко, было достаточно, чтобы все прояснилось. Неуклюже разрезая воды Бенгальского залива, наша лодка медленно подходила к острову. На берегу нас должны были встретить. Накануне неизвестный парень коротко написал в личку: «Пацаны, слежу за вашим трипом — красавцы! Приезжайте ко мне на Самуи, буду очень рад».

На пристани мы увидели высокого парня, который, несмотря на пять утра, всем своим видом излучал радость и позитив. Это был Ваня, и мы подружились мгновенно.

Парень вместе с друзьями снимал дом на другом конце острова. Уже полгода живя на Самуи, Ваня зарабатывал в соцсетях. Основной доход приносила ему группа во «ВКонтакте», которую он купил и администрировал, размещая рекламу.

— Проще пареной репы. Берешь схожие по тематике паблики или ресурсы и тупо передираешь их посты, делая отложенные публикации на весь день. Люди в основном неумные, им подавай какую-нибудь мотивационную хрень типа «Успех — это удел сильных». И обязательно картинку к этому с мужиком в костюме. Чем тупее пост, тем лучше заходит, — смеясь, выкладывал секреты гуру мотивации.

— Сколько ни пытался реально интересные статьи публиковать, бесполезно. Прочесть больше абзаца в состоянии только единицы. От небольшого ума публики Instagram и стал таким популярным. Кстати, «ВКонтакте» загибается. На днях буду продавать группу, пока она еще неплохо стоит, — продолжил Ваня, подъезжая к уютному двухэтажному дому.

Как вы представляете себе идеальную жизнь? Нет, давайте по-другому. Как вам кажется, что вам нужно, чтобы чувствовать себя счастливым? Опросите с десяток обычных мужчин, и, отбросив как статистическую погрешность ответы типа «Найти дело своей жизни», вы услышите примерно следующее: «Хочу жить в теплой стране возле моря. Хочу не работать. Чтобы доход был пассивный, из каких-нибудь там интернетов. Чтобы рядом была красивая сексуальная женщина. И да, пусть она чем-нибудь будет своим занята, чтобы мозги не колупала».

На ваше предположение о том, что это наскучит, большинство запротестуют: «Буду много читать, изучу иностранный, освою новый заработок, накачаюсь, даже медитировать начну. Я не такой, как вся эта масса, я буду саморазвиваться».

Жизнь Ваниных друзей Ильи и Гульназ была похожа на сон опившегося «три в одном» офисного планктона, задремавшего на клавиатуре за сканером. Некоторое время назад Илья хорошенько поднапрягся, создав несколько проектов, которые начали приносить стабильный доход, позволяя жить, не привязываясь к месту. Сам из Оренбурга, парень вместе с девушкой Гульназ уже четыре года как живет в Таиланде. Гульназ — парикмахер. Наработав клиентскую базу, девушка ежедневно стрижет и красит островных соотечественников.

Каждое утро, усевшись за компьютер, Илья проверял свои графики и накапавший кеш. Через час со словами: «Хватит на сегодня работы» — парень отправлялся на тренировку.

— Ты в своем уме? Какая на фиг Корея? Ладно работяга, которому деньги позарез нужны, но ты! — недоумевали мы с Сашей.

— Я раньше сваркой занимался и ковку неплохую делал. Вас вот послушал, встряхнуться захотелось. Вообще, думаем с Гулькой переехать куда-нибудь, — поглядывая на реакцию подруги, говорил парень.

У зимующих или переехавших надолго русских на острове была своя тусовка. Каждый вечер мы ходили в гости либо гости приезжали к ребятам. Интересные и деятельные, они уже мало походили на рядовых соотечественников. Думаю, сам факт переезда служит хорошим фильтром, отсекая аморфных и вечно ноющих.

Через несколько дней Ваня объявил, что переезжает на соседний остров Панган. Мутно рассказав про какую-то коммуну, он пригласил пожить там вместе.

— Отлично, мы за любой «кипиш»!

Панган. Коммуна спасенных

Я думаю, в любой компании есть «пробудившиеся», у которых после прочтения пары книг по основам бизнеса открылся третий глаз. Облаченные в костюмы времен выпускного, они в перерывах между бизнес-тренингами легко обоснуют ваше беспросветное существование с работой на дядю. В силу моей узколобости этот образ всегда посещал меня, когда я слышал о «молодых и успешных». Изначально Саша мне показался таким же, однако спустя время я заметил, что от толпы самозабвенно цитирующих Стива Джобса его отличала маленькая деталь — он брал и делал.

— Мне 32. Я родом из Рязани. В 16 я променял родной дом и гарантированное мамой кресло инженера на приборном заводе на общагу МИФИ. С тех пор я так нигде и не осел. Мне нравится жить без якоря. Сейчас мы делаем целую бомж-коммуну.

— Расскажи, в чем ее суть.

— Я уже третью зиму в Азии, но только сейчас мне здесь по-настоящему хорошо. Раньше мы с женой скитались одни, а все знакомые на родине были. В пути, конечно, встречаются люди, но это не то. Со случайным попутчиком можно тусануть, но с ним точно не перетрешь за проекты, развитие, скилы и мозгоштурм. В итоге я понял: нужно все свои деньги не в банку складывать, а в людей. Сегодня туча талантливых и классных ребят прозябают на нелюбимых работах в нелюбимых городах. Они, конечно, стремятся, но если быстро не получается, то к тридцаточке потухают и уже особо не рыпаются. Пройдя все это сам, я просто забил на страхи и вышел из самолета в Бангкоке. И меня отпустило в первый же день!

Я тогда оставил себе только жену и ту часть дел, которые абсолютно в кайф. Никаких страхов за будущее. Это суперважно и суперсложно! Мне в этом смысле повезло с талантом. К 25 я успел заработать так, что хватит до пенсии. Это мой фундамент, которого, к сожалению, нет у многих других. Часто человек увлечен любимым делом, но из-за «надо деньги зарабатывать» занимается нелюбимым. В итоге он не преуспевает ни в первом, ни во втором. Вот мы и помогаем разорвать этот адский цикл, давая возможность заниматься тем, что действительно прет. Объясняем человеку, как быстро завершить дела, привозим сюда и закрываем все первичные потребности. И сразу погружаем в атмосферу кача: здоровое питание, зарядочка каждое утро, спорт и работа-работа-работа (уже любимая) бок о бок с позитивными трудоголиками. Втягиваем в тусовку, как будто он наш старый друг.

— Получается, вы объединены каким-то направлением в бизнесе?

— Большинство — это моя команда, и мы вместе делаем общий проект. Но это необязательно. У меня большой опыт стартапов, что я уже только не запускал. Механизмы организации любого бизнес-проекта схожи, поэтому я могу коучить любой проект и любого человека. Вот мы с пацанами, к примеру, мультик решили делать сатирический типа «Южного парка». Я далек от анимации, но знаю, как все поставить на рельсы.

— Окей, какой тогда у тебя к этому интерес? Раскрутившись, тебе отстегивают?

— Если человек приходит в нашу команду «101 интернет», то мы готовы брать его только за личные качества и учить, вообще без компетенции. Потом он возвращает усердным трудом на благо общего дела. Если не в наш проект — то человек уже должен быть самодостаточен и компетентен в своей профессии, делать работу классно и строить карьеру дистанционно. Со второго месяца он выходит на самосодержание и просто скидывает в общий котел. Может даже свою команду подтянуть. Получается акселератор: мы обеспечиваем ресурсами и менторством на самом старте, если ребята справляются — к этому всему даем еще и инвестиции в проект. Согласись, это просто бомбические условия для развития. Пробовал я не в своей профобласти качать нулевых людей, просто мотивашкой «развивайтесь и кайфуйте, как мы у вас перед глазами ежедневно!». Не вышло. Просто люди приехали, сели под пальму и наслаждались релаксом. Мы не для этого здесь все собрались. В итоге моя помощь им не расти, а деградировать помогала.

— Заманчиво. Вот, к примеру, я решился к вам, на что конкретно рассчитывать?

— Материально закрываем все потребности: перелет, жилье, байк, компы и т. д. Зарплату плачу хорошую и поверх всего помогаю самоорганизовать качественный досуг. И куча еще всего для профессионального, личного роста, физического и ментального здоровья. Это нельзя просто деньгами закрыть — надо вкладываться душой и временем, себя отдавать. Жена даже ревнует порой. Должны быть улыбки у всех на лицах и свет в глазах. Тогда и ежедневный многотруд в кайф. А он облагораживает, как известно.

— Слушай, ты не очень-то похож на мессию. Должны же быть какие-то шкурные интересы?

— Конечно, да! — смеется он. — Я долгое время искал такое общество, в котором мне было бы по кайфу. Много переезжал, но все равно было не то. И как-то меня осенило: если я сам строю семью, компанию, бизнес, то аналогично можно и с окружением. Теперь я строю вокруг себя то общество, в котором мне комфортно жить и творить. Это — самый большой мой жизненный кайф. Кроме шуток. Вот в этом мои шкурные интересы.

Пять дней мы прожили у Саши и его супруги Люды. Думаю, ребята еще не встречали таких унылых путешественников, как мы. Именно на Пангане мы дошли до точки. Это было полное эмоционально-психологическое истощение от всего. Все это время мы просто валялись возле бассейна, являя собой полный контраст с энергичным окружением. Кругосветка — это не всегда ежедневная инъекция счастья. Клинок мировосприятия требует постоянной заточки, в противном случае вы не путешествуете, а перемещаетесь.

День рождения Саши

Ночь, молодой месяц, безлюдный пляж. Давно забытое чувство отупения, словно клейстер, обволакивает мозг. С небольшой задержкой я чувствую, как каждый миллиметр моего тела встречает алкоголь. «А как же твои принципы?» — вопрошает тот я, который где-то дальше черепной коробки. Я хотел было состряпать для него теорию о панк-саморазрушении, но складно уже не получалось. Принципов нет. Будучи железобетонными, убеждения тоже поплыли. Понятное дело: люби маму, не обижай котиков, не бегай по коридору — это незыблемо, но вот остальное зашаталось, как молочные зубы.

— Единственная константа — это изменение всего, — говорю я, затягиваясь сигаретой.

— Эко ж тебя понесло, — смеется Саша, воткнув бутыль джина в песок.

— Пошли лучше на массаж, болгарский философ. Праздник же, нужно трешануть как следует.

В этот вечер Саше исполнилось 29. Друзья из Минска сделали ему подарок в виде денежного перевода на карту. Единственным их условием было то, что вся сумма без остатка должна быть потрачена на дикий кутеж.

— Уж о чем о чем, но об этом могут не беспокоиться, — говорил именинник, извлекая кеш из банкомата.

Песня RHCP Snow была настолько неорганичной, а все происходящее настолько трешовым, что самым разумным было бы заключить, что я сплю. Но щипать себя не хотелось, было что-то исследовательское в этом погружении на дно. Усевшись на стойку, бармен-трансвестит что-то рассказывал про Китай. Его грудной английский, наверное, был последним, во что мне хотелось вникать. Напротив улыбались красивые тайки. Судя по их внешнему виду, массаж не являлся профильной специализацией заведения. Еще чуть поодаль громко спорили пьяные ирландцы, от которых весь вечер мы дожидались драки. Единственным разумным существом в этом балагане был пес. Лежа под соседним столиком, он равнодушно наблюдал за происходящей дичью. Странно, но, поднимаясь наверх, я думал о местных теплотехнических требованиях к ограждающим конструкциям. Концентрация порока на сантиметр пространства была столь плотной, что казалось, я могу повесить шорты прямо на воздух.

Именно на Пангане я ощутил, что остров в полной мере соответствует моим требованиям к месту для жизни: красивая природа, мягкий климат, хорошая инфраструктура и, главное, малое количество пакетных туристов из России.

— Чувак, хорош. Подумайте лучше над моим предложением, — прервал мои сбивчивые благодарности Саша, привезя нас аккурат к парому. Мы покидали Панган, чтобы продолжить свои тайские гастроли. Здесь благодаря ребятам мы получили необходимую нам передышку.

Пхукет — популярный заурядный курорт

Чтобы выручить немного денег, мы продали экшен-камеру и стабилизатор. Долго ожидая покупателя в фойе гостиницы, мы развлекались тем, что наблюдали за постояльцами. Идентифицировать русских (представителей стран бывшего Союза) получалось в процентах 90 случаев, и дело было не только в сланцах с носками.

— Смотри, чел с девахой. Одиннадцать утра. Мужик угрюмый, а женщина чем-то недовольна. Ставлю обед на то, что русские, — тихо рассуждал Саша за мгновение до протяжного «Се-е-ергей», визгливо произнесенного дамой. Помнится, как-то в одном из хостелов датчанин Томас поделился схожим наблюдением о туристах из Восточной Европы.

Пхукет оказался заурядным местом со всеми прелестями популярного курорта.

— Да я, пацаны, сам не знаю, почему они все сюда прутся. Я экскурсии вывожу за пределы острова, тут и показывать особенно нечего, — говорил Рома, работающий гидом. С ним мы познакомились еще в алтайском ДДВ, где парень неосторожно пригласил нас в гости, сам отправляясь автостопом в Магадан.

У Ромки мы обосновались плотно и бесцеремонно. Я безвылазно писал статью, Саша делал ролик. Каждый вечер возле близлежащего ночного клуба происходило яркое шоу трансвеститов. Под дичайший восторг китайских туристов около двух десятков ледибоев дефилировали в ярких нарядах.

Мифы о третьем поле

— В бедных тайских семьях симпатичных мальчиков продают в бордели. Там их пичкают гормонами, одевают в женское и потом выставляют на панель. Ну еще некоторые хотят легких денег срубить, поэтому сами трансами становятся, — писала мне подруга, сама того не понимая, выразив главные заблуждения относительно этого вопроса. Вооружившись google, а после побеседовав с одним из главных русскоязычных знатоков Таиланда, я решил развеять эти глупые мифы.

Само понятие «третий пол» существует во многих азиатских культурах, обозначая некое промежуточное состояние между мужчиной и женщиной. В Таиланд это проникло вместе с индуизмом, задолго до того, как царевич Сиддхартха стал Буддой. В Индии для граждан данной категории есть даже отдельная каста хиджры. Тайское же общество очень консервативно, поэтому не стоит думать, что тайцы поощряют либо приветствуют подобное. Но, живущие по принципу «делай что хочешь, главное — не мешай», они весьма толерантны и терпимы. Вообще, травля любого проявления непохожести лежит за гранью тайского мировосприятия во многом благодаря буддизму. Буддизм учит, что нужно принимать себя таким, какой ты есть, а постоянное сопротивление своей сущности только усугубляет карму. Рожденным не в своем теле тайцы скорее сочувствуют, нежели порицают их.

Между трансвеститами и транссексуалами существует большая разница. Трансвеститы просто копируют женский образ, не стремясь делать пластику. В быту они чувствуют принадлежность к собственному (биологическому) полу и совсем не обязательно гомосексуальны. Их переодевания скорее странное хобби, чем постоянный образ жизни. С транссексуалами все куда сложнее. С самого рождения они ощущают разногласие между биологическим и психологическим полом. Вся их жизнь превращается в борьбу с попытками привести свое тело в соответствие с представлениями о женщине. Однако, чтобы лечь под скальпель хирурга, одного желания мало. Необходимы: совершеннолетие, разрешение родителей (если ты не достиг 20), психиатрическое заключение и гормональный курс в течение года. Также глупо думать, что смена пола сулит некие финансовые выгоды. Основная операция, вкупе с многочисленными сопутствующими, стоит огромных денег. Прошерстив сайты местных медицинских центров, я вывел средний прайс:

— операция на половых органах (только удаление пениса) $6000—9000;

— операция на голосовых связках $2000—3000;

— увеличение груди от $1800 до $3000;

— пластическая коррекция лица от $3000 до бесконечности.

Добавьте к этому регулярные курсы гормональных препаратов — и вы получите примерное ИТОГО.

Еще одним укоренившимся мифом является то, что подавляющее большинство ледибоев вовлечены в проституцию. Утверждающие подобнее редко покидают пределы курортов, где очень популярны всевозможные транс-шоу для туристов.

В действительности же транссексуалов и трансвеститов можно встретить на самой обычной работе, несмотря на их пока что неурегулированный юридический статус.

Каждый перед поездкой знакомого в Таиланд считает своим долгом пошутить о «смотри не перепутай». Расслабьтесь, тех, кто вам встретится в барах, вы сможете идентифицировать и после ведра водки, а те, которые и впрямь выглядят модельно, с вами на одном поле не сядут цветы собирать. Взобравшись на подгнившую колокольню нашей системы ценностей и не забыв щедро окропить ее христианской псевдоморалью, мы можем долго сокрушаться об извращенности и ненормальности. Однако что точно не отнимешь у этих людей — так это смелости и решительности быть собой, даже вопреки биологии.

Хорошо, но в Индонезии было вкуснее

Переночевав напоследок в буддистском монастыре, мы без грусти покидали Пхукет. Растянувшись в кузовах пикапов, мы уверенно двигались в столицу с самым длинным названием. С кем мы только не ехали: буддистские монахи, начальник полиции, проститутки, шотландец тренер по теннису, директор строительной компании и бесчисленное количество простых крестьян. Каждый считал своим долгом если не накормить нас, то хотя бы угостить кофе и снарядить запасом воды. Автостоп в Таиланде наикрутейший и наисытнейший. В тот день мы махнули около семисот километров, что для густонаселенной Азии очень неплохо.

Еще только въезжая в Таиланд, я предвкушал пиршество от разнообразия вегетарианской кухни. Я, как и многие западные обыватели, думал, что большинство буддистов вегетарианцы. В реальности же найти уличную еду без мяса было тем еще квестом. Я с грустью вспоминал индонезийские варунги, где за доллар можно было объесться самыми немыслимыми сочетаниями овощей и тофу. Я не согласен, что о национальной кухне можно судить только после приличного ресторана. Ежедневная пища таксиста, продавца цветов и кондуктора автобуса в не меньшей степени отражает кулинарные традиции, чем авторское блюдо от шефа. От тайской кухни мы ждали большего, хотя острая папайя, салат с кешью, конечно, песня.

Реальный Бангкок с Антоном Дряничкиным

Если тебе нравится Бангкок, то, скорее всего, ты извращенец или знаком с Антоном Дряничкиным. Два года назад я случайно попал на его лекцию в одном из минских кафе. Не знаю, как долго бы еще идея кругосветки бродила в моей голове, если бы не это знакомство.

— Не бойся, я зимой стопом в Таиланд ехал. По Казахстану, без палатки, в −30, — рассказывал Антон, с которым тогда разговорились. — Будете в Бангкоке — welcome!

Войдя в дверь, мы сразу споткнулись о лежащих штабелями бродяг. Антон что-то писал, скрестив ноги, он мало изменился за два года. Как и положено квартире путешественника, она была завалена интересными книгами и никогда не пустовала.

Восемь лет назад, оставив родной Питер, а вместе с ним и музыкальную журналистику, Антон приехал в Таиланд. Первое свидание со страной чуть было не закончилось для парня летально. Подхватив лихорадку денге, он неделю в бреду провалялся на пляже. С трудом оклемавшись, парень расценил это как знак и решил задержаться в стране, устроившись гидом. Изучив тайский и работая над путеводителем, сегодня Антон один из лучших экспертов по тайской культуре вообще и Бангкоку в частности. По словам парня, язык — это в первую очередь ключ к культурному коду, а уж только потом средство коммуникации.

— Обычно в Бангкок попадают так. При продаже путевки куда-нибудь, скажем в Паттайю, турагент предлагает скидку, но с условием однодневного посещения столицы. Клиенты радостно соглашаются. По прилете их без раскачки бросают в топку экскурсий и, пока горяченькие, ведут в ювелирный. Обезумев от впечатлений, туристы переплачивают за изделия примерно в четыре раза. Ювелирный отстегивает туроператору, все счастливы, занавес, — смеясь, рассказывал Антон.

Внешне очень страшный, Бангкок нельзя рассматривать отдельно от самих жителей. Именно в совокупности уклада жизни и визуальной составляющей кроется понимание города с последующим принятием. Религиозные воззрения тайцев — это дикий микс из буддизма, индуизма и древних анимистических культов. Не находя противоречий, тайцы спокойно сочетают несочетаемое: утром делая подношение духам, а вечером отправляясь молиться в буддистский храм. «Любое явление или предмет непостоянны, следовательно, какой смысл заботиться о внешнем, если оно в любом случае подвержено увяданию», диктует тайцам буддистская часть их мироощущения, найдя свое отражение и в архитектуре. Вы никогда не определите благосостояние тайца по его дому, показуха — это точно не про них. Копнув поглубже, вы неожиданно для себя найдете прекрасное в плесневелых фасадах, гирляндах проводов, гигантских эстакадах, ветхих лачугах, лотках с фруктами и ползающих по центру варанах. Пять дней мы исследовали город. Про Бангкок невозможно писать в формате статьи, это слишком объемная тема, поэтому Саша сделал ролик, в котором Антон рассказал об основных точках своей нетипичной экскурсии.



Ночной Бангкок без фанатизма

Вот чем молодцы тайцы, так это тем, что не обманывают себя. Понимая, что невозможно искоренить самую древнюю профессию, пока жив хоть один мужчина, власти просто отвели для этого специальные места. После десятка сообщений в личку с вопросами типа «Как там с проститутками?» мы не могли не поделиться впечатлениями.

— Давайте только без фанатизма и домой никого не тащите, — напутствовал Антон, составляя ночной треш-маршрут.

Первой точкой была знаменитая улица Патпонг, сразу напомнившая мне квартал красных фонарей в Амстердаме. Бары, караоке-клубы и, конечно же, девушки на любой вкус. Антон удачно сравнил это место с ГУМом, по которому все ходят, смотрят и ничего не покупают, ибо знают, что есть дешевле. Если откровенно, было не особо интересно. В Амстердаме размах шире, и к тому же на ночных Пхукете и Самуи декорации схожи.

Следующим был закоулок, названный Антоном «Спокойные геи». Вот там было уже любопытнее. За столиками уличной кафешки вместе с молодыми тайцами чинно восседали пожилые европейцы. Повсюду медленная музыка и флирт. «У меня есть знакомые женщины, которые ходят в это место, объясняя, что им нравится смотреть на ухоженных мужчин», — рассказывал наш гид.

Точка «Веселые геи» говорила сама за себя. Под грохот музыки на нас буквально висли развязные, крепко подвыпившие парни. В этой атмосфере полной разнузданности уже никто ничего не стеснялся. Было что-то символичное в тупиковом расположении этой резервации.

В проституции, как и в любой области услуг, существуют свои законы маркетинга, диктуемые разношерстностью потребителей. Улица с девушками для японцев демонстрировала это как нельзя лучше. В Бангкоке много офисов крупных японских компаний и, соответственно, японцев. Однако в Стране восходящего солнца не принято навязываться клиенту. Японцы все решают по-деловому, договариваясь только с начальством, в данном случае с «мамкой». В это время девушки, словно в актовом зале пионерлагеря, аккуратненько ожидают сложа ручки. Лишь после завершения сделки менеджер Хирамото ослабит галстук, следуя в номера. Мы с Саньком не были целевой аудиторией, поэтому там на нас даже не обращали внимания.

Проходя мимо следующей точки, мы увидели нескольких пышных дам в хиджабах. Оказывается, что спрос арабских любителей интима в Бангкоке удовлетворяют женщины из Узбекистана. И причина здесь не только в соответствии необходимым габаритам (арабы любят пышные формы). Главное — это религиозная составляющая. Сняв женщину, адепты учения пророка идут с ней к специальному имаму, работающему в этой же гостинице. Имам заключает временный брак, и счастливые новобрачные уединяются. Все четко, не подкопаться, и никакого вам харама.

— Смотрите, вы сходили на ночную экскурсию после четырехдневного погружения в культуру. А большинство, приехав в Таиланд, только и ограничиваются заблеванными курортами и ночным Бангкоком. А после рассказывают про тайцев-извращенцев и проституток. Процентов 90 туристов не имеют даже малейшего представления о стране, которую посетили, — рассказывал Антон после нашего возвращения.



— Правильно, что дальше в Чиангмай рулите. Север страны — это уже настоящий Таиланд, который нужно прочувствовать. Я тебе точку скинул, на границе с Бирмой, напиши статью про лагеря беженцев, — сказал на прощание братишка.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Егор Свирид