438
04 апреля 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков
«Работая на дядю, получали больше. Но это пока». Парни из Минска взяли $30 000 в долг на СТО и хотят делать машины для миллионеров

«Кузовным ремонтом надо жить! Дышать этой шпаклевкой, любить запах растворителя!» — Денис и Святослав фанатеют от машин, а еще они контрол-фрики — говорят, что не умеют «фуфлить» авто и загоняются по поводу качества. Ребята долго работали на кого-то, а потом решили открыть свою СТО (вот их профиль). Но это не самоцель. Есть более глобальная и творческая задача. Представители различных профессий из сервиса «Onliner. Услуги» продолжают рассказывать о своем ежедневном труде.



Гомельский сварщик

Тогда работали в дилерском центре, взяли паузу и отправились на обед. Денис параллельно еде серфил по сети. Искал машину с богатыми формами, чтобы сочинить хот-род (быстрый автомобиль с ретровнешностью). Понимал, что на белорусских территориях это, скорее всего, будет «Москвич-401».

Разговорились со Святославом. Тот, как оказалось, загоняется примерно тем же. Ребята углубились в тему и в итоге решили объединить усилия.

Через какое-то время 401-й «Москвич» все-таки нашелся. Его всю зиму перекраивал под себя гомельский сварщик. Машину мужчина нашел у какого-то деда в гараже. Правда, деньги скоропостижно закончились. Рациональнее было скинуть недоделку.

Святослав и Денис потратили $400, перевезли машину в Минск, сняли с учета, купили двигатель от Toyota. Денис хотел сделать проект попроще. Святослав предложил усложнить. В итоге родились очертания будущего хот-рода. Правда, реализацию пришлось отложить.

Оба понимали, что работать на кого-то уже неинтересно. Заморочились собственным бизнесом. В итоге денег (весьма серьезных — в районе $40 000) требовали и собственная СТО, и проект с хот-родом. Ребята отказались от риска, чтобы не потерять все, и занялись станцией техобслуживания.

Лупатый «Запорожец»

Святослав родился на Востоке. Не в регионе, а в микрорайоне города-героя Минска.

Каждое лето семья отправлялась в деревню. Там ее ждал старый лупатый «Запорожец»-«тридцатка». Отец использовал его в качестве тренажера и учил сына водить, пока не купил себе «Жигули».

Святослав получил права в 18 лет. Родители подарили им с сестрой-двойняшкой Ford Fiesta. Через два года машину продали, чтобы купить Peugeot 206. Примерно тогда парня и торкнуло. А еще по Discovery и National Geographic крутили передачи про то, как в Америке круто и быстро делают тачки.

Глаза загорелись.

Из школы парень попал прямиком в гараж. Читал, узнавал, пробовал, ошибался, исправлялся, повышал скилл.

В 2009-м брат предложил покрасить его Volkswagen Passat B3. Святослав вписался. Родственнику было дорого покупать автокраску, взял обычную по металлу в строительном магазине. Опыта ни у кого из участников процесса не было, но кое-как подготовили и покрасили. Passat чувствовал себя ужасно. Брат рассудил, что это из-за краски, и пошел за другой. Правда, снова не автомобильной: она была в три раза дороже.

Получился матовый черный автомобиль. Брат потом умудрился продать его в Казахстан. А Свят решил, что обязан качественно прокачаться в покраске машин.

— Мне ничего, кроме автомобилей, не нужно было.

Дальше были гаражи — большие и не очень — и дилерские станции. Там они и познакомились с Денисом.

Автомобильные войска

Денис из Зеленого Луга.

У отца был «Москвич-2140», который если и делал что-то хорошо, то ломался. Когда гоняли в деревню под Смоленском, порой приходилось чинить прямо на дороге по несколько раз.

Денис, как и Святослав, смотрел «Тачку на прокачку» с Xzibit и другие, более содержательные шоу про автомобили. Правда, профессионально с ними долго не пересекался.

После школы отучился в училище на повара, а затем, чеканя шаг, отправился в армию. Часть располагалась в Масюковщине. Автомобильная — чтобы в случае войны быстро подвезти основным расчетам все необходимое. Войны, хвала небесам, не случилось. За два года солдат получил права категорий B, C и E и спокойно пошел себе на гражданку.

Там окончил Институт управления и предпринимательства, поработал торговым агентом, а потом принялся перепродавать тачки с ребятами. Что-то они пытались чинить самостоятельно, что-то отдавали специалистам.

Так все и завязалось. СТО, гаражи, дилерские центры, интернет и вопросы старшим товарищам. Методом проб и ошибок освоил матчасть и получил опыт. После познакомился со Святославом.

Промышленное забытье

Ребята стартовали в декабре 2017-го.

Говорят, чтобы открыть СТО, к очень сильному желанию надо приложить денежки. Начать, если это кузовной сервис, можно с $10 000. Но все равно тема требует знаний — хотя бы азов. Товарищ Дениса и Святослава не был никак связан с кузовным ремонтом, но посчитал, что бизнес выстрелит. Открыл станцию, вложил в нее $40 000, проработал два года и потом продал. Получил $30 000. То есть в лучшем случае пролет на десятку.

Пока нашли нынешнее помещение, посетили десять локаций. Главное требование касалось отопления. Придумывать какой-то дополнительный обогрев для сотни «квадратов» — кусаче затратно.

Плюс смотрели на расположение. Минчане не особо хотят ехать за город. В итоге отыскали помещение в 180 «квадратов» на переулке Солтыса недалеко от стройного леса. Здесь раньше была большая автомобильная база. В советские времена все ладно работало. Потом были развал, суверенные кризисы, застой. Ребятам площадь досталась в ужасном состоянии. Три лампочки, одна розетка, грязные стены, выкрашенные маслом. Промышленное забытье.

Хорошо, что оба рукастые. Так что принялись наводить красоту самостоятельно, прилично сэкономив.

Русский город Вологда

Денис отмечает, что в идеале для открытия такого бизнеса надо хотя бы тысяч сто. Долларов, ясное дело. Таких денег у ребят не было.

Экономили вообще на всем. В результате открылись примерно за $40 000 ($10 000 своих, $30 000 взятых в долг). При этом половина оборудования уже была приобретена.

За покрасочной камерой поехали в русский город Вологду за 1200 километров от дома. Там продавали вменяемую бэушку. Неделю сидели и разбирали ее. Потом еще месяц здесь монтировали. Копали яму, заливали бетон. Тоже сами.

Если бы нет, монтаж этой вологодской камеры обошелся бы примерно в $2000. Плюс приямок $1000. И сама камера $7500. Новая стоит больше $25 000.

Денис и Святослав, конечно, изначально просчитали свой бюджет на бумажке, но, когда дошло до дела, с каждой баночкой краски и пакетиком саморезов становилось ясно, что они глубоко ошибались. Примерно в три раза.

Банальный пример — навес. Покрасочную камеру смонтировали в декабре. Мороз, дождь — ее заливало. Начали прозванивать организации. Люди были готовы сделать навес минимум за $2500. Но ребятам свезло. По соседству арендовал помещения предприниматель, который занимался продажей железа. У мужчины в хозяйстве был навес, который он продал по цене металлолома — за $500.

Ребята провозились с ним неделю — все стало красиво. Говорят, оно того стоило.

Подвид осознанного извращения

Ребята пока буксуют. Бизнес жрет деньги. Аренда — порядка $1300 с «коммуналкой». Плюс $100 за площадку под покрасочную камеру на улице. В кучу платят еще и единый налог — 5% от оборота.

На станции два наемных работника. Они получают по 1500 белорусских рублей. Святослав и Денис периодически работают сами.

Говорят, есть проблема с кадрами. Во-первых, хороших сложно найти. Во-вторых, хорошие стоят дорого. Как в футболе.

Святослав горячо отмечает, что «кузовным ремонтом надо жить, дышать этой шпаклевкой, любить запах растворителя». Такой подвид осознанного извращения. Парень объясняет, в чем разница между работой на себя и на кого-то. Теперь он просыпается без будильника и хочет ехать сюда. А когда работал наемником, такого не было.

Ребята говорят, что они контрол-фрики, загоняются по качеству и не умеют «фуфлить» машины. Перед тем как клиент получает авто, оно проходит через кого-то из владельцев.

— Мы разрешаем клиентам не оплачивать ремонт, если он выглядит некачественно.

— Но клиентам может показаться все что угодно.

— Тогда мы закрываем машину на складе, зовем сертифицированных экспертов и технологов и просим оценить работу. Если ремонт выполнен качественно, клиент платит, нет — мы в пролете. Но такого еще не было. Хотя мы всегда готовы признавать свои ошибки, несмотря на популярный сейчас потребительский экстремизм.

Начинающие бизнесмены

Потребитель едет за экономией. Потому ребята стали предлагать два варианта ремонта. Дешевый — можно не тратиться на разборку и качество материалов. Дорогой — полная разборка, чистка со всех сторон. Но это в два раза дороже. Цена за работу сохраняется — примерно 100 рублей за элемент. На разницу влияет стоимость материала.

— Конкуренция дикая, — говорит Святослав. — Я могу насчитать 15—20 станций, не напрягаясь. Плюс знакомые, которые работают в гаражах, — это еще человек 11. Уверен, можно умножать сумму на 10. Главное для клиента — цена. Вот и начинаем объяснять, что это как в магазине. Можно купить колбасу себе, а можно коту. Выглядят они вроде одинаково, но состав разный, качество — тоже. Если хочешь, чтобы с животом все было нормально, покупай хорошую. Так и с ремонтом автомобиля. Ездить на гнилой машине — это безответственно.

Начинающим бизнесменам тяжело, но они обещают справиться. Ощущения такие, будто съехал от мамы на съемную хату и понял, что продукты не умеют самостоятельно оказываться в холодильнике.

Сейчас оба не вынимают «по 500». Радуются, когда получается по 200. Все идет в бизнес. Пока выходит меньше, чем во время работы на кого-то. Тогда средняя зарплата была в районе $800—900.

Отдельная культура в автомобилестроении

Кузовной ремонт оформлен на Святослава, лаборатория для подбора красок и материалов — на Дениса. Все делится пополам. Так с бухгалтерией проще.

У обоих жены и дети.

— И что, на 200 можно жить?

— Ну, очень сложно, но у нас жены работают. Спасают, пусть об этом и не очень приятно говорить.

— И как жены?

— Пока терпят. Время от времени пилят, — смеются ребята.

Главная творческая задача — представить свой хот-род. Не корча, а адекватный гражданский автомобиль. И не тупо загнать «Москвич», а найти людей, которым это было бы интересно, которые могли бы вывести на новые проекты.

— Хотелось бы делать эксклюзивные вещи. Да, прямо сейчас в Беларуси это никому не нужно. Но есть же Россия, та же Америка еще с сороковых годов интересуется этой темой. Они строят, продают хот-роды и наслаждаются ими. Это отдельная культура в автомобилестроении. Это выставочный экземпляр. Многие миллионеры говорят, что им нравится не столько ездить на них, сколько обладать ими. Хотя мы бы и ездили с удовольствием.


Если у вас есть интересные профессиональные истории, регистрируйтесь на нашем сервисе «Onliner. Услуги» и присылайте письма на ящик nm@onliner.by с пометкой «Моя работа». Будем создавать мотивацию!


Качайте приложение «Onliner. Услуги»:

  • Версия для Android
  • Версия для iOS

Автомобильные шины в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков