294
07 марта 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков

«Выполняешь заказ на 100 рублей, но себе оставляешь только треть». Мама двоих детей не вышла из декрета, чтобы печь торты для Instagram

Пока непонятно, к чему все это приведет. Глава семейства работает старшим продавцом в салоне бытовой техники. Зарплата — примерно 1300 рублей. На эти деньги нужно арендовать квартиру и кормить жену с двумя дочерьми. Расклад не самый роскошный. Правда, в какой-то момент супруги решили, что можно организовать доход, не выходя из собственной кухни. Теперь жена печет праздничные торты и капкейки без нужды отрываться от материнских обязанностей. Представители различных профессий из сервиса «Onliner. Услуги» продолжают рассказывать о своем ежедневном труде.

Химия, ГОСТ, фэншуй

По образованию Нина повар. История смешная. Девушка росла возле Лепеля и искренне собиралась стать лаборантом, чтобы после окончания училища попробовать поступить в мед.

— Лицейская группа. Профиль — химический анализ продуктов, санстанция, короче. Но 1 сентября мы узнали, что основной преподаватель уволился. Учить на лаборанта больше некому. Мол, выбирайте из того, что есть. А есть швея и повар.

«Богатый» выбор для выпускницы с аттестатом, в котором гордо красовались девятки и десятки.

— Идти в 10-й класс не хотелось. Свою школу и уровень своих педагогов я знала. Не прикольно. Тем более углубленные химию и биологию у нас оставили. Представляете повара с углубленным знанием химии и биологии? Так вот это я.

Учеба не сказать чтобы впечатлила.

— Полезных практических навыков приобрели не много. Больше всего не нравилось, что почти для любого блюда требовалось нарезать овощи чуть ли не под линейку. Не по ГОСТу это и не по фэншуй, чтобы одна картошка была меньше другой картошки. Абсолютно неможно. Хотя я все время радовалась за декана и замов. Хорошая работа, когда ты принимаешь экзамен, обедая блюдами, приготовленными студентами.

Диетпитание, румяна, ЗАГС

По распределению направили работать в детский санаторий «Жемчужина» с диетпитанием.

— По чуть-чуть вывариваешь огромные кастрюли. Рядом стоит технолог, диктует, как тебе готовить. Все однообразно и уныло. В пять утра встаешь, чтобы в шесть быть на работе, потому что в восемь у детей завтрак. Дело благородное, но скучное.

Потом в жизни Нины случился Саша. Спасибо дефициту: в Лепеле было сложно найти косметику.

— Я пришла за персиковыми румянами. Во всем городе не могла найти, дошла до рынка. Да, 11 лет назад косметика еще продавалась в палатках. В одной из таких работал Саша. В итоге искала румяна, а нашла мужа. Он мне сказал: «Не нужна тебе косметика, приезжай ко мне сегодня».

Девушка не собиралась никуда ехать, тем более тогда она уже встречалась с другим молодым человеком. Но случай свел их с Сашей вновь.

Через три недели 18-летняя Нина и 22-летний Саша подали заявление в ЗАГС.

Зарыбино, агент, комбикормовый завод

Предыдущий молодой человек Нины был военный, красивый, здоровенный, со своей жилплощадью на территории приграничного государства. Но являлся носителем не самой благозвучной фамилии вроде… В общем, вот есть проститутка, а есть синоним на букву «Ш». Так вот фамилия была однокоренной синониму на букву «Ш».

— Почему-то человеку было принципиально сохранить ее. Этот момент всегда казался мне странным. Плюс с Сашей у нас случилась прямо любовь. Он был внимателен, настойчив и заботлив. Мог ко мне пешком прийти из города. Мы тогда жили в деревне Зарыбино.

Вообще, Саша из Минска. Просто его родители в свое время продали квартиру в столице и купили большой дом на берегу озера в Витебской области. Саша подрос и ожидаемо захотел обратно.

В Минск молодая семья переехала шесть лет назад. Теперь у Нины с Сашей минская жизнь и двое детей.

— В Лепеле муж был кредитным агентом. Получал миллиона два. Ни на что не хватало. Решили, что надо ехать в Минск хоть за какими-то деньгами. На периферии нужны рабочие. Саша пробовал работать на комбикормовом заводе, но натура слишком творческая.

Тортодел, интернет, Том Круз

Старшему ребенку 7 лет, младшему — 3 года.

— Я понимал, что, работая по контракту, выше головы не прыгнуть, — говорит Саша. — Мы с Ниной решили использовать все, что было под рукой: интернет, жилье, свет, воду и ее талант готовить. По образованию она повар четвертого разряда. Не кондитер, просто тортодел. Но мне это не кажется принципиальным моментом.

Четыре месяца назад семейный совет решил: «Почему бы бизнесом не заняться? Тем более ничего не теряем».

— Не получится — ничего страшного. Получится — отлично. Стал думать, как назвать все это дело. «ИП Буров» звучит все-таки не очень. Да я и не Том Круз или Брэд Питт. Мое лицо ничего не продаст. Потому придумали семьей название и логотип.

Глава семейства зарегистрировался и стал обживаться во всех соцсетях. В 33 года даже освоил Instagram.

Декретница, 30 капкейков, 50 копеек

Нина — дважды декретница. Начинать свое предприятие опасалась.

— Долго получала одобрение близких. Нескончаемо готовила всем торты, а потом уже решилась принимать заказы. Первого ждала две недели. Переживала дико. В итоге ко мне обратилась девушка. Она хотела 30 капкейков — красивых и вкусных.

В большинстве случаев торты и капкейки приобретаются для фоток в Instagram. Так что характеристика «красивые» всегда стоит на первом месте.

— Да, мало кто просит, чтобы было вкусно. Но у девушки не стоял вопрос денег. Она просила проработать наполнение капкейков. В итоге все срослось.

Готовый капкейк стоит 2 рубля. Из него Нина вынимает 50 копеек. Выгодно брать большой заказ.

— В последнее время стали модными бейби-вечеринки. Доктор определяет пол ребенка. Кладет бумагу с информацией в конверт. Родители везут его мне. Я делаю капкейки. Если голубая начинка, то мальчик, если розовая, то девочка. Когда они надкусывают капкейк, все узнают.

Капкейк с начинкой — это уже 2,5 рубля.

Дорого, бисквит, заварной крем

Конкуренция огромная, отмечает Саша.

— Знаете… Можно сесть выбирать торты и пропасть на полдня. Сами рассудите: что надо для этого бизнеса? Кухня, ингредиенты, пекарь — все! Любой человек при наличии времени может этим заняться. Я даже боюсь прикидывать количество предпринимателей, которые в теме. Ощущение такое, что счет идет на тысячи.

Когда семья определяла ценник, рассудили, что большие конторы берут от 35—40 рублей за килограмм. Ребята попроще — 25. Потому для себя поставили 23 рубля за кило.

— Пока мы мобильнее конкурентов. Многие не справляются с популярностью, боятся потерять клиентов и ставят их в очередь. В итоге торт надо ждать неделю. У нас загруженность не та. Можем позволить себе быстрый заказ, — говорит Саша.

— По сравнению с магазином, конечно, дорого, — включается Нина. — Но почитайте состав. Разница, безусловно, есть. А что до времени, то от получения заказа до готового торта может пройти три дня. Но если человеку нужно завтра — будет завтра. Когда коржи не требуется пропитывать, все делается быстро.

Ребята говорят, что сейчас в топе шоколадный бисквит с заварным кремом. Его Нина делает часто.

100 рублей, ингредиенты, накосячили

Торты для Instagram в среднем весят от 2 килограммов. Самый большой заказ Нины — 5 килограммов для свадебной тусовки.

— Допустим, этот торт стоит 100 рублей. Но зарабатываешь ты с него только третью часть. Сейчас весь смысл моего труда — это имя. Потому нет никакого толку экономить на ингредиентах. Купить дешевое, продать втридорога — в моем представлении так доверие клиентов не заработаешь.

В итоге с учетом зачаточной стадии бизнеса ребята получают от него примерно 100 рублей дохода.

— Смотрите, какая бывает штука, — объясняет Саша. — Есть торт, который как бы произведение, красивый и гармоничный. Но весит он не 2 килограмма, как заказывал клиент, а 2,5, как его напек исполнитель. Соответственно, иная цена. «Косяк» производителя, как бы очевидно. Некоторые пекари отказываются уступать, мы — нет. Сами накосячили — сами теряем деньги. Хотя на данный момент это не то предприятие, в которое надо вкладываться несколько лет. Мы либо на нуле, либо чуть-чуть обогащаем семейный бюджет. Надеемся в будущем развиться, чтобы можно было набирать наемных работников.

Семья, Лос-Анджелес, 33 года

Все понимают, что баснословного дохода пока быть не может.

— Мне 33 года, — отмечает Саша. — Я видел, как рушились другие семьи. Подумал: «Если так будет продолжаться и дальше (я все время на работе, а Нина — с детьми), на пользу это не пойдет». Мне захотелось объединить всех и направить их усилия в одну сторону. Пока получается.

Единение семьи кажется важным моментом и для жены.

— Все это тортоделание позволяет оставаться мамой 24/7. Я дома, я уделяю внимание дочерям, я работаю. Да, у меня были отличный аттестат и соответствующие перспективы. Но на сегодня меня все устраивает. Я в первую очередь мама. По этому поводу решила не выходить из декрета и уволилась с работы. До второго ребенка была администратором в магазине бытовой техники. Вроде собирались сделать замом. Но я решила, что дети важнее. Да и по деньгам это 700 рублей. Даже призрачного повода засомневаться нет.

Нину привлекает и свобода графика.

— Могу работать, могу не работать. Поставила корж печь — пошла за ребенком. Сделала торт — оставила его на 12 часов вызревать. Крем можно сделать вместе с ребенком: малышке интересно.

— Меня еще греет момент праздничности нашего бизнеса, — итожит Саша. — Хочется какой-то радости. Мы не в Лос-Анджелесе живем. У нас тут солнца мало. Если наши яркие торты будут доставлять кому-то удовольствие, это круто.


Если у вас есть интересные профессиональные истории, регистрируйтесь на нашем сервисе «Onliner. Услуги» и присылайте письма на ящик nm@onliner.by с пометкой «Моя работа». Будем создавать мотивацию!


Качайте приложение «Onliner. Услуги»:

  • Версия для Android
  • Версия для iOS

Формы для выпечки и противни в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков
ОБСУЖДЕНИЕ