01 сентября 2017 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Алексей Носов

«Ставишь за коттедж цену 3500, а украинцы — 1800. И что делать?» Электрик о гастарбайтерах, обманутых клиентах и смертельных разрядах

Это не тот случай, когда если не ты, то никто. Вокруг много конкурентов, вернее, очень много, целый океан. Его дополняет море иностранцев, готовых сбивать цену. Ты ставишь за розетку 8 рублей, они дают 5. При этом есть вариант получить бодрящий разряд от фазы. Хорошо если не смертельный. Юрий занимается электромонтажом. Представители различных профессий из сервиса «Onliner. Услуги» продолжают рассказывать о своем ежедневном труде.

Градусник

Юре было 4 года, и у него была температура. Мама дала градусник — обычный такой, стеклянный, со ртутью внутри.

Когда родители на минуту отвлеклись, Юра увидел второй. Завладев парой градусников, ребенок направился к розетке. Вставил оба острыми концами и надавил. Получилось эффектно. Стекло треснуло, в комнату как раз зашла мама.

Ребенок радовался. Родители вызывали пожарных. Благо часть располагалась всего в километре от дома. Ребята приехали и все собрали. Бригадир осмотрел комнату, усыпанную мячами, и заключил: «Футболистом не будет. Будет электриком».

«Реал Мадрид»

Юра с детства болел за мадридский «Реал» и до 10-го класса думал о футболе. В 14 лет они с другом даже отправились на просмотр в детскую школу «Динамо» — на знаменитый асфальт возле одноименного стадиона.

Юра играл центральным защитником, друг — нападающим. Юра подошел, друг — нет. Но футбола не случилось. Отец тогда работал электриком на железной дороге и был против.

Семья жила на станции Дегтяревка — это 12 километров от Минска в направлении Гродно. С 1-го по 4-й класс Юра учился в Хатежино, с 5-го по 9-й — в Старом Селе.

Школа — 10 километров от дома. Туда возил автобус. Если после занятий его долго не было, Юра топал домой пешком всю десятку.

Хиляк

После 9-го класса поступил в лицей. По семейной линии — на электрика.

Каждое утро проходило построение. Мастер выстраивал 20 учеников в две шеренги и проверял отсутствующих. Процедура повторялась после занятий. Дисциплина. Сачковали редко.

Если случались «косяки», провинившийся отжимался. Если не смог сделать 20 повторений, считался хиляком. Таким был внутренний порядок. Можно было отказаться, но это тоже учитывалось.

В лицее был специальный стенд — по сути, тренажер для монтажа электропроводки в квартире. Юра разобрался с первого раза. По ходу, наследственное.

Там же познакомился со своим нынешним напарником по бизнесу. До сих пор вместе.

«Война и мир»

Был вариант устроиться в подземку. Во время практики работал на подстанциях — в сердце метрополитена.

Готовился к внутреннему экзамену. Все как в университете — по билетам. Три штуки. Юре дали толстую красную книгу по электробезопасности метрополитена. Не том «Войны и мира», конечно, но тоже тяжелая.

Сидели в каптерке на станции «Восток» (это на платформе за зеркалом). Сперва набираешь код, потом светишь удостоверение дежурному по станции, потом расписываешься в журнале, потом заходишь — и все это под камерами.

В общем, собрались опытные дядьки-электромонтеры и начальник подстанции. Начали сыпать вопросами. Юра ответил на ноль из них. Мужики озадачились, сказали: «Ну, учи. Через неделю спросим».

Военнопленный

На следующее утро Юра приехал на работу. Забурился читать красную книгу. И тут поступила команда: «Гони-ка ты в администрацию метрополитена на экзамен!» Администрация — на станции «Площадь Ленина».

Юре дали первый билет, за ответом последовал каскадный водопад дополнительных вопросов. Потом еще раз. Практикант неожиданно справился.

Начальник ничего не говорил. Не говорил долго. Когда приехали обратно, сказал мужикам: «Вчера молчал, как советский человек в плену у немцев, а сегодня — как из автомата».

Все было на мази, но с метрополитеном не получилось. В основном из-за самого Юры. В подземке тогда работал его отец. Парень не хотел разговоров, мол, пристроил сыночка. Решил уйти.

Шандарахнуло

— Насколько я помню, контактный рельс — тот, который ближний. На него лучше не падать. Там 820—850 вольт. Человеку, чтобы смертельно шандарахнуло, достаточно даже 220. Хотя иногда и 110 хватает. Если туда падает предмет, надевают специальные диэлектрические перчатки и достают его клещами.

В прошлом году на «Пушкинской» не разминулись с девушкой.

— Ее iPhone упал на рельсы. Я был виноват. Дождались, когда пройдет поезд, попросили работников достать. Вот те клещи нам и помогли.

«Горизонт»

В итоге распределился на овощную фабрику. Много-много-много теплиц, в которых много-много-много светильников. Юрий следил, чтобы все они работали и давали рост огурцам-помидорам. Кстати, было удобно: летом позволялось сорвать себе овощ к обеду.

С базы пошел на завод, который делал межкомнатные двери. Работал электромонтером. Не фурычит станок — Юра спешит на помощь.

Завод работал в три смены. Людям нужно было выполнять норму. Некоторые психовали: «Деньги горят, давай быстрее!» Некоторые, напротив, шептали: «Не гони, у меня все равно смена заканчивается». Народ разный.

С первой зарплаты купил себе телевизор с DVD. Отечественный, «Горизонт». Остальные деньги отдал маме, чтобы не думали, будто сидит на родительской шее.

Масюковщина

Потом сменил шило на мыло. Пошел на предприятие, ведавшее стройкой. Хотелось больше творчества, карьерного роста и зарплаты. Однако мастером парня не сделали, а вместо 1,5 млн дали 800 тыс.

Решение начать самостоятельную работу пришло к Юрию в Масюковщине. Это весьма трогательная окраина города-героя Минска, насыщенная гаражами. Там электрик и трудился тогда на полставки за 250 рублей в месяц.

— ИП зарегистрировал быстро. Пару дней — и работай. Решиться было сложнее. Периодически помогал кому-то, но как такового опыта не имелось. Ну и по инструментам был вопрос. Благо пришлось покупать не все. Я ремонт дома матери делал, так что что-то было.

Китай

Изначально писал на «Барахолку».

— Теперь единственная рекламная площадка — это «Услуги». В моем представлении, она лучше всего раскручивает «сарафан». Для наращивания клиентской базы надо быть честным. У меня принцип простой: делай, как себе. Если я покупаю материалы и выходит дороже, высчитываю из нашего гонорара. Провод-то я сам использую, а людям он зачем после ремонта?

Белорусский рынок электромонтеров — это не много, это очень много. Целый Китай. И к белорусам прибавляются иностранцы.

— Как-то доделывали в Дзержинском районе за украинцами. Смотрите, большой коттедж, 160 «квадратов». Очень сложный объект. Надо было сделать всю электропроводку под ключ. Полторы недели работы. Мы поставили хозяевам 35 млн по-старому.

Украинцы выставили 20 млн. Человек согласился. Мол, они и другие работы выполнят. Правда, в этой бригаде половина не работали. В какой-то момент ребята собрали вещи и уехали. А у хозяина в половине комнат света нет. Человек заплатил 20 млн украинцам, а потом заплатил нам.

Коровник

Электрика стабильно бьет током раза два в год. Так, по мелочи.

— Недавно закручивал розетку, коснулся фазы — взбодрило. Эффективнее, чем кофе, но я никому не советую.

Юрий — дипломированный инженер-энергетик. Незадолго до вуза его шандарахнуло сильнее всего.

— Овощной базе принадлежала ферма. Там коровы. Отходы их жизнедеятельности по ленте идут в прицеп и затем вывозятся. Сломался двигатель, который ее оживлял. Двигатель, так уж получилось, как раз над тем прицепом и находился.

Щиток был в другом месте. Там Юрий оставил напарника, чтобы никто не включил оборудование…

Козел

— Полез снимать двигатель на наклонник. Соединил часть проводов. Вроде все спокойно, но тут меня так тряхануло! Ток дошел аж до плеча. У меня даже рука онемела. Пошло бы дальше — край! Хорошо, что я последний провод не замкнул. Хорошо, что оборудование включили и быстро выключили.

Все длилось секунд 15.

— Помню, что обнял наклонник с одной мыслью: «Лучше уж так, только не в г…но».

Оказалось, напарник куда-то ушел. Появился главный по коровнику и решил проверить, как все работает.

— Я потом вышел на улицу, смотрю, а мой напарник лежит и на коров глядит задумчиво.

Повезло мне тогда, конечно… А другу я сказал, что он, мягко говоря, козел.

Демпингуют

— Сделать электропроводку в средней квартире под ключ — 700 рублей. Это черновые (штробы, укладка проводов, подрозетники) и чистовые работы (розетки, выключатели, светодиодные ленты, подключение духовых шкафов). Иногда спутниковые антенны подключаем. С материалами выходит 120 рублей. Укладка сетевого провода — 5 копеек за погонный метр, обжать коннектор — 1 рубль.

Путь от головной стены до розетки стоит 8 рублей. Люди, которые демпингуют, готовы делать на пару рублей дешевле.

— Я против. Потому что понимаю собственные затраты. Мне нужны хорошие электроинструменты. Комплект оборудования для работы на качественном уровне стоит дорого. При этом постоянно надо обновлять диски. Это 20—30 рублей на три квартиры.

Шампанское

— Если бы мы постоянно делали только квартиры под ключ, за месяц могли бы сдавать по четыре. Но хватает и мелких заказов. Плюс основная работа. Я там в штате электромонтер.

Юрий отмечает, что легче работается в новостройках. Там можно шуметь. В заселенном доме надо идти к соседям и договариваться. У некоторых маленькие дети, им днем надо спать.

— Январь — полупустой месяц. Из людей шампанское выходит после праздников. Они спят. В остальное время все более-менее ровно. В хороший месяц я вынимаю 700 рублей. Работал бы постоянно — было бы 1400. Это совсем не космос. Но с нашим рынком нормально.

На работе предлагали стать главным энергетиком. Обрадовался, но пока не готов. Может, через год будет. Электрик работает на основном месте двое суток по 12 часов днем, еще двое по 12 часов ночью, встречается с заказчиками по линии ИП, спит максимум шесть часов и не жалуется.

— Еще отчеты и договоры, еще своя семья и мама, которой надо помогать. Просто я хочу быть в движении. Не могу тупо сидеть на одном месте.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Алексей Носов
Без комментариев