14 июля 2017 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский

Мазуры: репортаж о крутом польском курорте рядом с Беларусью

Пан Ежи стоял на палубе в синем поло. Небо вывалилось из воронки с дождем и стало серо-голубым. Люди высыпали на центральную площадь Миколаек. Махнули флажком — и городок зарычал моторами WRC. Мистер Ежи, служащий в банке Силезского воеводства, торопился завести свой парусник с ласковым названием Sasanka в порт и тоже успеть на гоночный аттракцион. Капитан курил пахучую трубку, а мы остановили мгновение, чтобы оглядеться по сторонам. Вот красная черепица крыш и шпиль костела, вот на скамейке у кафе «Свята кухни» клянчит рыбу жирный кот. Белые паруса колышутся над заливом, у пристани пыхтит пароход. Плавно-женственные линии яхт — как финальный мазок на картинке-открытке. Нет, это не Ницца, мы в центре польского озерного края. 500 километров на запад от белорусского Браслава, 200 от Гродно. Туризм здесь не облачко дыма, вылетевшее изо рта балабола, а серьезный инфраструктурный проект по зарабатыванию денег.

Минута лирики

Те, кто занимаются у нас туризмом и бывал в Польше, обычно ставят этот курорт в пример. Мол, ближайший ориентир, надо тянуться. Проехав вдоль и поперек Великие Мазурские озера, держа в уме белорусскую жемчужину — Браславский район, мы помогали дождю, извергая на землю слезы. Но эта фотоистория не о них, наших патриотических слезах, а о том, как здорово бывает, если тебе дают евроденьги и не мешают варить мозгам.

Из Лондона — в польскую глушь

Едем на Мазуры через Друскининкай, чтобы не жариться в очередях. Дорога бежит мимо Августова, где вложившиеся в инфраструктуру поляки, снабженные евро, уже удивляли нас капитальным подходом к туризму. Но Августов — это так, детсад по сравнению с тем, что создано в Варминско-Мазурском воеводстве.

Город Миколайки

30 секунд на географию. Мы на северо-востоке Польши. Города Миколайки и Гижицко путеводители называют летними столицами страны (в польских туристических путеводителях не скромничают, там таких столиц с десяток, не меньше). Миколайки — маленький исконно туристический «агрогородок», Гижицко — что-то вроде нашего райцентра. «Областной» Ольштын — столица воеводства, чуть в стороне от основных озерных красот. Там мило, делают шины, есть жилые спальники и по польской традиции круглогодично улучшают дороги, да так, что лучше не соваться. Неподалеку аэропорт (Port Lotniczy Olsztyn — Mazury), откуда можно улететь в Лондон и Осло.

Всю эту территорию с ледниковым рельефом и несколькими тысячами больших и малых озер спецы называют Мазурским поозерьем, у нас, чтобы не мудрить словами, — Мазурами. Это не просто россыпь разрозненных водоемов, они соединены каналами, строившимися в разные времена. И это логистическое преимущество оказало важнейшее влияние на развитие региона как центра парусного и других видов спорта, места концентрации яхт, красоток, красавцев, еды, событий, жизни, денег — да всего того, чего порой так не хватает нам.

Самое масштабное из здешних гидротехнических сооружений — Мазурский канал, построенный в XVIII веке тогда еще в Восточной Пруссии. Теперь у него функции исторического памятника. А, например, канал Эльблонгский (находится ближе к Гданьску) исправно работает на радость путешественникам. Он получил известность благодаря уникальному колейному участку. Суда здесь перевозят в том числе по специальной железной дороге. Все это выглядит крайне необычно, шоу длится около четырех часов. Туристы могут попасть на него, если подстроятся под расписание и не нарвутся на внеплановый ремонт (нам, увы, не повезло).

На северо-востоке Польши много таких «фишек», но это вовсе не регион, где ждут одних лишь гиков, бердвочеров, любителей заброшек и беседок с мангалом на фоне «нетронутой природы». Да, на Мазурах зеленые дубравы, дороги узки и тенисты, стучат в барабаны кузнечики, но десятки тысяч туристов приезжают сюда за цивилизованным отдыхом, хотят вкусно есть, много пить, корпоративить и получать спа-процедуры. Как получилось сделать курорт на равнине и реально ли конкурировать с ним стране, недавно объявившей безвиз? Судите сами.

Мазуры за два дня: увидеть и умереть (от зависти)

Дама из отдела туризма воеводства говорила нам о том, что отдых делают события — фесты, регаты, опен-эйры. Спорить с ней было незачем. Польский этап чемпионата мира по ралли выпал на конец июня. О событии кричали плакаты на каждом «заязде» и «склепе». Туристы слетелись на гонки, как пчелы на мед, оставив в кошельках у рестораторов и отельеров десятки тысяч злотых. Туризм без такого движения — пшик, и в польском курортном календаре разнообразных мероприятий достаточно. Уровень разный, часто местечковый (вроде мирового рекорда по поеданию арбузов жителями деревни Н), и тем не менее.

Ралли — это небритые мужики и красотки на каблуках. Взять бы эту компанию и перебросить на денек за 500 километров, куда-нибудь в район горы Маяк, где хватает подходящих дорог и имеется большой дефицит «движухи»! Но вряд ли в обозримом будущем это возможно.

Вне шума гонок Миколайки — милый городок, где есть порт, рестораны, много жилья в аренду, а в центре по выходным слоняются толпы зевак. Это не Сопот, но ведь мы не на море, а всего лишь в глубинной части не самой раскрученной в Европе страны.

Характерно, что поток делают местные. Мазуры стали летним местом притяжения для всех регионов Польши. «У нас есть и немцы, и англичане, было очень много русских, но глупо рассчитывать на то, что только за счет иностранцев вы угодите в шоколад», — так говорят здесь.

На пешеходной улице торгуют китайскими сувенирами.

Миколайки — это ряд вкусных кафе вдоль набережной.

И аквапарк при отеле Gołębiewski, где есть горки, бассейны, сауны и зоны релакса (просят около $8 за полтора часа в формате «все включено»). Зимой здесь открывают горнолыжный склон и каток, рассчитывая на круглогодичный спрос.

Главное: Миколайки — это лодки, яхты, катамараны, байдарки и прочий речной транспорт во всем его разнообразии (о нем чуть позже). Отсюда же можно уплыть на речном трамвайчике во многие городки планеты Мазурии.

Акваторию патрулирует водная полиция.

На пристанях работают кафе.

В погожий день — аншлаг.

Берем курс на Гижицко. В этом городе пляж побольше, есть длинный мол для прогулок. И снова куда ни глянь яхты — десятки, сотни.

Хорошо заниматься туризмом у экватора, а риск попасть на плохую погоду на Мазурах примерно такой же, как в Браславе. Но они как-то с этим живут.

Когда небо серое, можно отправиться на шопинг. Тут он без изысков, конечно.

По городу разбросана сеть рыбных магазинов. Без гламура, но что еще продавать в озерном крае.

Виды на Гижицко с водонапорной башни на улице Варшавской.

Эта самая Варшавская частично реконструирована за деньги ЕС. И не только она.

Программа летних развлечений в регионе: за пять активных месяцев можно заработать. Потом появится зимний план.

Обычная сонная жизнь провинциального польского городка, местами потрепанного, в которой есть свое очарование.

В Гижицко стоит заглянуть в крепость Бойен — главное и стратегическое для региона оборонительное сооружение на перешейке между двумя озерами. Построена она в виде изогнутой шестиконечной звезды в XIX веке.

А мы не задерживаемся, едем дальше. Почти каждый городок на Мазурах хочет отхватить от туристического пирога кусочек и предлагает приезжим классический пакет удовольствий в виде хорошего супермаркета с приятным ассортиментом, парочки кафешек, рынка, уютной маленькой площади. Эти края богаты на замки, и путешествовать по лабиринтам узких старопрусских дорог, окаймленных деревьями, можно не один день. Вряд ли надоест.

Решель — замок, площадь, костел, свежие круассаны поутру…

Свента Липка — сакральный для Польши санктуарий, место паломничества, действующий монастырь, шедевр барокко.

Рын — опять тевтонский замок. Площадь, костел, рестораны… Неподалеку озеро Олув, где на полном серьезе объявлена зона тишины.

Есть еще чудесное Мронгово и много других обаятельных городков — не обезличенных, с колоритом. Конвейер туристов проходит через «Волчье логово» и соседний комплекс развлечений «Мазуроландия». Тут парк миниатюр, военный музей, катание на танках, площадки для пейнтбола… С ноября работает деревня Санта-Клауса. Летом билет стоит около $6.

Жилье, цены, общепит

Если делать все впритык, то со свободными местами и ценниками в гостиницах на Мазурах будет напряженно. Неделя на двоих в четырехзвездочном Gołębiewski в начале августа обойдется более чем в $1000. Предложений до $50 за ночь совсем мало (если бронировать сейчас). Но это в Миколайках и Гижицко, а в деревушках есть варианты с рейтингом на Booking.com выше девяти, где неделя на двоих встанет в какие-нибудь $200. В этих краях отлично развит агротуризм, есть хостелы, кемпинги, при желании и раннем планировании отпуска найти хороший бюджетный вариант не составит проблем. А сравнивать гостиничный фонд с Браславом смысла нет. Количество предложений на популярных сервисах бронирования несоизмеримо.

Не будем идеализировать. С сервисом у поляков бывают вопросы. Домик в отеле Im Park, способный вместить четверых, достался нам за $67 плюс $10 за посредственный завтрак, что чертовски много. Здесь не работал Wi-Fi, в комнатах пахло сыростью, зато вокруг раскинулся старинный парк, в комплекте шла беседка с мангалом, а еще имелась персональная армия комаров. В отеле мы наблюдали одну из вариаций «отдыха по-польски»: на одинаковых Skoda прикатили сотрудники варшавской компании, которые умирали всю ночь, а в восемь утра бодро завтракали крепким пивом.

В «заяздах» и кафешках цены чуть выше, чем в привычном Белостоке. Практичнее покупать продукты в магазинах. С таким подходом вы неизбежно сможете бюджетно отдохнуть и не разоритесь.

Каждому по яхте: Польша, о который вы не знали

Так они и живут. Оставим без ответа риторический вопрос, сможет ли Беларусь конкурировать с Польшей в борьбе за мифического иностранного туриста…

Мы возвращаемся в пока еще солнечные Миколайки, где пан Ежи управляет парусной яхтой, взятой в лизинг под 3%. Где-то здесь ключик к мазурскому секрету. Наш случайный знакомый живет в другой части Польши, но держит катер на озерах, чтобы приезжать сюда несколько раз в году. В оставшееся время плавсредством распоряжается чартерная компания. Это очень распространенная схема. Польша (и это может стать для кого-то откровением) — страна яхт и один из лидеров в их производстве.

История польского судостроения достойна отдельного рассказа. В жизни страны верфь — это не просто бизнес, рабочие места, доходы, но и символ протеста (вспомним «Солидарность»), и локомотив нынешнего экономического роста.

Первые гребные и яхтенные клубы начали появляться здесь в начале прошлого века. Бурно росли частные мастерские. В советское время верфи в Гданьске, Гдыне, других городах на потоке производили яхты практически всех классов. В восьмидесятые ударил кризис, укрупненная неповоротливая промышленность дышала на ладан. В девяностые страна была застроена частными «гаражными» верфями, а после того, как государство снова обратило внимание на сферу, оказав ей ментальную и имиджевую поддержку (к примеру, оплачивая производителям участие в зарубежных выставках — очень простой и выигрышный ход), дела снова пошли в гору. Производства модернизировались, Польша быстро завоевала былые позиции, верфи — Antila Yachts, Delphia Yachts, Sunreef Yachts и десятки других — получили признание за рубежом. Делали и делают все: VIP-шик для шейхов под заказ, небольшие парусники для пролетариата, моторные яхты. В классе малых парусных яхт до 10 метров Польша — один из признанных мировых лидеров.

Конкурентных преимуществ, важничают теперь поляки, у них сразу три: стабильно хорошее качество, высокая скорость и выигрышные по сравнению с Западной Европой цены. Яхты массово пошли, идут на экспорт — в Германию, Францию и так далее. Важно: крупные мировые бренды начали размещать на местных верфях свое производство, превратив Польшу в сборочный цех. Одновременно развивались и крепли смежные сферы: двигатели, обивка, паруса, мачты, металл — в бизнесе задействованы сотни предприятий разного размера и величины.

Вовремя выстрелили Мазуры, некогда сельхозрайон с мурзатыми рыбаками и браконьерами, где решили развивать туризм, а парусные яхты стали использоваться чартерными компаниями. За счет конкуренции цены на аренду упали (простую яхту в мае можно арендовать за $30—50 в сутки, а у нас берут больше за час). Более того, за $5 тыс. в этой стране можно купить неплохой бэушный парусник с каютой, за $10 тыс. получите красавицу с камбузом. В общем, из предмета роскоши яхты стали одним из элементов обычной жизни представителя среднего класса. Независимость, личное пространство, закаты и прочая романтика приводила рядовых поляков, не имеющих отношения к парусному спорту, на планету Мазурию.

И все у них получилось.

Вместо послесловия: как сделать Мазуры в Беларуси

Юрий Очкас, который водит свою экс-польскую шикарную «Фортуну» по Минскому морю, рассказывал нам три года назад:

— Яхту купили у польской семьи. Он дорожный полицейский, она продавщица в магазине. Пошли в лизинговую компанию, под 3,5% взяли судно. Передали управляющей компании. Яхта приносила им €10 тыс. чистыми в год. Через два или три года ставку снизили до 2,5%. На пятый сезон они стали полноправными собственниками. Еще за два года заработали €20 тыс., а потом продали ее мне. Все, это их доход. Пока сидели в Варшаве, делами занималась управляющая компания. Это я понимаю — бизнес.

Вдохновившись мазурским опытом, Юрий робко мечтал: а может, что-нибудь получится сделать у нас? «Фортуна» все еще в строю, «бизнес» продолжается, а Польши из Беларуси не получилось. Вдаваться в глубины нет смысла, ведь даже банальнейшая проблема — невозможность открыть сезон яхт в мае из-за особенностей законодательства — так и не решена. Лишний месяц принес бы государству больше налогов, говорят Очкас и его коллеги, а владельцам недешевых яхт позволил бы встать на ноги и попробовать сформировать хоть какую-то инфраструктуру.

— Мазуры, место слияния двух речек, стоят студенты, коптят рыбку. Рядом холодильник, они из него воду, пиво продают. Спрашиваю: как так? Кто вам разрешил? Куда смотрят санстанция и пожарники? Где, блин, экология? — одного эпизода Юрию хватает, чтобы объяснить все. — Они смеются: уведомили и работаем, ты чего, дядя? Да все давно понятно… У них кредиты, евроденьги, законы. У нас никаких взяток не хватит, чтобы «чепэшнику» свою пристань открыть. И так далее. Плюс общая обстановка: когда растет благосостояние, люди хотят отдыхать более интересно. А яхта — это интересно. У нас тоже люди покупали бы, есть такие. С учетом растаможки (40%) за $15 тыс. из Польши можно что-то очень здоровское на 24 фута привезти, да еще с прицепом. Правда, потом пойдут расходы — за зимнее хранение и прочее. В Беларуси берут немало. Потому что инфраструктуры и конкуренции нет…


Белорусский бусел, если бы он летел на зимовку из Браслава транзитом через Гижицко и при этом спешил, преодолел бы расстояние в 500 километров за один дневной перелет. У Юрия Очкаса яхта гораздо круче, чем у пана Ежи, но он признает, что безнадежно отстал. По некоторым оптимистичным оценкам, догонять Гижицко и Миколайки мы будем лет 25. Вероятно, в этом уже нет особого смысла — лучше развивать что-нибудь другое. А вот потратить недельку на личное изучение планеты Мазурии, сев на автомобиль, не составит особого труда.

Благодарим за помощь в организации поездки «Альфа-Банк» в Беларуси.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев