«Увидел в барбершопе мужчину в высоких ботинках и светлых джинсах с подворотами — понравилось, запомнил». 18-летний стиляга о моде на прошлое и унылых людях

577
02 марта 2017 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; Даник Кацал

«Увидел в барбершопе мужчину в высоких ботинках и светлых джинсах с подворотами — понравилось, запомнил». 18-летний стиляга о моде на прошлое и унылых людях

Зануда ходит по городу и твердит: «Молодежь уже не та. Как они вообще одеваются и что у них в голове?» 18-летний Даник Кацал как раз из числа той молодежи, что вызывает у зануды искреннее возмущение. Парня можно встретить на модных маркетах и даже купить у него винтажный плащ или мастерку или послушать по его совету странную музыку. В рубрике «Поколение» Onliner.by поговорил с Даником о моде на прошлое, Гоше Рубчинском и людях, которые чего-то хотят, но стесняются.

Данику 18 лет. Он ведет свой модный онлайн-журнал, делает странную, будто из девяностых одежду, а недавно организовал не менее странный музыкальный фестиваль с участием местных и приезжих «лоуфайных» коллективов. В общем, сфера интересов у парня, как и у любого подростка, достаточно широка. Только он, в отличие от подавляющего большинства сверстников, берет и делает.


— Я родился в Минске. Мой папа занимается благотворительностью (у него две благотворительные организации), а мама медсестра, но, наверное, уже лет восемь не работает. Сначала мы жили в столице, но потом переехали за город. Хотя я все равно весь день провожу в городе, какие-то дела себе придумываю. Детство у меня было активное — не такое, как у нынешних подростков. От того, как живут мои младшие братья, мое детство очень сильно отличалось. Сейчас дети сами по себе, могут сидеть дома за компьютером и никуда не выходить. А я проводил время на улице, у меня была куча друзей — выдумывали себе всякие активности.

Первые четыре года я учился в гимназии. Затем мы переехали, и я перешел в простую школу. В гимназии мы общались с одноклассниками, гуляли с ними после учебы, а уже потом я начал взрослеть, и в школьном коллективе мне стало не очень-то комфортно. Просто было неинтересно с этими людьми, потому что я не понимал многих увлечений сверстников, когда все смеялись, мне не было смешно.

Лет в 15 я начал ходить на всякие тусовки и знакомиться с людьми. Массовые мероприятия я никогда не любил — все эти арены, где даже нет возможности познакомиться, — а тусовался на небольших концертах и вечеринках, в барах, где людей не много и можно пообщаться. С тех пор меня окружали люди, большинство из которых старше меня. Наверное, поэтому многие вещи в школе я не понимал и не принимал: просто было с чем сравнивать. В то время мне все было интересно.

Я, например, мог пойти на скучную платную лекцию об истории дизайна в «Балках» или на небольшую вечеринку в «ДК» или «Граффити». Знакомства, которые я там заводил, очень сильно на меня повлияли.

В школе я со всеми общался ровно. Обычно в классе есть лучшие друзья, а есть люди, с которыми ты не хочешь поддерживать связь. Но у меня получилось по-другому: было абсолютно одинаковое отношение ко всем одноклассникам. Ребята ко мне относились хорошо, но, наверное, многие хотели, чтобы я был к ним ближе. Но я этого не позволял и всегда сохранял какой-то нейтралитет.


— Если честно, я даже не задумывался, откуда у меня страсть к моде. Наверное, все зависит от окружения. Вот, например, стрижешься в барбершопе, увидел мужчину в высоких ботинках и светлых джинсах с подворотами — понравилось, запомнил. Или встретил интересного персонажа на тусовке, посмотрел что-то в интернете — все это оказывает определенное воздействие.

Какой образ жизни ведут эти люди? Мне сложно сказать, потому что сам я не придерживаюсь определенного образа. Я просто делаю то, что мне нравится. Мне многое интересно, и я максимально открыт для всего нового: занимался социальной работой, год преподавал в университете третьего возраста, являлся координатором волонтеров в благотворительной организации, пробовал социальную и стрит-фотографию. Однажды пересмотрел свои фотографии и попытался систематизировать все, что я делал, — так появился проект «То, что остается в стороне». Меня никто не учил фотографии, но сейчас мне пишет много фотографов — восхищаются, просят о совместных съемках, спрашивают, как я работаю с камерой, что замечаю в городе. Еще мне нравится рисовать — наверное, любое искусство мне нравится.

Дизайнер, который работает с Максом Коржом, обращался ко мне — просил мастерки для нового образа артиста, но у меня просто не нашлось их в нужном количестве. А в клипе у Макса снимались люди, которых я изначально приглашал на свои фотосеты. Весь этот стиль сейчас связывают в первую очередь с популярностью Гоши Рубчинского.

Чем вызвана такая популярность моды на восьмидесятые и девяностые? Мне сложно сказать. Может быть, для кого-то это и есть протест, но лично для меня это способ делать то, что нравится.

Да, наверное, отчасти это и ностальгия — все возвращается, все циклично. Родителям весь этот стиль не очень нравится, но они меня поддерживают: они понимают, что мне это нравится и я вижу в этом себя. Может, они и видят в этом какой-то протест, но я уверен, что это, наоборот, простота: человек ощущает себя в этом, видит себя именно так. Я несколько раз выставлял свою одежду на минских маркетах. Ко мне подходили люди, смотрели на куртки и плащи и говорили: «Эти вещи отлично на мне смотрятся, мне идет, но я не пойду в этом в город: друзья не поймут». Такие люди встречались мне не раз: они меряют, восхищаются, но носить боятся. Orlyhall Mag — это проект, благодаря которому мы хотим показать, как этот стиль вписывается в атмосферу города. Возможно, с помощью фотографий люди смогут почувствовать себя комфортнее.

У нас в голове слишком много различных стереотипов. Многих ярких людей я знаю как минимум в лицо. Когда спускаюсь в метро на Октябрьской, еду по эскалатору и замечаю среди серой массы персонажа, который выделяется на общем фоне, сразу думаю: «Наверное, я его знаю». Действительно, так и получается. Видишь однотипность и не понимаешь этого: наверное, у людей есть желание выглядеть ярче, но они смотрят друг на друга и побаиваются.

Да, к ярким персонажам у нас относятся с какой-то насмешкой. Причем в Европе я такого не замечал — там людям все равно, как ты выглядишь. А в Минске я часто слышал за спиной разговоры: «Блин, он выглядит как бомж! Он одевается так специально!» Причем говорят это молодые ребята. Или еду в метро, а люди рядом начинают вслух обсуждать мою одежду. Я не знаю, может, это нормально? Хотя мне кажется, что так быть не должно. Какая человеку разница, что за одежда на мне? С другой стороны, пускай говорят. Вдруг кто-нибудь задумается?


— С музыкой вышло интересно. Через своих товарищей я познакомился с одной группой, начал контачить с музыкантами — они постоянно приглашали меня на свои выступления. С этого, наверное, я и начал изучать андеграунд. Сначала искал интересную музыку в Минске, потом переключился на постсоветское пространство, начал ездить на небольшие мероприятия в Россию и Украину. Находил новую группу и понимал: что-то из этих ребят получится, пройдет года три, и они чего-то добьются. Так и случалось.

Потом я сам сделал концерт. Буквально за две недели до мероприятия мне помог один мой знакомый, поэтому было немного проще. Но в целом фестивалем я занимался самостоятельно с конца августа. Началось все с того, что мой товарищ начал работать в пространстве «Верх» в команде директоров и попросил прозондировать почву: изучить, кто мог бы выступить в Минске. А я подумал, что это неплохая идея: давно хотел попробовать делать мероприятия, но уверенности в своих силах еще не хватало. Месяца два или два с половиной я готовился делать фестиваль в пространстве «Верх», но потом понял, что это помещение не подойдет. Обратился в «Корпус 8», познакомился с местными ребятами и договорился сделать мероприятие у них.

Я вижу конкретное направление и в нем пытаюсь работать, а эта культура связана с определенным стилем музыки. У нас такие коллективы можно пересчитать по пальцам одной руки — тех, кто знает этот образ жизни и сам его придерживается. Я не представляю, как объяснить это словами, просто сейчас пошло такое движение среди молодежи: они начали носить одежду восьмидесятых-девяностых, слушать «лоуфайную» музыку. Она некачественная, но в этом ее прелесть: это что-то старое, утерянное, с изъяном. В Минске есть только один специализированный музыкальный лейбл, а в Питере и Москве их больше десяти, и все они классные.

Да, есть люди, которые говорят, что все это какая-то чепуха. Присылают мне качественные записи, пишут: «Вот, послушай!» Но я только посмеиваюсь, потому что начинал с этого несколько лет назад.

Мне интересно искать то, чего не знают другие, поэтому я провожу много времени в поисках коллективов в интернете. Наверное, я немного сноб. Просто иногда возникают мысли, что я каким-то образом лучше своих сверстников. Но мне это не нравится, я пытаюсь от таких мыслей избавиться. Могу сказать точно: все мои товарищи разделяют мои интересы. Я окружаю себя людьми, с которыми у меня происходит какой-то обмен: я могу вдохновиться человеком, а он может вдохновиться мной.

О том, что будет дальше, я не задумывался: слишком много у меня интересов. Взять хотя бы концерт… Я делал максимум для того, чтобы это мероприятие понравилось мне самому. Афишу создавали восемь дизайнеров, и я остановился на последнем варианте: вообще не делал бы мероприятие, если бы мне не понравилась афиша. Для визуализации концерта были сделаны определенные фильмы, и для этого я тоже очень долго искал человека. Суть в том, что мне нравится объединять людей. Но мечтаний и желаний у меня много. Например, хотелось бы сделать свой музыкальный лейбл, работать с чем-то первозданным, чтобы люди могли присылать свои кассеты. Хочется показывать что-то миру: посмотрите, как здорово это звучит! А это как классно нарисовано!

Находиться в Минске мне комфортно. Сколько бы люди ни говорили, что здесь ужасно, мне этот город нравится. В Минске есть много пространства для чего-то нового, это пустой сосуд — все здесь будет для людей новым. Съездил в Европу, заметил какую-то интересную вещь, повторил ее — и окажется, что в Минске такого еще никто не видел. Мне кажется, что мы какие-то опоздавшие. Но это и здорово: если у тебя есть желание что-то делать, то перед тобой куча возможностей и минимум конкуренции. Да, люди с трудом воспринимают что-то новое, но ведь это тоже интересно — доказывать им свою точку зрения. В итоге ты получишь отличные отзывы и благодарности.

Настольные игры в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; Даник Кацал
ОБСУЖДЕНИЕ