Психотерапевт о диагнозе Казакевича: «У него умеренный депрессивный эпизод и шизоидное расстройство личности». Второй день суда над парнем с бензопилой

 
720
21 февраля 2017 в 9:40
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский, Максим Тарналицкий

Сегодняшнее заседание суда над Владиславом Казакевичем, напавшим с бензопилой и топором на посетителей торгового центра «Новая Европа», обещает быть напряженным. Прокурор заявил больше 40 свидетелей, среди которых и родители парня. Напомним, его не могут приговорить к пожизненному заключению или смертной казни: максимальный срок наказания для него — 15 лет. Onliner.by продолжает вести текстовую трансляцию из зала суда.

— Что сказать после всего этого? Моя сестра вот от стресса попала в больницу, сейчас к ней еду, — говорит на выходе из зала суда муж погибшей Александр. — Если честно, ощущения странные. Парень-то все логически излагает, но непонятно, то он хочет семью и жить в Австралии, то хочет умереть. А что у него в голове — у него нужно спросить.

17:05. В суде объявили перерыв до 10:00 22 февраля.

17:00.
— Вы говорили о том, что перед тем, как зайти в торговый центр, ни с кем не общались?
— спросил у Владислава Александр Александронец.

— Мне накануне позвонил парень сестры. За пару минут, как я зашел.

— А если бы в торговый центр пришел отец ваш, что бы вы сделали?

— Он бы меня не узнал, а я бы прошел мимо него.

16:50. Прокурор зачитывает, как следователи спрашивают у Владислава, какое наказание он хотел бы для себя.

— Смертную казнь, — говорит парень.

— Ты знаешь, как приводится в действие смертный приговор в Беларуси? — спросил следователь.

— Да, примерно знаю, — подтвердил Влад.

16:42. Владислав говорил в протоколе, что ему грозит 15 лет лишения свободы как несовершеннолетнему, а смертная казнь не применяется к несовершеннолетнему.

— Я бы, наверное, подождал бы, но у меня родители приезжали, я хотел до них успеть, — объясняет Владислав. — Да, меня разочаровало, что не применяется смертная казнь. Поэтому нужен был заложник и чтобы меня убили.

Говорит, что жил последнее время перед трагедией с сестрой. И маме ничего не рассказывал.

16:14. Прокурор продолжает читать протокол. Парень подчеркивал, что в торговом центре хотел убить несколько десятков человек.

— Не думал, что бензопила заглохнет на первом. Думал, что больше людей убью, — говорил Владислав.

Парень заявляет, что собирался взять заложника и держать его на полу, угрожая ему пилой и провоцируя правоохранителей. Вообще, он представлял, что здание будут захватывать с воздуха, будет спецназ и большая операция. И в финале он умрет. «Лучше умереть, чем попасть в тюрьму», — снова повторяет в показаниях парень.

— Я в идеале мечтал, чтобы родственники не узнали о том, что произошло,
— читает прокурор слова Владислава.

16:09. У Владислава на месте преступления спросили, что он чувствовал, когда убил человека.

— Было страшно. Это был первый раз, когда я убил человека. Участилось дыхание, сделал пару вздохов и пошел дальше, — объяснил он.

15:52. Прокурор зачитывает показания Владислава на месте преступления. Парень говорит о том, что погибшая просто смотрела на него.

— Я даже удивился, что она не убежала. Она смотрела так, что я даже сначала остановился.

— Тебя это смутило?

— Она сидела молча. Она сидела до конца, даже после того, как я пилой прошелся, — зачитывает слова обвиняемого прокурор.

(…)

— Я хотел, чтобы она сразу умерла, и не хотел никого добивать, — говорил Владислав. — (…) Она вообще казалась здоровой, целой и живой, я даже удивился.

15:40. В показаниях на месте происшествия Владислав утверждал, что решил зайти в торговый центр, так как ему стало холодно. До этого он говорил, что прекратил пить лекарство, чтобы не повредить печень, так как должен был выпить водки.  Также он надел защитные перчатки и очки, чтобы не было больно и в глаза ничего не попало. При этом, напомним, парень хотел, чтобы его в торговом центре убили.

15:33. Прокурор читает протокол. Владислав объяснил, что не хотел идти в «Новую Европу» сразу, так как там было много детей.

— Не хотел, чтобы дети пострадали. Детей жаль, — подчеркнул молодой человек.

15:23. Прокурор зачитывает письменные материалы дела — показания на месте происшествия. Там — то же, что и раньше говорил Владислав.

15:12. В протоколе допроса за 8 декабря после предъявленного обвинения Владислав отказался давать показания. Прокурор говорит, что в протоколе вина признана частично.

— Так требовали родители и адвокаты, на что-то надеялись. Я и подписал. Но на самом деле я вину полностью признал, — добавляет он.

15:08. Прокурор зачитывает еще один протокол допроса Казакевича за 13 октября, но уже в Генеральной прокуратуре. Владислав рассказывает, что хотел самоубийства, что накопилась злость и хотелось, чтобы не было причин убивать. Говорит, что был недоволен собой и своей внешностью.

— Продолжите фразу «Я был бы счастлив, если бы...», — попросили парня во время допроса.

— ...если бы здесь не находился, — ответил он.

15:01. Молодой человек говорит, что отец когда-то предлагал жить с ним, но решил остаться жить в квартире.

— Как-то все так сложилось, — объяснял он 13 октября. — Просто в доме был пожар. Когда я был в 7-м классе, в доме был пожар, вот и переехали, поэтому я там и остался. Там ко всему ближе было.

14:56. Подсудимый на допросе говорил, что принимал препарат «Роаккутан». Уточнял, что минимум 4 месяца нужно было принимать и приходить на контроль.

— Какие побочные эффекты помнишь? — задал вопрос законный представитель Владислава.

— Сухость слизистых оболочек, сухость кожи появилась после применения. Начала проявляться в сентябре. Через 1,5 месяца появилась. Ничего не менялось. Я про психику. Каким был, таким и остался, — объяснял Владислав. — Я последний раз принимал его в среду. Он через сутки выводится, а мне же нужно было выпить водки. Я не хотел, чтобы эффект был на печень.

14:48.
— В период с 3-го по 7-е число ты читал в интернете, как работает бензопила, смотрел ролики черного юмора про человека с бензопилой. Смотрел, как милиционер зашел и застрелил людей в супермаркете? — зачитывает прокурор вопрос следователя.

— Да.

— А с какой целью?

— Я хотел посмотреть на людей, как они себя ведут, — отвечал Владислав.

Также он хотел узнать, как работают в торговых центрах, пропускают ли с большими сумками и какая охрана.

14:42.
— Почему тебя перевели из 6-й гимназии, в которой отучился 9 лет, в 27-ю школу? — спрашивал у Влада психолог.

— Мать решила после больницы, что проблема в школе, — отвечал парень.

Владислав говорит, что в школе у него были нормальные взаимоотношения. Правда, оговаривается, что не ходил в гости, на дни рождения. И последний раз с друзьями созванивался год назад.

Парень подчеркивает, что у него были конфликты с классным руководителем. Поясняет, что были малые и поэтому были конфликты.

Парень рассказал, что мама замужем за гражданином Германии. Когда родители развелись, не помнит. Говорит, что с отчимом не общается.

— Продолжи предложение «Мой отец мог бы...», — просит психолог.

— ...ну типа заслуживать лучшего сына, — ответил Влад.

14:39. Прокурор продолжает зачитывать протокол допроса Казакевича от 13 октября.

— Сколько у тебя было накопленных средств?
— спрашивали следователи.

— Больше 1000 евро.

— Сколько потратил на приобретение?

— Около 700—800 долларов, — ответил Владислав.

14:17. В суд пришел Никита Сачук, один из работников торгового центра, которые пытались остановить Владислава с помощью стульев.

— Мы кричали ему: «Что мы тебе сделали?» Он посмотрел на нас и пошел. Мы взяли стулья из нашего бара и пошли за ним, — говорит Никита. — Поднялась паника, сначала думали, что их двое. Потом стало понятно, что он один.

— Когда его задерживали, он кричал: «Меня закроют, меня закроют!» К массе людей кричал,
— добавляет Андрей. — Я думаю, что он был на адреналине. У него были расширены зрачки глаз и свободная походка. По ощущениям, у него был пустой взгляд. По лестнице он поднимался через ступеньку и шел спокойно.

14:10. Прокурор спрашивает Владислава о вариантах приобретения огнестрельного оружия (парень объяснял, почему выбрал бензопилу как орудие убийства, сославшись на то, что в стране нельзя купить огнестрельное. — Прим. Onliner.by).

— С чего вы решили, что вас обманут? Сами обдумывали этот вариант и пришли к такому выводу? — задал вопрос прокурор.

— На черном рынке они требуют предоплату. Но очевидно, что если требуют предоплату, то ты ничего не получишь, — говорит Владислав.

Владислав говорит, что хотел купить оружие через интернет. Не уточняет, какое именно.

— Хотя бы пистолет. Общался по электронной почте. Но не получил гарантий того, что продадут. Идет куча отмазок.

— Скажите, а в качестве дополнительного дохода своего существования вы осуществляли продажу несуществующего оружия через интернет? — задал дополнительный вопрос Александр Александронец.

— Да, пытался.

14:00. Прокурор продолжает зачитывать протокол допроса Казакевича. В перерыве возле суда мы встретили родителей Владислава, которые разговаривали с адвокатом. От журналистов они убежали.

— Я разочарован, все слишком быстро закончилось, всего-то один человек, я хотел большего и подольше. Я собирался загонять людей в бутики и там их резать. Помешали люди, они толпой за мной бегали, — говорил Владислав во время допроса.
(…)

— Я хотел бы уничтожить все человечество, но это просто мечты, — говорил в день трагедии Владислав.

Владиславу задали вопрос про мечты. Парень говорит, что бизнес хотел открыть, жить с женой и детьми в Австралии. Мол, там не было бы проблем со здоровьем.
(…)

— Я понял, что хорошие не сбудутся, поэтому решил осуществить плохие, — говорил он.

Говорит, понял, что неудачник.

— Надо мной никто не издевался. Мол, у меня заниженная самооценка. И ее нужно поднять. Я сам себя презирал все время, — объяснял Владислав.

(…)

— Я был готов к тому, чтобы толпа взяла мой топор и меня им порубила. Я был готов к этому. Мне было уже пофиг, — утверждает Владислав.

Говорит, что претензий к правоохранителям не имеет. Мол, они сработали оперативно.

— Почему от создания семьи отказался? Ведь ты был чья-то семья?

— Отгонял от себя такие мысли, — рассказывал парень.

Полные показания Владислава Казакевича читайте по ссылке.

12:56. Судья объявил перерыв до 14:00.

12:52. Владислав играл на гитаре. В 9-м классе хотел поступить в колледж искусств, но понял, что бесперспективно. С 4-го по 8-й мотал трансформаторы, любил автомобильную механику.
Говорит, что любит отца, жалеет деда, у которого инсульт был два года назад. С матерью, говорит, отношения были хуже.

— Они друг другу помогают, хоть вместе не живут, — зачитывает протокол.

Утверждает, что в компьютерные игры не играл. Последний раз в четвертом классе. При этом парень любил рок и хип-хоп.

12:32. Из протокола, который зачитывает прокурор, становятся известны некоторые подробности.

— Подошел к первой попавшейся, нанес удар пилой, из-за волос она застряла, достал топор и добил, — читает слова Владислава прокурор.

Владислав говорит, что хотел напасть на милицию, которая должна была прийти.

(…)

Владислав говорит, что  в Беларуси сложно было купить оружие.

— Увидел объявления в сети, я понял, что это мошенники, которые просто косят деньги, — зачитывает слова парня прокурор.

(...)

На вопрос «Атеист вы?» Владислав ответил: «Угу».

— Учился в средней школе №27. Средний балл 6,9. Семья отличная — в Германии дом, тут много квартир. Путешествия, питание, образование, все нормально, — говорил Влад на допросе.

(…)

— Вопрос следователя: «Какова окончательная цель?» Казакевич: «Да просто повеселиться», — читает прокурор.

— Но вы же не хулиган, учитесь?

— Нет, не хулиган.

— Так почему?

— Обычно я нормальный, но такие планы приходили в голову, когда меня что-то бесило.

(…)

— Что вас взбесило?

— В понедельник взбесило (Влад говорил, что его взбесило то, что ему не выдали справку об отсутствии на учебе. — Прим. Onliner.by), но потом я уже спланировал. Раз начал — нужно до конца довести.

Владислав говорил, что покончить жизнь самоубийством пытался как раз где-то 8 октября 2014 года.

(...)

Говорил о том, что его раздражала также и страна:

— Живи я где-нибудь в Австралии, я спокойно бы жил с семьей, а тут условия, все меня бесит. Там классно, мне нравилось, климат получше. А тут как-то так...

(…)

Когда на меня набросились, я сказал себе: «Да, все, конец, можете меня убить». Я был не против, чтобы так сделали. Лучше, чем в тюрьме сидеть.

(…)

Говорил, что никогда насилие не применял, ни к животным, ни к людям. Что были две девушки, с которыми дружил. Но никогда не рассказывал о своих чувствах.

(…)

В университете, по словам Владислава, внимания на него не обратили. В здании работает только пропускная система, ни металлоискателей, ничего.

12:28. Прокурор просит огласить показания Владислава Казакевича в связи с наличием существенных противоречий. Зачитывает протокол допроса. Владислава допрашивали в присутствии психолога, родителей не было. Процесс допроса был записан на видео.

12:16. В суд пришла Анна Щудро, работница магазина, напротив которого Владислав напал на погибшую Елену Александронец.

— Он не думал, не сомневался, не оглядывался, — говорит Анна и рассказывает практически то же самое, что говорили свидетели про звук бензопилы, топор из чехла и то, как погибла Елена Александронец.

12:05.
— Есть возражения по показаниям, — говорит Владислав. — Я отвечал формально. Мне хотелось, чтобы поскорее закончились вопросы. Мотивов таких, как описаны в документе, не было. Это я по поводу парасуицида.

11:54. Прокурор просит огласить показания Евгения Ласого, так как видит существенные противоречия. Заключение Евгения Ласого, по его словам, носит рекомендательный характер.

— Сначала Казакевич пытался повеситься, потом пытался отравиться угарным газом и высказывал мысли сброситься с высоты, — зачитывает показания прокурор. — Казакевич четко рассказал о своих суицидальных действиях и не исключал возможности повторения. Он объяснял это чувством депрессии и желанием посмотреть, как на это отреагирует учитель. Он говорит, что живет одиноко, чувствует безнадежность, отсутствие перспектив. Диагноз: умеренный депрессивный эпизод, парасуицид и шизоидное расстройство личности.

По показаниям Ласого, на тот момент Владислав Казакевич был больше опасен для себя, а не для общества, так как имел четкие намерения покончить с собой.

11:33. Евгений Ласый объясняет, что такое шизоидное расстройство личности:

— Оно имеет постоянный характер. Для этого нужны достаточно определенные расстройства. Они начинаются с раннего детства, рисунок личности меняется, но характер остается.

(...)

— А шизоидное расстройство может влиять на реализацию этой фантазии? — спрашивает адвокат.

— У меня нет ответа на этот вопрос. Но, как правило, шизоидное расстройство не способствует реализации, но если есть другие черты.

— Подвергают ли сомнению лица с шизоидным расстройством личности свои фантазии с точки зрения здравого смысла?

— Он может отличать фантазию от реальности и иметь какую-то критику. Его фантазирование может быть шизоидного, необычного плана.

— Согласно вашим пояснениям, он не отличает фантазию от реальности?

— Мне трудно сказать. Все зависит от пациента и личности. Может быть погруженность в фантазии о всемогущности, исключительности. Как правило, человек не размышляет, что он завтра конкретно сделает то и другое. Он погружен в фантазии, к примеру воображает себя героем Star Wars. Но отличает фантазию от реальности.

— Может ли это приводить к конфликтам с реальностью?

— Да.

— Высказывал ли мысли о самоубийстве?

— Не помню.

— Можно ли отнести эти мысли к навязчивым идеям?

— Нет, скорее всего.

— Влияет ли шизоидное расстройство на способность переживать людям?

— Иногда говорят, что шизоидные личности более холодны к другим людям, в них меньше эмпатии (сопереживания).

— Может ли шизоидное расстройство личности предшествовать и способствовать другим психическим расстройствам?

— В психологии навязчивые мысли — это те, которые человеку кажутся чуждыми.

— Могут ли навязчивые идеи носить агрессивный характер?

— Да.

— А могут иметь сложную структуру и план реализации?

— Тут вопрос дискуссионный.

(…)

— Для лиц с расстройствами личности — нет длительного адекватного лечения, — добавляет врач.

— Купируются просто приступы, да? — уточняет судья.

— Да.

— Какое лечение? — задает вопрос адвокат.

— Если есть нарушения — нейролептики, депрессанты и другие медикаменты. А также необходима психотерапия. Я бы сказал, длительная психотерапия.

— А какие последствия отсутствия лечения?

— Мне трудно сказать. Это может быть депрессия в ситуации, когда есть жизненные неурядицы. Повторение суицидальных действий.

— А могут развиваться иные психические расстройства?

— Я бы четкой связи не указывал. Они могут быть и от других факторов.

(…)

— Известен ли вам медицинский препарат «Роаккутан»? — продолжает спрашивать адвокат.

— Он не относится к психотропным. Я не могу говорить о нем.

— Могут ли физические заболевания, такие как акне, усугубить симптомы?

— Проблемы с восприятием собственного тела и внешности могут быть психотравмирующими.

(…)

—Скажите, пожалуйста, при шизоидном расстройстве личности может ли человек планировать и достигать своих целей и иметь адекватность? — задал вопрос Александр Александронец.

— Все зависит от цели. При шизоидном расстройстве личности есть определенные социальные затруднения, с которыми он встречается в жизни. (…) Есть элемент сложностей в социальной адаптации, в коллективе, в общении с людьми.

11:27. Судья объявляет перерыв на пять минут. Адвокат совещается с подсудимым.

11:12. Свидетель Евгений Ласый. Сотрудник БелМАПО, кафедра психиатрии. Врач по образованию, он консультировал Владислава.

— В 2014 году Владислав находился в РНПЦ психического здоровья. Меня пригласил заведующий отделением для консультаций. Я по своим обязанностям консультирую это отделение, — отметил он. — Там состоялась встреча. Обычно это происходит в кабинете заведующего и врача. (…) Родственников не было.

— Почему возникла необходимость консультации? Какую информацию получили и какую помощь оказали? — задает вопрос прокурор.

— У меня достаточно ограниченные воспоминания. Много консультирую. Была 20—30-минутная консультация. Заведующая или врач доложили историю — помню, что это были суицидальные действия. Был какой-то конфликт со школой или учительницей, мне кажется. Был какой-то момент жизненного кризиса. Я помню, что пациент пытался то ли поджечь себя в подвале, какие-то газеты жег. И были еще суицидальные действия. Это не было чем-то необычным, я многих мужчин консультирую с суицидальными попытками.

— Пояснял ли обвиняемый причину?

— К сожалению, конкретную причину сказать не могу. Какой-то конфликт в школе, точно не помню.

— Какой диагноз?

— Умеренный депрессивный эпизод и шизоидное расстройство личности.

— Какие рекомендации вы дали?

— Дается рекомендация врачам отделения — медикаменты и психотерапия. Какие медикаменты, я уже не помню.

— Можете раскрыть этот диагноз? — просит прокурор.

— Да. Есть классификация психических расстройств. (…). Депрессивный эпизод обозначает, что есть симптомы кризисного состояния со сниженным настроением, с элементами нарушенного поведения, суицидальными мыслями и опасными для себя действиями. Второй диагноз — шизоидное расстройство личности — говорит о необычности мышления, поступков, парадоксальности поступков. Подобные нестандартные действия суицидального плана такого характера — редки. Обычно режут себя или используют таблетки. А здесь он что-то жег. И вот эти действия свидетельствовали о нестандартном поведении и укладываются в такой шизоидный тип личности. (…)

— Сколько попыток суицида было у подсудимого? — уточняет прокурор.

— Мне кажется, было две попытки. Поджигал что-то и еще одна, не помню какая.

— Были ли какие-то тесты с подсудимым? — уточняет адвокат.

— Скорее всего, да. Но я сейчас точно не вспомню. Может, были какие-то консультации психолога, невролога, точно не вспомню.

— Был ли поставлен диагноз «парасуицид»?

— Да.

— Усугубляет ли парасуицид шизоидное расстройство личности?

— Есть, на мой субъективный взгляд, риск того, что какие-то действия подобного характера могут повторяться.

10:51. Андрей Хващевский, сотрудник пиццерии, работал за барной стойкой. Андрей говорит, что день проходил как обычно.

— Я отреагировал на звук бензопилы, думал — розыгрыш. Но после того, как увидел замах и сам удар, понял, что это убийство человека. Пилу сбросил, потому что она, видимо, заглохла — да и звук пропал, — говорит Андрей. Парень описывает внешний вид Владислава точно так же, как и остальные свидетели.

— Я видел, как он достал топор и замахнулся, но самого удара не видел, — говорит Андрей. В этот момент парень покинул помещение.

Прокурор зачитывает показания Андрея. Из деталей, о которых он говорил раньше, выделяется лишь описание Владислава: «Взгляд у него был холодный и расчетливый».

10:40. Катерина Джум, медсестра по образованию, работала во время случившегося официанткой в «Планете пиццы». Катерина приносила потерпевшей Оксане заказ, затем отпросилась выйти. Самого момента случившегося девушка не видела.

— Мне сказали, что там парень с бензопилой режет людей, — говорит Катерина. — Началась паника, все забегали. Потом выбежали и стали кричать: «Вызывайте милицию!» Была видна рана плеча, я хотела оказать помощь, но она сказала, что дождется скорую. Я спросила, что произошло. Она сказала, что забежал парень и ударил ее.

Катерина уточняет, что на тот момент видеокамеры в пиццерии не работали.

10:23. Второй свидетель — 23-летняя Надежда. Говорит, что находилась на рабочем месте в пиццерии «Планета пиццы».

— Я повернулась и увидела черную маску на голове, ярко-оранжевый цвет. Но я подумала, что это розыгрыш, — говорит девушка. — Кто-то убегает. Я увидела, как он наносит ей удар и кладет пилу. Потом открыл чехол от гитары и стал что-то доставать. Мне показалось, что это автомат и он начнет стрелять. Я стала убегать. (...) Я хотела взять телефон и звонить в милицию, но молодой человек уже шел на меня с топором. И я убежала.

Прокурор и судья просят уточнить детали. Надежда говорит, что видела, как парень ударил Елену Александронец пилой, видела белый дым и слышала шум.

— Я видела, что это удар по шее пилой с левой стороны. Бензопилу держал двумя руками, — объясняет девушка. — Из чехла топор потом он доставал рывками, он не смог сразу его достать.

По словам Надежды, в зале пиццерии сидели две пары и две девушки:

— Я убежала в подсобные помещения — там официанты, повар были. И там вызывали милицию. Потом нас позвали обратно. В зале сидела женщина. Она говорила, что ей тяжело дышать, болит плечо и ключица. Мы вызвали скорую, дали ей воды. И мы все поняли, что ее ударили. Мы закрыли двери и стали ждать скорую и милицию.

Надежда рассказывает о состоянии потерпевшей Оксаны.

— У девушки был шок, она зажала грудь и повторяла, что ей плохо, она не может дышать, и просила вызвать скорую, — добавила Надежда.

— Какие особенности поведения подсудимого заметили? — спросил адвокат.

— Походка была свободная. Никакой скованности, — говорит Надежда.

10:21.
— Говорили, что парень при задержании был в подавленном состоянии. Говорили так. Я сам его не видел. Только со спины: длинные волосы, оранжевая куртка.

— Скажите, в обязанностях администратора есть пункт следующего содержания: администратор обязан следить за порядком... — задал вопрос Владимиру муж погибшей.

— У нас такого нету, это не наша обязанность, у нас охрана есть, — перебил Владимир.

— ...следить за порядком на территории, — договорил Александр.

— Конечно, мы оказываем помощь. Если что-то случится, нажимаем тревожные кнопочки, — объяснил Владимир.

— Когда к вам забежал напарник, вы заперли двери изнутри, как было в материалах следствия? — задал второй вопрос Александр.

— Там было человек 10, много женщин, кричали, чтобы не открывали, — пояснил Владимир.

— И там были камеры?

— Да, были мониторы.

— У меня нет вопросов, — закончил муж погибшей.

10:04. Первым дает показания 63-летний пенсионер Владимир Рак. На тот момент он работал старшим администратором ТЦ «Европа», сейчас уже безработный.

— Был мой рабочий день. Я сутки работаю, — говорит он. — С первого этажа на эскалаторе поднимается мой второй администратор — Дмитрий. Строители делали ремонт, я открывал утром им двое дверей. В часа четыре они сказали закрыть дверь, мол, мы уходим. Говорю Диме: «Иди, дам ключ, закроешь дверь». Он выбегает: «Нажимайте кнопку (вызова охраны. — Здесь и далее прим. Onliner.by)! Там мужчина с топором!» Кто-то ворвался в двери. Как сейчас я уже понял — подсудимый. (…) Тут с пульта звонят, мол, что у вас там случилось? Пока я разговаривал, его (кивает в сторону парня) завалили.

— С пульта — это откуда?

— Из охраны, она у нас находится в Советском районе, на Кольцова.

Владимир рассказывает, как работали администраторы: один на первом этаже, один на втором и два на третьем. Еще один человек следит за камерами видеонаблюдения. Они, по словам Владимира, есть на улице и внутри.

— Я несколько раз камеры просматривал. Там же прокуратура была, Следственный комитет, все были, — говорит Владимир. — Все камеры работали, были исправны.

Бывший охранник торгового центра говорит, что видел бензопилу.

10:00. В суде людей гораздо меньше. Из потерпевших пришел только Александр Александронец, муж погибшей. Сестра погибшей Наталья находится в больнице. Остальные потерпевшие еще вчера ходатайствовали о возможности не присутствовать на каждом заседании.


В понедельник Владислав полностью признал свою вину, правда, говорит, что погибших ему не жалко, а сумма компенсаций и вовсе большая, можно и без нее обойтись.

При этом мотивы парня так и остались неясны. На вопрос прокурора, зачем он убивал людей, Владислав отвечал просто: «По приколу. Ради забавы». Хотя в то же время он говорит о задумках убить большое количество людей: после окончания университета он хотел устроить теракт в отношении китайцев и мусульман. Но, не получив справку для того, чтобы прикрыть университетские пропуски, разозлился и отправился с бензопилой сначала в университет, чтобы порезать своих сокурсников. А когда не получилось — в торговый центр «Европа», который находится в 15 минутах от его дома. В общем, ощущение, что у него в голове полная каша: какой-то определенной идеологии, которой он бы следовал, нет.

— Просто постоянно хочется убивать, — говорит он. И отвечает «да» на вопрос, будете ли вы убивать, когда выйдете из тюрьмы на свободу.

Парень признается, что с 15 лет жил один, деньги ему передавали, утверждает, что с финансами проблем не было, как не было проблем с родителями, однокурсниками и одноклассниками. Про общение с родителями он говорит уклончиво: мол, все было хорошо. Но после уточняющих вопросов становится понятно: мама парня приезжала в Беларусь не так часто, а с отцом он виделся за 1,5 месяца до трагедии.

Также в суде вчера выступили и все потерпевшие. Это мама, муж, дочь и родная сестра погибшей Елены Александронец, экономист Оксана Витвер, на которую Владислав напал в пиццерии. Кроме того, работница торгового центра Анна Разентова, которой он попытался нанести удары, но та успела убежать, и Ирина Баешко — уборщица центра, пытавшаяся остановить парня.

Иски парню предъявили пока пятеро. Ирина Баешко отказалась это делать со словами: «Бог ему судья». Анна Разентова собирается предъявить иск чуть позже. Общая сумма, которую требуют от Владислава Казакевича, — больше 257 тысяч рублей. Родители парня уже погасили потерпевшим 8 тысяч рублей.

Читайте также:

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский, Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ