18 января 2017 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий

«Зачем столько обуви, ты что, девочка?!» Минский коллекционер потратил $7000 на 60 пар и не собирается останавливаться

Черная пятница начинается! Все скидки на одной странице в Каталоге!

Родители вожделели к дефицитным кроссовкам ради обладания хотя бы одной парой. Потом их дети выросли и стали платежеспособными, кроссовки перестали быть дефицитными, а вожделение сменилось тягой к коллекционированию. Знакомимся с Ильей, Денисом и Стасом — молодыми людьми из Минска. Они называют себя сникерхедами («кроссовкоголовыми»). У Ильи большая коллекция из 58 пар. У Дениса было 60, которые он в итоге решил продать. Стас эстетствует и специализируется на редких образцах — их у парня примерно 30.

«Мода доползла и до нас»

— В Беларуси людей, которые загоняются по кроссовкам, примерно 100, — начинает Денис. — Большинство из них на виду. Конкретно я начинал с ветки на форуме Onliner.by, которая называется «Кроссовки. Обсуждаем все!». Довольно обширная — почти 1500 страниц. Основная масса — ребята, которые купили что-то и хотят понять, оригинал это или фейк.

— Все просто. Мода с Запада понемногу доползла до нас. Мы стали думать, как они, выглядеть, как они, и одеваться, как они, — подхватывает Илья. — Правда, с некоторым опозданием. Беларусь в плане интереса к кроссовкам — это вообще не показатель. Желание, конечно, огромное, вот только возможностей не хватает. Во-первых, надо понимать, что кроссовки требуют вложений. Во-вторых, у нас не так много мест, где можно достать оригинал. В столице, по сути, есть один тематический магазин, который держит марку.

— Надо быть честным: у нас в Беларуси атомные цены на оригинальную обувь, — говорит Стас. — На eBay всегда можно найти дешевле, даже с учетом доставки. При этом у нас нет смысла зарабатывать перепродажей: люди не настолько заинтересованы. В стране были попытки завести кроссовочную движуху, но все как-то быстро стихло. Наверное, надо еще лет пять, чтобы субкультура набрала силу. Хотя при этом у нас есть свои герои. В Витебске есть один коллекционер Паша, ему лет под 50. Он в 1985-м купил себе первые «джорданы» в расцветке Chicago Bulls. Разбиты, но живы до сих пор.

«А зачем я их вообще купил?»

Стас практически не покупает новых релизов. Самая старая его пара — 2004 года выпуска. Самая свежая — 2014-го.

— Это та самая пара Air Max Crepe 2004 года выпуска. Они достаточно лимитированные и редкие.

У них есть один дефект. Материал — как мешок из-под картошки, может разваливаться при ходьбе. Но дизайн — один из самых удачных. Я им переклеивал подошву. Брал ее от «донора». Смотри, они отличаются. Кстати, есть ребята, которые зарабатывают на восстановлении кроссовок. Вообще, я не покупаю музейные экспонаты. У меня вся коллекция носибельна.

В богатой коллекции Ильи есть кроссовки, носить которые уже нельзя.

— Хватает ребят, которые собирают чисто винтаж. Допустим, модели исключительно до 1998 года выпуска. В этом деле очень сильно помогают магазины секонд-хенд. Лично я предпочитаю украинские. У меня есть совершенно неносибельная модель 1991 года — Nike Ceres — чисто для души. Модель названа в честь карликовой планеты недалеко от Солнца. Выцепил у парня из Украины за $30. Думал, буду носить. Но клей уже не держит подошву. Так что да, чисто музейный экспонат.

Стас и Денис в теме уже 10 лет. Илья увлекся относительно недавно — в 2014-м.

— Когда у меня собралось больше 10 пар, я понял, что это много и что это страсть. «Зачем останавливаться?!» — спросил я себя и продолжил. Этому очень сильно способствовали ребята из Nike. У меня там была скидка 30% — грех не брать, — вспоминает Илья. — Изначально видел себя коллекционером Nike Air Max. Говорил, что никогда не стану носить Adidas. Правда, затем мне подарили пару «адиков» — и понеслась.

На данный момент у меня 58 пар кроссовок, не считая тренировочной обуви. Коллекция постоянно видоизменяется. Что-то я занашиваю, что-то продаю. Максимальное количество пар, которые у меня были единовременно, — 73. Надеюсь, их станет больше. Когда-то я подсчитывал траты. Получилось $6000. Потом перестал. Но, думаю, моя нынешняя коллекция стоит тысяч восемь. В среднем пара кроссовок обошлась мне в $140.

Самое дешевое, что брал, — Adidas Spezial в Москве на скидке за 40 баксов. А в Минске за них просят 120.

Хотя Adidas любит давать новые имена практически одинаковым моделям. Те же Spezial очень похожи на Gazelle. Чистый маркетинг. Поменяли цвета, раскрасили подошву, переименовали — и уже надо всем.

Денис рассказывает, что в его коллекции было 60 пар кроссовок. Парень брал количеством, но потом бо́льшую часть распродал. Осталось пар 20. Иногда он приходил домой с обновкой, надевал кроссовки на ноги и думал: «А зачем я их вообще купил?» Пара лежала месяц, потом он выставлял объявление в интернет и продавал ее неношеной.

«Мой папа такие носил, когда я еще пачкал пеленки»

— Сникерхеды — это люди, которые увлекаются кроссовками. Релиз — это выход новых кроссовок. Кемпинг — это процесс ожидания начала продаж непосредственно возле магазина, — объясняет терминологию Денис. — В истории Беларуси был один-единственный кемпинг. В Минске продавали новые Saucony Sea Sand. Об этом написали в «Контике», и я неосторожно оставил комментарий, что буду ждать с самого утра. В итоге мы с младшим братом были возле магазина в 4:50. А на дворе противная весна с дождем. Позже подтянулся знакомый парень. Мы ждали до 11:00, когда открылся магазин. Было просто безумно круто. Собралось человек 60. Правда, пар было только 20. Я себе ухватил. Носил какое-то время, а потом продал.

Белорусские коллекционеры закупаются в основном на eBay. Правда, после того как допустимые лимиты по стоимости посылок поменялись, делать это стало сложнее. За €22 оригинальные кроссовки не купишь. Надо возить самому из Польши или России.

— В принципе, кроссовки, учитывая сумасшедшую перепродажу, — это дорого, — отмечает Илья. — Но если поискать и потерпеть, можно выцепить нормальную цену. Понятное дело, ее растит спрос. Как пример — Air Max 97. Нельзя сказать, что они были популярными. Это крепкая старая модель. Мой папа такие носил, когда я еще пачкал пеленки.

Прошли годы, и я купил себе такие же кроссовки. Папа, помню, увидел и сразу заулыбался, вспомнив молодость. Отличная обувь. Я заносил пару до дыр и захотел взять новую. Но нигде не мог найти. Оказалось, какой-то знаменитый блогер давал интервью, в котором назвал Air Max 97 среди пяти лучших моделей в своей жизни. И все как с цепи сорвались.

Изначально в рознице эти кроссовки стоили $110. Потом подорожали до $180. Более того, люди выкладывали на eBay свои старые разваленные модели за $400. И их покупали.

«У нас все хотят подешевле и покрасивее»

В Беларуси не так заморачиваются по кроссовкам, как в той же Америке. Для США нормальна свадьба сникерхедов, на которую гости принципиально приходят в белых Nike Air Jordan.

— Белорусы хотят, чтобы было подешевле, покачественнее и покрасивее, — развивает тему Илья. — Нормальное желание. Вот сейчас у всех истерия по Adidas Yeezy Boost от Канье Уэста. Популярный американский рэпер делал коллаборации много с кем и в итоге стал сотрудничать с Adidas. Сейчас это самые популярные кроссовки на свете. Люди чуть ли не буквально сходят с ума.

Смотри, при релизе Yeezy Boost в официальном магазине ценник будет примерно $250. Но ввиду пиковой популярности люди стоят за ними по двое суток в очередях, ночуют в палатках возле магазинов, а потом выставляют свои покупки на eBay, предлагая дикую цену.

— Yeezy Boost — самые жестокие кроссовки в плане наценок, — соглашается Денис. — В Москве люди покупали новые по 20 тыс. российских рублей, даже не доставали из коробки, фоткали прямо в магазинном пакете и просили 100 тыс. И, что самое главное, продавали. Да, у всех истерия по Канье Уэсту. В Минске вон каждый второй школьник бегает в фейковых Yeezy Boost. Вообще, у нас паленой обуви процентов 90.

Изначально Канье Уэст делал эти кроссовки совместно с Nike. Но потом разругался с компанией.

— Я видел пару Nike Yeezy на eBay. Продавалась за $19 тыс. При релизе стоила $180. Это чтобы понимать масштаб наценки, — приводит пример Илья. — Вообще, сникер-культура очень популярна на Западе. Перепродажа становится отдельным очень доходным бизнесом.

— Я считаю, с Nike Канье Уэст делал обувь поприличнее. А то с Adidas релизы выходят чуть ли не каждые полгода, — итожит Стас.

«Джобс помог не только Apple, но и New Balance»

Чтобы понять, насколько люди завернуты на кроссовках, стоит отметить, что 26 марта празднуется всемирный день Nike Air Max. На эту дату компания намечает перевыпуски старых релизов.

— Лимитированная коллекция — хорошая замануха, — отмечает Илья. — Во многом это качественный маркетинговый ход. Модель можно лимитировать и 7000 тыс. пар, и 20. Есть коллекции, каждую пару которых нумеруют. В основном это делает американская компания New Balance. Но такие образцы редко до нас доходят.

Понта в этой сфере вообще очень много. Adidas Micropacer — отличный пример. Компания перевыпускает их раз в три года. В одном из язычков находятся шагомер и часы. Практической пользы — почти ноль, маркетинговая — огромная.

По мнению ребят, в Беларуси больше всего любят Adidas и Nike. Это два зубра. Есть люди, которые носят только Nike и не воспринимают тех, кто носит Adidas. Есть противоположные им. Есть горячие любители обоих больших брендов, не признающие других. Где-то под зубрами находится японский Asics, который набрал хорошую популярность в последние годы. На этом фоне теряются Reebok с Puma. Saucony считается брендом на любителя. А New Balance — совсем отдельная песня.

— Вообще, это довольно дорогой бренд, — говорит Илья. — Бюджетные модели стоят $100—150. Фабрики есть в Америке, Англии и Азии. Первые два варианта порой предполагают ручную работу. Это сильно влияет на цену. Как-то я устроил себе развлекуху. Нашел на белорусском сайте пару New Balance за десять по тогдашним ценам миллионов рублей и стал смотреть, что с ней произойдет. На удивление, забрали за неделю. А вообще, New Balance считается очень надежной обувью. Они носятся до победы, и это признают почти все.

В истории New Balance тоже есть место рекламным подвигам. Очень любил эти кроссовки Стив Джобс. Он носил модели 990, 991, 992, 993. Так что этот человек сильно повлиял на развитие не только Apple, но и New Balance.

«Поясни за шмот»

Денис в какой-то момент перестал «зависать» на кроссовках. Стас и Илья развивают свои коллекции, приобретая что-то новое раз в два-три месяца.

— Когда-то у меня был психоз, я видел на улице незнакомого парня в таких же кроссовках, что и у меня, и думал вернуться домой, чтобы переобуться. Дико хотелось эксклюзива. Правда, сейчас успокоился. Теперь думаю так: «Прикольно, человек любит хорошую обувь. Молодец. Выбрал, нашел, денежку потратил», — отмечает Илья.

Парень искренне признается, что в большинстве случаев люди относятся к нему как к ненормальному.

— Им непонятно, зачем одному человеку столько кроссовок, если можно купить пару и носить, пока она не умрет, а потом купить новую. У большинства людей политика примерно такая. Часто слышу: «Ты больной! Зачем тебе это? У тебя идеи глупые! Эти кроссовки тебе не пригодятся!»

Но кто-то монетки коллекционирует, кто-то — шайбы, кто-то картины за бешеные деньги покупает. И вообще, увлечение кроссовками — это лучше, чем было раньше, когда район делился на обычных, панков и фанатов и надо было пояснять за шмот.

Есть фраза, не особо приятная большинству. Та, что про «пипл хавает». Так вот кроссовки «пипл» тоже «хавает». Как и все, что нам дает — теперь уже не телевизор — интернет. Но мне кажется, пусть лучше «пипл хавает» кроссовки, чем наркоманит или бухает по «падикам».

Ребята отмечают, что дурным тоном в среде сникерхедов считается хвастаться подделками. Мол, надо быть честным перед собой и другими участниками сообщества, а то в отсутствии оригинальных кроссовок теряется весь смысл движения.

— Люди спрашивают: «А чего ты все время в новых кроссах?» — говорит Денис. — Как-то ко мне приехало пять пар новых кроссовок. Мы забирали их вместе со знакомым. Хорошо одетый интеллигентный парень со вкусом. И вот я нагружаю себя коробками, а он задает вопрос: «Ты что, девочка? Зачем тебе столько обуви?!»

— Я прекрасно понимаю. Если идти по улице в таких вот кроссовках, вероятность, что кто-то подойдет и скажет «Блин, круто, у тебя New Balance PSG!», один к миллиону, — дополняет Стас.

Илья отмечает, что хочет увеличить свою коллекцию.

— Она растет в цене. Допустим, эта пара — коллаборация Adidas и Barbour.

Она обошлась мне в $130, а теперь я могу загнать ее за $220. Я тут думал недавно и решил для себя: если будут совсем края, отдам все в детский дом. Наживаться на своих кроссовках не планирую, пусть это и сулит выгодную сделку.

Ветка «Кроссовки. Обсуждаем все!» на форуме Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий