«Эй, Гарри Поттер, можно с тобой сфотографироваться?» Как минчанин после БГУ стал своим в Китае

165
27 ноября 2016 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Виталий Петрович

«Эй, Гарри Поттер, можно с тобой сфотографироваться?» Как минчанин после БГУ стал своим в Китае

Говорят, что человек европейской наружности в Китае никогда не будет бедствовать. Достаточно выйти, к примеру, на набережную в Шанхае и фотографироваться с местными за небольшое вознаграждение — от желающих не будет отбоя. А еще говорят, что европейцу по силам освоить китайский язык и что в изучении он даже проще русского. Поверить в это сложно. По крайней мере было сложно до встречи с Антоном Зятиковым — профессиональным переводчиком, который окончил факультет международных отношений БГУ и вот уже несколько лет занимается тем, что находит общий язык с многочисленными жителями Поднебесной. Китай глазами белоруса — сегодня в материале Onliner.by.

— Класса с седьмого я мечтал стать дипломатом. Хотел путешествовать по всему миру, представлять свою страну, — говорит Антон. — А может, просто перечитал «Войны и мира», заболел мечтами о высоком свете и тому подобном.

Абитуриенту Зятикову самая дорога была либо в иняз, либо на факультет международных отношений БГУ. Он выбрал второй вариант. Победитель республиканских олимпиад по истории, Антон поступил в университет без особых проблем, но нужно было выбирать специализацию.

Антон Зятиков (справа)

— К тому моменту я засомневался в выборе карьеры дипломата. Во-первых, дипломатов и без меня достаточно. Во-вторых, у этих дипломатов есть свои дети, которые также строят планы на будущее. А на факультете как раз открылась специальность «Лингвострановедение». Для изучения мне на выбор предложили три языка: китайский, корейский и японский.

17-летний парень выбирал рассудительно. Япония — это очень хорошо, но серьезных деловых отношений с компаниями из этой страны у Беларуси не было. Сотрудничество с корейцами также можно было считать лишь номинальным. Оставался Китай. С четвертого курса в университете начались стажировки, и Антон надолго уехал в Шанхай — узнавать культуру и людей, оттачивать знание языка.

Теперь он зарабатывает переводом, его услугами пользуются крупные компании. К примеру, он переводил на китайский техническую документацию к тракторам МТЗ и состав печенья «Слодыч». В Китае Антон Зятиков проводит достаточно времени, чтобы считать эту страну вторым домом. О Поднебесной и ее жителях, об их привычках и расхожих стереотипах мы расспросили нашего соотечественника, находясь с ним в нескольких часовых поясах от Минска, у реки Янцзы. Думали, получится разговор об отличиях. Оказалось, между двумя непохожими народами есть немало общего.

Об отношении к европейцам и белой коже

— Действительно, в Китае белая кожа — это символ престижа, значимости. И дело прежде всего в социальном статусе. Человек со светлой кожей наверняка не работает в поле, обжигаемый палящим солнцем, а значит, он хорошо обеспечен. Сейчас многие люди, в особенности девушки, в дневное время надевают белые перчатки и прячутся от солнца под зонтиками — чтобы не загореть.

Отсюда и некое особенное отношение к европейцам, людям с белой кожей. Между собой китайцы — отчасти для простоты общения, а отчасти из-за того, что так сложилось исторически, — называют людей из Европы не иначе как «почтенный иностранец». Совсем необязательно такое определение означает глубокое уважение. Все чаще в него вкладывается иной смысл — вроде нашего «понаехали тут». Впрочем, говорят они это без злости, а просто потому, что так стало привычнее. Ведь часто мы в Беларуси точно так же отзываемся о гостях из Азии. Лучше, кстати, им об этом не говорить: обидятся.

Как китайцы фотографируются с европейцами. Местный житель долго стесняется подойти. Наконец он аккуратно трогает иностранца за плечо, жестами просит о фото. Согласие вызывает громкий возглас и широчайшую улыбку. Пока фотограф готовится, китаец стоит на расстоянии шага от европейца, но в последний момент решительно приближается и может, к примеру, его приобнять. Это, видимо, расценивается как наивысшая храбрость.

А еще правда, что все белые для китайцев на одно лицо. В студенческие годы волосы у меня были длиннее, я носил продолговатые очки. И вот в таком виде я зашел в один из музыкальных магазинов. Там ко мне подошла местная девушка и на полном серьезе говорит: «Эй, Гарри Поттер, я тебя узнала! Можно с тобой сфотографироваться?»

Об отношении китайцев к деньгам

— Бывает, что повышенное внимание к белому человеку в этой стране принимает и другие формы. Например, у любого европейца, по мнению жителей Китая, есть деньги. Значит, его на эти деньги можно раскрутить — например, впарить что-нибудь втридорога.

Как торгуются в Шанхае. К иностранцу подходит местный продавец какой-нибудь безделушки, предлагает купить ее за 200 юаней. «Куплю за 30 юаней», — говорит турист. «О, какой жадный! — отвечает продавец. — Ладно, только для тебя сделаю специальную скидку. Последняя цена: бери за 200 юаней».

Торговцы из Шанхая славятся своим скупердяйством по всей стране. Бывало, в других провинциях, когда я слишком усердно торговался, продавцы злились и говорили мне: «Ты слишком скупой». Я отвечал, что приехал из Шанхая. А они хохотали: «Тогда с тобой все понятно». И после этого делали неплохую скидку.

О склонности к заимствованию

— Еще один результат особого отношения китайцев к европейцам — тяга к заимствованию, копированию. Эта черта уходит корнями в те времена, когда европейцы только появились в этой стране и продемонстрировали свою силу. С тех пор в Китае считается, что все европейское — это прогрессивное и классное, то, к чему нужно стремиться, чем стоит обладать. Отсюда любовь к европейским машинам, европейской моде, европейским брендам и даже нормам поведения.

Выбирая между товаром отечественного производства и известными мировыми брендами, китаец выберет бренды. Разумеется, если у него достаточно денег. Известные марки добавят ему солидности в глазах окружающих. Патриотичность заканчивается там, где начинается самовыражение.

Тяга ко всему европейскому оказывает воздействие даже на общение между мужчиной и женщиной. Для девушки-китаянки отношения с европейцем интересны еще и тем, что он может увезти ее в Европу, показать Лондон и Париж, обеспечить красивую жизнь. Иначе говоря, в Китае тоже есть те, кто не прочь выйти замуж за иностранца.

О китайских женщинах и супружеской верности

— Политика ограничения рождаемости, которой Китай придерживался до недавнего времени, привела к тому, что сейчас в этой стране парней гораздо больше, чем девушек. Таким образом, женщина стала свободнее в выборе и, как следствие, капризнее.

Антон проходил стажировку в Университете Дунхуа в Шанхае, специализирующемся на моде и дизайне одежды. Ежедневно рядом сновали китайские модели — девушки ростом от 180 см (да, такие бывают). Пешком эти девушки ходили нечасто: их возили в кабриолетах, чаще всего Porsche.

— Вообще, отношение к женщине в Китае различается в зависимости от провинции. Одна крайность — это Шанхай. Женщина здесь ничего не делает, разве что следит за собой и ходит по модным магазинам. Мужчина зарабатывает деньги, дома готовит еду, стирает, убирает, и все равно у него остается моральный долг перед женщиной за то, что она с ним живет.

Другая крайность наблюдается в менее развитых провинциях. Там на женщину возложено абсолютно все: и семейные ценности, и домашний уют. А мужчина отдыхает: общается с друзьями, играет в настольные игры, выпивает.

При этом супружеская измена — вполне распространенное явление в Китае. Есть даже специальное выражение — «Носить зеленую шляпу». Оно применимо к мужчине, которому изменила женщина. В свою очередь, у мужчин, которые добились высокой должности на работе, в порядке вещей иметь симпатичную секретаршу. Со всеми вытекающими последствиями. Вся нация как-то уживается с таким порядком вещей.

О жилищном вопросе

— В традиционных китайских семьях парню даже нечего думать о женитьбе, пока у него нет собственного жилья. Да никакой отец не отдаст свою дочь за такого жениха! Сам не можешь купить квартиру — проси помощи у родителей. Если даже вместе с ними не вариант — тогда извини. Да и опять же пресловутое общественное мнение: если у молодой пары рождается ребенок, а они при этом живут в съемной квартире, все будут смотреть косо. Это такой же стыд, как и купить подержанную машину.

Средний класс в Китае с учетом нынешних процентных ставок по кредитам чаще всего может позволить себе собственное жилье. Такие люди живут в крупных городах, в огромных спальных районах, застроенных высотками этажей в 40, и постепенно выплачивают полученный кредит.

Родители материально помогают, причем такая опека длится фактически всю жизнь. Отчасти это делается для того, чтобы сын или дочь заботились о своих родителях в старости. Пенсий-то в Китае как таковых нет — только минимальные пособия, прожить на которые невозможно. Нередко пожилых родителей отдают в дома престарелых, потому как у детей недостаточно времени, чтобы полноценно заботиться о них.

За городом есть постройки, которые у нас принято называть коттеджами. Там в основном живут бедняки, которые не могут позволить себе городскую квартиру. Очень часто в таком доме ютится сразу несколько семей.

О еде

— Когда я учился в Шанхае, денег мне, как и любому студенту, не хватало. У родителей я принципиально брать не хотел. И вот что делать, когда до стипендии еще три дня, а в кармане только 5 юаней (менее $1)? Как ни странно, на эти деньги можно было наесться с лихвой. Спасала студенческая столовая. Сейчас я бы, конечно, туда не пошел: изменились вкусы и пристрастия. Да и поостерегся бы я есть то, что приготовлено в таких условиях: кажется, во многих заведениях китайского общепита ничего не слышали о санитарии.

Единственный шанс примириться со здешней едой — не думать как, где и из чего это сделано, а просто пробовать и наслаждаться необычными блюдами.

Поначалу была другая проблема — изловчиться съесть что-то палочками. Вилку и нож здесь никто не даст. Первые дни от старания у меня пальцы сводило судорогой. А потом обучение пошло быстрее, и уже на вторую неделю я ел как заправский китаец.

Быстро адаптировался к острым блюдам, стал принимать китайскую еду такой, какая она есть. Мне всегда нравилось пробовать все новое, и проведенное в Азии время лишь укоренило эту привычку.

О религии и философии

— В Китае относительно немного храмов. Да и в те, что есть, молодежь не особо ходит. В нашем представлении китайцев нельзя назвать людьми религиозными. Но по-своему они верят в свои философские учения. К примеру, люди приходят в храм перед важным событием в их жизни либо когда что-то нужно. И они просят, чтобы им повезло.

Божественное — в упрощенном виде — принимает форму высших сил, которые могут исполнить желание.

Куда важнее для китайца внутренний уклад его жизни. И один из краеугольных камней этого уклада — общественное мнение, то, как ты преподносишь себя людям. Считается, что человек не может почувствовать себя полноценным членом общества, если его не ценят другие.

Именно поэтому потерять лицо — одна из самых страшных напастей, которые могут случиться с китайцем. Мужчина не в состоянии обеспечить свою семью, а может быть, он просто вечером перепил и это заметили соседи — неважно. Он теряет уважение окружающих, потому как совершил нечто постыдное. В этом случае вернуть репутацию будет очень сложно.

О политике

— Несмотря на стереотипы, сегодняшний китаец аполитичен. Для него важнее сытое брюхо и толстый кошелек, а политика — это дело компартии. Хотя в университетах до сих пор преподают морально-идейное воспитание и историю коммунизма.

В то же время серьезных карьерных успехов в этой стране вряд ли удастся добиться человеку, который не состоит в коммунистической партии. А вот продвижение по карьерной лестнице в качестве партийного деятеля может вознести на головокружительную высоту.

Люди старшего поколения больше думают о престиже, для них важна идея. Молодежь же нацелена в первую очередь на личную выгоду.

Поколение новых китайцев все больше открывается миру. Они учат иностранные языки, перенимают нормы европейского поведения. В то же время на традиционной утренней зарядке в парках молодежь уже не увидишь. Туда ходят люди постарше и туристы, которым интересен национальный колорит.

О языке

— Нам непросто выучить китайский язык: он иначе организован. Основная сложность заключается в необходимости изучать, по сути, два языка: отдельно произношение, отдельно письмо. А произношение весьма отвлеченно увязывается с написанием иероглифов. В китайском языке есть порядка 240 возможных комбинаций звуков. Причем важнейшую роль играют ударение и интонация.

Что касается иероглифов, то для сносного знания языка их необходимо выучить порядка 3—5 тыс. Не так много по сравнению с общим количеством. Каждый иероглиф — это, по сути, целое понятие. Но для понимания языка недостаточно знать только значения иероглифов. Нужно видеть, как они сочетаются.

В каком-то смысле это похоже на ребус: сочетаясь один с другим, иероглифы образуют новые понятия. Например, два стоящих по соседству иероглифа «огонь» и «телега» образуют слово «паровоз».

— А как же китайцы пользуются компьютером? Специально обратил внимание: клавиатуры здесь обыкновенные, с латинским алфавитом.

— Есть иероглиф, а есть то, как этот иероглиф произносится. И произношение прописывается латинскими буквами. Чтобы напечатать иероглиф, нужно просто напечатать его произношение. Причем когда начинаешь вводить символы, компьютер выдает список подходящих вариантов. Бывает, выскакивает до 70—80 иероглифов: прежде чем найдешь нужный, забудешь, что искал.

О чистоплотности

— К чему европейцу сложно адаптироваться, так это к китайской неряшливости. В этой стране могут бросить мусор или объедки прямо под ноги. Здесь принято сморкаться, кашлять и чихать при всех, даже не прикрываясь. Считается, что это естественно, а значит, ничего предосудительного в таком поведении нет. К тому же организм очищается от всего плохого, от дурной энергии, и препятствовать этому ни в коем случае нельзя.

На мой субъективный взгляд, главная причина такого поведения заключается в том, что сегодняшний китаец — это потомок представителя рабочего класса без какого-либо особенного воспитания. Только тот, кто много путешествует либо занимает определенное социальное положение, ведет себя иначе. Но в целом ситуация год от года не меняется.

Говорят, что перед значимыми международными событиями в китайских городах проводят «зачистки»: выгоняют с центральных улиц попрошаек, отселяют «неблагонадежные элементы». Могут даже остановить заводы на несколько дней: предприятия несут убытки, зато воздух свежее.

Вместе с тем на улицах крупных городов чище, чем можно было бы ожидать. Целые армии уборщиков ежедневно выходят и вычищают то, что оставили после себя миллионы жителей.

О главном отличии

— Можно подметить немало того, в чем мы с китайцами похожи. К примеру, они такие же гостеприимные, готовы отдать последнее. Но главное, на мой взгляд, в чем мы отличаемся — это логика мышления. Мы, европейцы, так или иначе ориентируемся на результат, ставим цель и думаем над тем, как добиться ее с минимальными затратами времени и усилий, — таков европейский рационализм. Для китайцев же важен сам процесс достижения чего-то. Есть возможность сделать его интереснее — отлично. Нет — тоже хорошо, работаем дальше.

Китайцам присущ здоровый пофигизм по отношению к цели ради самого процесса.

При этом не следует думать об этих людях как о роботах, которые будут круглосуточно трудиться за миску риса. Китайцы готовы отвлечься на что-то интересное, любят хорошо провести время.

Послесловие

Вечернюю подсветку знаменитого шанхайского скайлайна выключили совсем рано — в 22:00. Была в этом и особая китайская экономность, и ориентированность прежде всего на местных жителей: они рано ложатся спать, а подсветка будет только мешать им. Толпы туристов бродили по набережной, силясь рассмотреть небоскребы на фоне ночного неба.

Китай засыпал, погруженный в себя, не желая изменять привычкам и не раскрыв до конца свои секреты.

Благодарим компанию «ШАТЕ-М Плюс» за помощь в организации репортажа.

Читайте также:

Чемоданы и дорожные сумки в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Виталий Петрович
ОБСУЖДЕНИЕ