664
08 ноября 2016 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка

Генеральный директор «Атланта»: «Вот вы все про немецкое да про немецкое, а у нас ведь качество не хуже и люди не глупее»

Голубоглазый и подтянутый Виктор Шумило на интервью приглашает в производственный цех. Он периодически прерывается, чтобы поздороваться с подчиненными, хвалит нынешнюю молодежь и считает, что белорусы хают свое, потому что не верят в собственные силы. О том, как переживает тяжелые времена одно из крупнейших отечественных предприятий, Onliner.by поговорил с его генеральным директором.

О персоне

Виктор Степанович Шумило родился в 1956 году. Окончил Белорусский технологический институт имени Кирова по специальности «Технология переработки пластических масс», а также Академию управления при президенте по специальности «Экономика и управление на предприятии». Практически вся его жизнь связана с заводом: он прошел путь от старшего мастера Минского завода холодильников до первого заместителя генерального директора ЗАО «Атлант». С 2001 года — генеральный директор компании. Женат, имеет двоих детей.

«Да, рынок просел, в Беларуси спрос на нашу продукцию упал вдвое»

— Что такое наша компания сегодня? Это три предприятия: заводы холодильников и бытовой техники, а также Барановичский станкостроительный завод. Всего у нас сейчас работает 8 тыс. человек, — вводит нас в курс дела директор музея предприятия, пока мы ждем Виктора Степановича. — В год ЗАО «Атлант» производит 1 млн холодильников и порядка 250 тыс. стиральных машин. Сегодня компания поставляет продукцию в 21 страну мира.

Виктор Степанович появляется в цеху, здоровается с рабочими и ведет нас на экскурсию. Говорит, что за 38 лет работы узнал производственный процесс до мельчайших деталей.

— Виктор Степанович, насколько предприятие современное? Как вы оцениваете его уровень по отношению к остальным вашим конкурентам, тем же Bosсh, LG и другим?

— По уровню технологий мы не отстаем. Что-то более интересно решено у нас, что-то — у них.

— Наши читатели, думаю, скептично отнеслись бы к таким заявлениям…

— А почему скептично? Наша продукция аттестована в престижных европейских лабораториях. Мы выпускаем широкую линейку тех же холодильников. Это и однокамерные, и двухкамерные, с верхним и нижним расположением морозильной камеры, с одним и двумя компрессорами, с электронным блоком управления и индикации. Практически у всех энергопотребление находится на уровне A+ и A++. У нас есть экологический сертификат соответствия ISO 14001:2000 и система менеджмента качества по международному стандарту ISO 9001:2000.

Более того, мы сами разработали свои станки, подвесные, напольные транспортные системы, всю автоматизацию. Объединили наши знания в области производства бытовой техники и станкостроения и произвели. Есть моменты, которых у немецких компаний просто нет, — объясняет Виктор Степанович и показывает несколько автоматических линий сборки. — Это все дело рук наших конструкторов. А еще мы единственные на просторах бывшего СССР производители термопластавтоматов.

— Согласно последним данным исследования Евразийского банка развития, доверие к отечественным производителям падает. Исходя из статистики, белорусы выбирают больше иностранного, чем отечественного?

— Вы же в магазин ходите? Ходите. Там стоит продукция и Bosch, и Siemens, и китайская, и итальянская, и турецкая. Рынок открыт — пожалуйста, никто никого не ограничивает. Но вместе с тем каждый второй купленный холодильник — это «Атлант». В России мы занимаем около 20%. И в Евросоюз мы поставляем 5—7% в зависимости от периода. Правда, там наши холодильники продаются под другими торговыми марками.

— У покупателей снизились доходы, большинство производителей жалуется на падение рынков. Наверное, белорусы в первую очередь отказались от покупки холодильников и стиральных машин?

— Ситуация и правда довольно сложная. Если в России спрос просел на 30%, то в Беларуси — в два раза. Вы же читаете, что население сегодня сдает больше долларов, чем покупает, тратит свои «заначки». Но холодильники все равно являются предметом первой необходимости, а вот над покупкой стиральной машины люди сейчас больше думают и чаще отказывают себе в этом. Сейчас главная задача предприятия — бороться за те рынки, которые мы имеем.

«В этом году мы впервые с момента последней девальвации сработали с прибылью»

— С Таможенным союзом стало проще выходить на новые рынки, не так ли?

— Это отдельная тема, — качает головой Виктор Степанович. — Вот Россия вступила в ВТО, а мы нет. Мы живем по правилам ВТО, а они на нас не распространяются. Простой пример. Раз Китай в ВТО, то их холодильники и стиральные машины могут свободно продаваться у нас, ведь мы в Таможенном союзе. Но если мы хотим поставить свои холодильники в Китай, то должны заплатить таможенную пошлину в 40%.

К сожалению, ТС за счет своей большой бюрократии и неповоротливости защитой своего рынка не занимается. Это главная его проблема.

А ведь что такое защита интересов и введение тех же пошлин? Это стимул к развитию определенной сферы. Сегодня Россия приняла решение не взимать даже НДС с импортируемых термопластавтоматов и похоронила отрасль. Что принципиально неправильно. И таких примеров множество. Мы, как производитель, заявляли об этом не раз. Но процесс принятия решения проходит очень сложно: страны-участники имеют свои уровни развития и разные интересы. В итоге свои производители в Таможенном союзе страдают.

— В одном из интервью вы говорили, что белорусские кризисы полностью легли на плечи производителей. Вам удалось как-то отойти от девальвации 2011 и 2014 годов?

— Девальвация в 2014 году прошла для того, чтобы сохранить стабильность, ведь всю кризисную нагрузку ощутили на себе предприятия. Тогда мы понесли довольно большие потери — около $100 млн.

В этом году мы впервые с момента последней девальвации сработали с прибылью. При благоприятных условиях года за 4—5 сможем наверстать упущенное.

Мы ведь государственной поддержки не получали, самостоятельно стабилизировались в ситуации.

— Поэтому вы решили выпускать электрические плиты на «Гомельэлектроаппаратуре»? Чтобы в случае потрясений в одном направлении была возможность переориентироваться?

— Знаете, когда в нашей стране случаются потрясения, то ложатся все направления деятельности, кроме депозитов. Но они — это уходящее и приходящее, а создание продукции — это вечное. Поэтому нужно заниматься вечным, чтобы у человека была работа, чтобы была уверенность в завтрашнем дне.

— Сейчас правительство разрабатывает стратегию управления неэффективными государственными предприятиями. Некоторые экономисты предлагают пригласить сюда инвесторов. Мол, они придут и все наладят. На ваш взгляд, это так? «Атланту», к примеру, они нужны?

— Никто не против инвесторов. И это даже было бы замечательно. Но когда приходит инвестор, он сопоставляет условия хозяйствования: налоги, стоимость энергоносителей, персонала, социальные нагрузки, — оценивает, где лучше, и идет туда. Собственно, когда в Беларуси эти параметры будут лучше, чем в России, Польше, к примеру, тогда к нам инвесторы и подтянутся. Вот и весь секрет. Ну и, понятное дело, кредитная политика должна обеспечивать стабильность. Нам еще очень далеко до европейских кредитов под 3—5% годовых.

«Это правильно, что молодежь хочет больше зарабатывать»

— Посмотрите, какая хорошая стиральная машина, — хлопает по белому корпусу последней модели белорусской стиралки Виктор Степанович. — Поставь любую другую машину рядом — в плане дизайна она не проиграет. Да и даже с точки зрения качества и функционально-технических характеристик наша машина сегодня одна из лучших на рынке. Пообщайтесь с сервисами, и вам ответят, кого они больше ремонтируют.

Я это к чему рассказываю? К тому, что нам нужно поверить себе, полюбить себя и начать уважать себя. А мы с вами начинаем: «Ой, немцы». Вот вы все про немецкое да про немецкое. Мол, мы сами ничего не можем сделать.

Но я вас только что провел по заводу, показал, что мы не уступаем ни «капиталистам», ни китайцам — никому. Наши специалисты сами спроектировали завод стиральных машин, сами построили за свои деньги. Те же китайцы, те же европейцы приезжают и у нас учатся. У наших людей, повторюсь. И это мы им запрещаем фотографировать в наших цехах, чтобы они не украли наши технологии. Понимаете? Наши люди очень способные и не глупее других. Нам нужно воспитывать собственное достоинство. Мы можем и умеем делать. Для этого нужна система образования, система подготовки кадров. И на многих предприятиях она есть.

— Приходилось ли вам увольнять людей в связи с кризисом?

— Прямых сокращений мы не делали. Но там, где можно человека заменить на механизм, меняем. Если сопоставить кривую производства и кривую занятости, то мы увидим: производство идет вверх, а кривая занятости — вниз. Десять лет назад нас было 12 тысяч, а сейчас — 8. Но при этом у нас производительность на данный момент гораздо выше. Понимая, что процесс уменьшения численности рабочих будет, мы и построили завод стиральных машин в Шабанах.

— Судя по последним вакансиям, вы ищете инженера-химика на зарплату минимум 550 рублей, а программиста — от 770 рублей. Какую зарплату сейчас можно получать на предприятии, выше или ниже этих цифр?

— Сейчас средний заработок по заводу составляет около 840 рублей. Конечно, хотелось бы больше, но больше мы сможем заплатить, когда заработаем. Мы давным-давно усвоили для себя требование последних лет: рост производительности труда должен опережать рост заработной платы. Это же понятные вещи: будет наоборот — ты сам себя начнешь проедать.

— Многие жалуются, что на предприятиях часто держат людей пенсионного возраста. Мол, молодежи не пробиться. Как у вас с этим, много молодых берете на работу?

— Средний возраст работников на нашем предприятии — 36 лет. Одна молодежь, я бы сказал. И это неплохо. Молодежь лучше, чем старшее поколение. Она более образованная, более коммуникабельная, более гибкая, имеет свойство искать знания и пытается разобраться. Появились возможности: если что-то интересует — раз-раз и посмотрел в интернете. А в наше время нужно было или идти спрашивать у кого-то, или в библиотеку бежать.

— Работодатели, к слову, часто возмущаются, что молодые люди хотят всего и сразу. Нет чтобы сначала поработать за 400 рублей, так хотят 800—1000 со старта…

— А что это за молодежь, которая ничего не хочет? Это же хорошо, что молодежь хочет всего и сразу. Она же будет стремиться это заработать. Правильно, что человек хочет больше. Когда он хочет, то рано или поздно поймет, что для этого нужно: пойдет учиться, будет стараться получить разряд и так далее. И в конце концов достигнет своей цели.

Мы для этого создаем условия. У нас есть целая программа по подготовке кадров, развитию наставничества. Командировки, семинары есть, выставки, конкурсы профмастерства проводим по всем профессиям. На мой взгляд, это все очень важно.

Кроме того, мы пользуемся стандартами управления — ISO 9001 и ISO 14001. Без них на европейский рынок не попасть. Это не мода, это необходимость. К слову, мало кто знает, что стандарт ISO 9000 — это калька советской системы бездефектного труда. Если почитать, то практически один к одному. Америку не открыли…


Виктора Степановича уже ждут в «переговорке»: приехали из банка. Он ведет нас к своей приемной.

— Каким вы видите «Атлант» через 5—10 лет? Захватите мировые рынки? — спрашиваем напоследок у генерального директора.

— Будем развиваться, — улыбается он. — Для того чтобы захватывать мировые рынки, нужны дешевые кредиты. А у нас они дорогие и всегда дорогими были. Для сравнения: европейцы могут брать их под 3—5%, а инвестиционные — под 1—1,5%. Нам о таких ставках приходится только мечтать. Поэтому пока наша задача как региональной фирмы — бороться за место под солнцем в своем регионе: делать хорошую продукцию, чтобы она нравилась потребителям. И рассчитывать на собственные силы.

Холодильники в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка
ОБСУЖДЕНИЕ