300 евро и 20 килограммов: белорусы привыкают к лимитам. Репортаж из пункта пропуска «Брузги»

 
08 августа 2016 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Алексей Матюшков

С середины апреля страна живет с новыми лимитами: те, кто ездит за границу чаще раза в три месяца, могут беспошлинно ввезти товаров на сумму до €300 и весом до 20 килограммов. Удалось ли белорусам, у которых самый высокий в мире процент шенгенских виз на душу населения, приспособиться к новым правилам? Часто ли нарушают и что везут? Чтобы ответить на эти вопросы, Onliner.by отправился на белорусско-польскую границу.

Пункт пропуска «Брузги» находится в 30 километрах от Гродно и входит в тройку самых посещаемых в стране. За сутки здесь может пройти до 1200 легковых автомобилей, до 600 грузовиков и около 50 автобусов — примерно 45% от всего объема пропуска Гродненской региональной таможни.

— Как правило, самая напряженная ситуация — в выходные. Вот эти пару десятков машин на выезд и столько же на въезд — это почти ничего, — говорит начальник таможенного поста «Брузги» Сергей Алещенко, показывая на большой экран в своем кабинете. Все, что происходит на посту, начальник может видеть в режиме онлайн.

«Почему везем из Польши порошки? Так они лучше наших»

Ближе к обеду количество машин и автобусов увеличивается. Люди открывают багажники, достают сумки с надписью Biedronka, выкладывают пачки туалетной бумаги и стиральных порошков — традиционные атрибуты поездки в Польшу.

Сначала идем на зеленый коридор. Он существует для тех, у кого нет товаров для декларирования и не превышены нормы ввоза — €1500 и 50 килограммов для тех, кто ездит за границу не чаще одного раза в три месяца, и €300 и 20 килограммов для тех, кто катается чаще.

Главное — не забыть: технику и другие товары, которые подлежат декларации, все равно нужно провозить через красный коридор.

— Мы из Гродно. Ездили отдыхать на пару дней в Гданьск. Сделали визу — и вот первый раз за полгода выехали. Наверное, все же ничего не нарушили, — волнуется пара, выгрузившая на весы около 35 килограммов. — У нас тут покупок не много — по мелочи, если глянуть, сколько люди выгружают. До €300 еще далеко.

— Они первый раз в этом году, поэтому могут беспошлинно провезти по 50 килограммов на каждого, — объясняет сотрудник поста Дмитрий и пропускает пару в Беларусь.

За гродненцами подтягивается и авто со столичными номерами. Двое мужчин и женщина, как оказалось, возвращаются с отдыха в Хорватии.

— По пути заехали купить туалетной бумаги, еще йогурты польские нам очень нравятся. Ну и стандартно: порошки, отбеливатели, — объясняют минчане. — Почему возим туалетную бумагу? Ну, она лучше по качеству, чем наша. Порошки тоже лучше. Не намного дешевле, но все-таки лучше. Да и «ваты» вернуть можно. Конечно, €300 маловато, особенно если ты любишь путешествовать за границу, а потом тебе нужно купить что-то крупное — телевизор, ноутбук или еще что. Да даже если ремонт делать и стройматериалы везти (а там они гораздо дешевле), то уже так не провезешь, не сэкономишь.

Превышений у отпускников нет, их тоже пропускают.

Важная деталь: если вы отправитесь на зеленый коридор и пересечете специальную зеленую линию, то после этого вернуться назад в Польшу, чтобы сдать товар, или переехать на красный коридор уже нельзя. Таковы правила.

По зеленому коридору едут и велосипедисты. Оказывается, гродненцы приспособились кататься так в соседнюю Кузницу за продуктами.

— Иногда езжу в магазин, работа позволяет. На машине нужно выстоять время, а тут есть пару часов свободных — сел на велосипед и погнал, — спешивается Юрий и выкладывает из рюкзака покупки. — Не, €300 точно нет. Это как постараться нужно, чтобы продуктов столько набрать? Мы-то по мелочи.

— Печенье ребенку, йогурты, кофе, шоколад — все по списку, что жена написала. Тут до Кузницы всего ничего от границы, для опытного велосипедиста ерунда, — объясняет мужчина.

— Хотелось бы, чтобы быстрее открыли пешеходный переход. Границы же должны сближать, а не разъединять, — говорит Юрий и прыгает на свой двухколесник. Таможенник отдает ему паспорт и желает счастливого пути.

— Информации о новом указе было очень много, люди уже привыкли, — считает Сергей Алещенко. — Нарушения происходят редко. Бывает, по весу люди что-то перебирают. Вот недавно пара везла, помимо прочего товара, 48 литров воды. Иногда превышают лимиты по алкоголю, но это чаще россияне. Приходится изымать лишнее.

«Пересменка у таможенников — максимум пару минут»

Через красный коридор очередь движется медленнее. Люди заполняют пассажирские декларации, постоянно что-то переспрашивают и уточняют — перестраховываются.

— Вся информация есть у нас на стендах, — объясняет Сергей Алещенко. — Декларацию и вовсе можно скачать с сайта ГТК и заполнить заранее, чтобы здесь не стоять.

Молодечненцы в бусике, видно, закупились техникой — водитель по очереди достает из багажника пылесос, кухонный комбайн. Сотрудники сверяют реальные товары с декларацией, взвешивают коробки, просят вскрыть их, достать вещи из пакетов.

— Знаете, там можно хорошо сэкономить на технике. Где-то дешевле на $5, а где-то и на все $50. А для нас это деньги, — говорит глава семейства. — Ездим редко: раз в квартал можем подсобирать денег и поехать закупиться. Все-таки далеко отсюда до Молодечно.

С декларациями молодечненской семьи инспектор идет в небольшую комнатку, вносит данные в компьютер и сверяет с базой: вдруг эта пара уже провозила что-то из техники? Оказалось, что нет.

— Сверить товары с декларацией занимает минут 10—20 в зависимости от их количества, — говорят инспекторы. — Еще минуты 2—4 надо, чтобы перенести информацию из декларации в базу. В общей сложности, если нет никаких проблем, таможенный контроль можно пройти максимум за 30 минут. Если нужно платить пошлины, то, конечно, время увеличивается.

— А пересменки?

— Пересменки у нас — максимум пару минут, — отмечают таможенники.

— Вообще, сам контроль очень быстро проходит, да, — говорят пассажиры нескольких авто. — Мы тут два часа стоим. Говорят, что может быть и шесть, и семь часов, если это выходные.

Наличие очередей таможенники объясняют тем, что в выходные в разы увеличивается количество автомобилей и число «челноков».

— Как правило, очереди собираются в основном из-за тех, кто ездит по несколько раз в сутки. У этих людей почти все страницы заштампованы. Кто они? Те, кто на границе зарабатывает, — говорит начальник поста. — К тем, кто ездит каждый день или по несколько раз в неделю, у нас особое внимание. Их мы досматриваем более тщательно, тратим больше времени на досмотр, отправляем в бокс ручного досмотра, на сканер.

«Были бы у нас ценники, как в Польше, кто ж бы сюда ездил?»

Рейсовые и туристические автобусы проверяют отдельно. Сначала таможенники осматривают сами транспортные средства.

Пассажиров же впускают в зал с весами и специальной рентген-установкой, как в аэропорту. Как раз прибыл рейс Белосток — Гродно, и люди втискиваются сюда с громадными сумками.

— Зеленым светится органика, синим — металл, — показывают экран компьютера сотрудники и пропускают через установку вещи пассажиров.

— Что везем? Вот парня в школу собирали, — объясняет лидчанка с сыном-подростком. — Да, там дешевле. Те же джинсы за 250 тыс. можно найти. У нас-то, наверное, такие на рынке и не купишь.

— Сумма покупок не превышает €300? — спрашиваем мы.

— Где там! — восклицает женщина. — Это ж полторы зарплаты, на столько мы и не рассчитывали.

— Ой, все везем оттуда, — говорит гродненка. — У них скидки хорошие, особенно если на распродажу попадешь — красота. Кроссовки Adidas сыну фирменные можно за 40 рублей на наши купить. У нас такого нет. И потом привыкли мы уже к польским вещам, отучиться сложно.

— А всякие домашние вещи — сушилки для белья, посуда стеклянная… Там емкость для запекания стоит 9 рублей на наши, в то время как у нас — все 35. Ну как не ездить-то? — рассуждает дама в розовой кофточке.

— Автобусом в Польшу ехать удобно, — рассуждает жительница Гродно. — Тут строгое расписание — всегда знаешь, сколько и как простоишь на границе. Автобус практически не задерживают. Да и стоит он около $15.

— Были бы у нас такие цены и такие распродажи, разве мы бы так ездили туда? — вытирает потный лоб одна из пассажирок.

Таможенники говорят, что тут тоже есть свои контрабандистки: надевают на себя по пять пар джинсов и маек.

— Иногда просят кого-то что-то провезти — никогда не берите, мало ли что, — предупреждают таможенники. — И не подвозите никого. У нас была ситуация, когда один мужчина парня подвозил, и у того наркотики обнаружили. Так мало того, что водитель на границе провел уйму времени, так еще и автомобиль забрали.

«У нас постоянная борьба: кто кого — контрабандисты нас или мы их»

Если у инспектора на посту возникают какие-то подозрения, он отправляет автомобиль на сканер — в небольшое помещение со специальной установкой.

— Раньше у нас была передвижная установка, теперь вот стационарная, — объясняет таможенник Дмитрий. Он прошел обучение, получил сертификат и теперь имеет право работать за установкой. Инспектор показывает на компьютере «рентген» легкового автомобиля.

— Здесь мы сразу видим неконструктивные особенности автомобиля и понимаем: это тайники, — объясняет он.

Как правило, компьютер отмечает возможные тайники красными квадратами. Фотографировать экран компьютера с отметками тайников не разрешают: информация секретная.

— Схем множество, но практически все нам известны, — говорят таможенники. — Пару лет назад нашли в Lexus крупную партию наркотиков. Удивляешься первое время, когда только учишься, начинаешь работу. Потом уже люди удивляются, когда мы их тайники находим. В любом случае контрабандисты стараются, изобретают новые способы скрыть контрабанду. Но мы тоже растем. Вот и получается как в фильме «Берегись автомобиля»: ты убегаешь, я догоняю. Это постоянная борьба: кто кого — контрабандисты нас или мы их.

После сканера автомобиль могут отправить в бокс ручного досмотра. Там уже его раскручивают.

— Второй раз еду, и опять меня в бокс загоняют, — жалуется водитель белого Volkswagen Passat и просит его не фотографировать. Авто забито пакетами с покупками, в багажнике виднеется детская коляска.

— Мы стараемся реже ездить, — объясняет пара, но видно, что факты говорят об обратном.

— Очень часто люди лукавят, когда рассказывают, что они везут и как. Могут в бутылке из-под колы везти коньяк, под видом воды — водку. Нам приходится усиливать контроль, проводить более тщательные досмотры, — объясняет Сергей Алещенко. — Вот из-за увеличения времени досмотра, которое тратится на таких нарушителей, на составление протоколов, страдают добропорядочные граждане, которых большинство.

К слову, секреты определения контрабандистов таможенники не раскрыли. Но рассказали, что ключевое — это психология.

— Вот видишь автомобиль, водитель которого дергается, перестраивается, — ясно же, что подойдешь проверить, — скупо объяснили нам.

«Если человек привык зарабатывать на границе, то на завод он, как правило, не идет»

Изъятый товар попадает на склад пункта пропуска. Таких помещений здесь всего три.

В них столбиками стоят автомобильные шины, в коробках лежат детали, дальше — пачки кофе, вино, порошки, бутылки с отбеливателем, упаковки туалетной бумаги, шоколадки, зонтики.

— Вот дорогая мебель: один стульчик — €900, — показывают на коробки таможенники.

— Иногда везут совсем с превышением — втрое больше. Думают: а мы проедем, не посмотрят, проскочим. Но все равно попадаются, — пожимает плечами начальник поста.

— Иногда попадают наркотики и оружие, но это редко, — добавляют инспекторы.

— Есть то, что изъято по указу президента №40, есть превышения по нормам, — говорит ответственная за склад сотрудница поста Ирина. — Если контрабандный товар скрывали или перемещали в тайнике, то вместе с ним изымаем и авто.

— И вот несмотря на ужесточение закона, на усиление контроля, люди все равно не перестают возить контрабанду, нарушают правила. И каждый раз удивляются, когда мы это обнаруживаем, — заключают таможенники.

Дровоколы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев