Суд над Япринцевыми: «В Москве Мамиашвили собрал нам паек в ресторане и отправил на границу на встречу с Чижом. Но вместо этого меня повезли в КГБ»

 
UPD
29 июля 2016 в 12:48
Автор: Александр Владыко

Сегодня в суде Центрального района один из обвиняемых Александр Арабян объясняет, что происходило с миллионами долларов на счетах, которые принадлежали ему и Казбеку. Цепочки получаются любопытными. Как и говорили потерпевшие: деньги были — поставок нефтепродуктов не было. По словам Арабяна, и не должно было быть.

— Юрию Савяку была интересна поставка мазута на 10 млн долларов. В июне 2013 года он сам вышел на нас с такой инициативой. Мы забронировали объем — поставка мазута должна была осуществиться до 31 июля. Но денег от Савяка все не было.

В итоге Казбек позвонил Мамиашвили. Надо было чье-то решение, а Савяк — человек Михаила. Мамиашвили сказал по телефону, что дело и цены интересные, он пока сам готов перечислить нам 3 млн долларов, а дальше видно будет. Найдем точки соприкосновения.

Слова Мамиашвили «молодые» приняли за гарантию. Оплатили часть груза своими деньгами — 4,2 млн. Поэтому поступившие от Михаила деньги в дальнейшем тратили на цели своего бизнеса.

— Остальных денег от Савяка мы так и не дождались в том месяце. Он и от поставки не отказывался, и говорил про какого-то Марка из США, который вот-вот продаст квартиру и перечислит 11 млн долларов.

Перед последними днями отгрузки Арабян полетел в одесский порт — искать альтернативные варианты, куда пристроить предоплаченную поставку мазута. Вскоре нашелся банкир Илья Гаврилов, который согласился под поручительство Чижа и Япринцева-старшего прокредитовать сделку.

— Кредит мы получили, расплатились окончательно за мазут и продали мазут.

После этого я полетел к Мамиашвили: никаких оплат от Савяка не поступало, контракт не состоялся, покупателей нашли, готовы вернуть деньги. Это была цель моего разговора. Михаил был немного зол на Савяка. Договорились о том, что в будущем будем искать точки соприкосновения. Он оставил нам 3 млн, и мы ждали 11 «от Марка». Это будут наши оборотные деньги, за которые мы будем платить проценты.

Деньги Савяк смог перевести нам 21 августа — через 21 день после крайнего срока отгрузки. Это было 6 млн долларов. Чтобы не переделывать документы, мы взяли их под контракт по мазуту.

То есть письменный договор поставки заменили на устное соглашение займа.

— Нам не нужно было подписывать никакие договора с Мамиашвили — у нас были такие отношения. Мы договорились за эти 9 млн (суммарно) каждый месяц оплачивать 320 тысяч долларов. Позже 500 тысяч долларов из основного долга я отвез Мамиашвили — он попросил в ноябре 2013 года в связи с подготовкой ко дню рождения.

25 ноября в обвинении еще один договор на поставку нефтепродуктов Савяку.

— У Савяка «чистая» компания в Австрии. У него было большое желание, чтобы мы работали, переводя деньги через его фирму — таким образом он получал обороты. Поэтому один из наших контрактов решили провести через Савяка. Отправили ему деньги, он в этот же день вернул их нам. «Всунули» его только потому, что он просил.

Осенью Савяк занял деньги у Черновой (жена Иосифа Аксентьева) и передал нам 15 млн долларов — это был тоже заем. Таким образом, суммарно получилось 23,5 млн. Все проценты по займам мы платили. Деньги переводили на Савяка, а теперь тот выставляет претензии по неполученному товару. Процентов на 739 тысяч долларов платили каждые 40 с чем-то дней. Оплачивали часть безналом, часть наличными. Все, как нужно было Савяку.

Оплаты день в день были до лета 2014 года. Потом у нас начались проблемы с бизнесом. Савяк и Мамиашвили все понимали и спокойно относились. Но Чернова давила на Савяка — нужны деньги, где деньги.

— Вам нужны были 25 млн?

— Да, для оборотных средств в новой деятельности, связанной с поставками нефтепродуктов.

Обвинитель называет суммы в миллионы долларов по разным контрактам. Арабян не может комментировать, с какой целью и исполнялся ли каждый из них, но уточняет:

— Это все наши компании. Если с одной ушло и не вернулось — это не значит, что возврата не было. В вашем деле — не все счета. Деньги могли возвращаться на счет другой нашей компании. Я всегда относился к нашим делам как к общему бюджету. Деньги переводились через разные компании в зависимости от ситуации.

— Были у нас и плохие сделки, но в целом мы получали прибыль. До 2015 года мы всегда работали в плюсе и достаточно большом. За это время мы заплатили Савяку 5,8 млн долларов процентов. Немало они заработали же.

***

В 2014 году мне позвонил Казбек и сказал, что есть человек, желающий купить нефтепродукты. Таких встреч у нас было очень много — это была одна из таких. На этот раз с Андреем Рабцевичем. Цена его нас устроила — договорились. Сначала выяснилось, что Андрей не готов оплачивать на офшорную компанию. Но все-таки интерес победил. Он сказал, что под слово Владимира Геннадьевича (Япринцева) он готов оплатить контракт на 2,841 млн долларов. Договорились: мы поставляем реактивное топливо, если у него получается сделка с украинским министерством обороны. Если сделка не получится — мы вернем деньги с прибылью. Топливо у нас было. Поэтому его деньги стали частью оборота — не покупать же на них топливо, которое у нас и так было уже оплачено.

Он достаточно заранее сказал, что отказывается от объемов, мы договорились о сроках возврата. Мы предлагали наличные деньги в Москве — он отказался брать. Наши клиенты, с которыми мы давно работали, не смогли вовремя оплатить наш товар. В итоге договорились 17 ноября 2014 года, что деньги оставляем под проценты. Никаких проблем не было.

Юридически оформлялось, что под 3% в месяц на год деньги берет Владимир Япринцев, потому что так Рабцевичу было спокойнее. Но фактически возврат денег ложился на спины Александра Арабяна и Казбека Япринцева.

Платили Рабцевичу 90 или 100 тысяч долларов в месяц наличными.

В конце 2014 года у Александра и Казбека сложилась большая дебиторская задолженность. Поэтому вопросы закрывали в порядке оперативности. Новый договор займа с Рабцевичем обслуживался и не нуждался в срочном закрытии. Год закончили в плюсе.

— В начале следующего года собирались отдавать 15 млн долларов Савяку для начала. Было несколько бизнес-планов.

В конце января Казбек сказал мне, что случилось трагедия и проблема: с нами рассчитались по долгам — 33 млн с чем-то с одной компании и около 8 млн со второй... Но денег нет.

В нефтеторговле нужно хеджировать ценовые, валютные риски. Я в этом мало что понимаю — всем занимался Казбек. В общем, из благих намерений и чтобы у нас после возврата долга оставалась такая же сумма, он решил сделать то, что сделал. Как это было технически совершено, я не знаю. Но от денег не осталось ничего.

«Взрослым» не сообщали, пытались сами решить свои проблемы. Я не мог идти к Владимиру Геннадьевичу и рассказывать о Казбеке. Хотя сейчас вижу, что сделали неправильно. Но тот момент решили выпутываться сами.

***

— Вечером 11 августа, находясь в Ереване, я узнал, что в Минске задержаны Владимир Геннадьевич и Казбек. Позвонил Савяку. Он ответил, что в курсе, это кошмар и надо что-то делать. Договорились, что встретимся в Москве. Я полетел к Мамиашвили. Он был очень расстроен. Разговор был не очень хороший — он не понимал, что происходит. А я не предполагал, что заявления могут быть связаны с его фамилией и Чижа. Потом пришел Аксентьев — ругался, что мы все подстроили и деньги украли: «Вова все украл, пиши заявление». Я под диктовку написал в «ФСБ Республики Беларусь», что я и Казбек взял деньги у Савяка, прошу привлечь к ответственности. «Ты что, дурак?» — спросил Мамиашвили и смял бумагу.

«Мы не чужие и не последние люди, зачем вы так? — спрашивал Мамиашвили. — Решили бы! Посмотри на Иосифа, надо было ему 15 млн вернуть».

Тут позвонил Юрий Чиж. Мамиашвили начал на него орать: «Ты нах…на все это сделал? Что за подстава?»

Расстались, договорившись, что я вернусь в Ереван и буду доделывать дела. Также после этого много раз общался с Савяком. Мы все ждали, что Япринцевых отпустят через 3 дня, 10 дней, 20 дней… Никаких мыслей, что так все затянется, не было.

В конце сентября Мамиашвили сказал приехать к нему. Я прилетел рано утром 29 сентября, поговорили обо всем. Потом приехал Савяк с выпиской по одной из наших компаний — пытались разобраться в движении денег. Вечером встретились снова, и Михаил сказал, что со мной хочет встретиться Чиж на границе.

Приехали какие-то люди, Михаил собрал нам паек в дорогу. И мы поехали. На границе нас встретила машина Чижа под номером 0708 с личным водителем. Мы пересели и поехали в Дрозды. Мамиашвили звонил регулярно — спал ли он ночью? Возле дома Чижа мне сказали: Юрий Александрович не может сейчас встретиться. Ну и все. Сопровождающий закрыл дверь машины, и мы поехали в КГБ Республики Беларусь.

Автор: Александр Владыко
Без комментариев