Кредит на квартиру под 4% и зарплата в €4000: почему минчанин переехал в Ирландию

 
29 марта 2016 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич

Вечером у библиотеки во внутреннем дворике Тринити-колледжа было людно. Студенты расходились после занятий по домам, туристы фотографировали скульптуры, неподалеку на изумрудном поле гоняла мяч детвора. Ни спешки, ни суматохи столицы — сидя на лавке, мы хотели стать памятником, статуей, обелиском и остаться здесь навсегда. Не факт, конечно, что в такой тиши можно дотерпеть до пенсии и не обрасти мхом. Но наш герой — бывший минчанин Василий — не загадывает так далеко. В Ирландии он почти пять лет. С большего счастлив. И вот почему.

Выбор, €4000, «двойной ирландский»

История эмиграции у Василия простая, как и у большинства других «айтишников», сделавших когда-то осознанный выбор. Эти ребята никогда не будут советовать собирать чемодан и выключать за собой свет в аэропорту. Им просто было интересно — сравнить. Они имели для этого навыки и возможности.

— В Ирландии я почти пять лет, — начинает разговор парень. — Все достаточно банально. Работал в Беларуси программистом. Фирма распалась. В Дублине несколько раз бывал в командировках. Немного понял, как они живут. И вот решил: а почему бы и нет? То есть это было не шальное решение — уехать абы куда. Договорился с менеджером из Ирландии об оформлении разрешения на работу. Предоставил свой белорусский диплом. И купил себе с женой билеты на самолет.

Кому-то это может показаться странным: почему Дублин, а не Лондон, к примеру? Объясню. Лондон — это суматоха, это дорого и не факт, что в итоге (с учетом трат) более прибыльно. В Лондон недавно переехал мой дублинский друг, тоже программист. Но не из-за денег, просто у него жена — фешен-дизайнер, а в Ирландии эта индустрия не так развита. По сути, Дублин — это по своим масштабам деревня, даже если сравнивать с Минском.

В деревне, тем не менее, размещают свои офисы Google, Airbnb, Amazon и прочие известные конторы. Низкая налоговая ставка (14%) и либеральное законодательство — это ирландские «фишки». Double Irish — не двойной виски, а существовавшая до недавнего времени легальная схема, благодаря которой снизить и так низкий налог можно было еще на 2%.

— Выгодно стране, выгодно корпорациям. Дублин находится в пятерке городов Европы по стартапам. Но я не скажу, что здесь много белорусских программистов. Как раз наоборот. Потому что в зарплате по сравнению с Минском особо не выиграешь. Если усреднять, то «сеньорам» в Ирландии платят €70 тыс. в год до вычета налогов — получается где-то €50 тыс. после вычета, то есть около €4000 на руки в месяц. Да, наверное, больше, чем в Беларуси, но не кардинально.

Для Дублина €4000 — хорошие деньги, это раза в два выше, чем средняя зарплата по стране. Минимальная зарплата здесь достаточно высокая (€9,15 в час), но на нее особо не проживешь. Да, Ирландия развивается, «кельтский тигр» сделал свой прыжок, но безработица все равно превышает 10%. В общем, есть нюансы. По ним здорово ударил кризис 2008 года. Особенно по строительной отрасли, представители которой разъехались по миру — кто в Австралию, кто в Штаты. А Прибалтика, Польша, наоборот, вся здесь. Им хорошо, не надо виз.

Google, нюансы, гражданство

Василий подтверждает многократно слышанное нами от его коллег: специфика работы в IT давно зависит не от страны, а от конкретной компании.

— Я работаю в конторе, которая разрабатывает продукт для локального рынка. Из особенностей, как и в Британии, — большое количество лазеек, чтобы сократить выплаты государству. Открываешь ЧУП, но работаешь как обычный сотрудник, а из налогов списываешь побочные расходы. Некоторые даже заграничные поездки умудряются списать.

Да, здесь есть Google и Facebook, но лично для меня попасть туда не самоцель. Как раз наоборот, больше нравятся средние фирмы, в которых проще проявить себя. Знакомый, который работал в Google, выразился достаточно интересно: мол, это компания для «детей». Все устроено так, чтобы ты находился там как можно больше времени — ел, пил, спал, играл в их игрушки. Для молодежи хорошо, а когда есть семья, это уже другое. Вообще, все решает не вывеска, а то, сколько тебе платят.

Жена тоже связана с IT, в Минске работала бизнес-аналитиком, но здесь в эту профессию очень высокий порог вхождения, язык должен быть идеальным. Поэтому посоветовал ей перепрофилироваться в тестировщика. Фрилансила немного, но найти постоянную официальную работу ей пока нельзя. Мое разрешение не дает такой возможности. Специалистам высокого класса можно, конечно, отыскать место, где работодатель оформит разрешение. С небольшим опытом это сделать сложнее. Через полгода подадим на гражданство, еще полгода будут рассматривать заявление. Скорее всего, примут положительное решение. И вот тогда она сможет работать. Также разрешение на работу дается при рождении ребенка, если прожили здесь три года. Ребенок в этом случае получает гражданство по рождению.

Жилье, «коммуналка», кредит

Часов в 5—6 ирландцы заканчивают работу, идут по ресторанам ужинать, с 9 двигают в пабы, чтобы к 12 переместиться в ночные клубы. Отличный жизненный цикл! Правда, все это лишь на локальном пятачке в центре. Василий говорит, что жил где-то в этих краях, но потом это броуновское движение начало его утомлять.

— В столице очень дорогая аренда. Связано это с кризисом 2008 года. Строительство тогда заморозилось. Люди не смогли выплачивать кредиты (а вся молодежь живет в кредит), разорились банки, развалились строительные организации. Только-только сектор начал просыпаться. Но спрос по-прежнему значительно превышает предложение. В среднем за дом (имею в виду двухэтажный таунхаус, в Дублине многие в таких живут) в месяц нужно заплатить €1400. Вы получите три маленьких спаленки, жилую комнату, кухню, свой дворик — и это в не самом престижном районе. В общем, дорого! Даже для «айтишника». В Ирландии принято жить так: треть заработка отдаешь на жилье, еще треть — на сопутствующие расходы, а оставшаяся часть уходит на путешествия, накопления.

За квартиру, которую снимал в центре, платил €1100. Хороший дом, подземный паркинг. В Беларуси сказали бы: элитная. Но снимать надоело, и два года назад купил дуплекс в пригороде Дублина. Дуплекс — это когда в доме два этажа, но под нами есть еще одна квартира. Метраж моей, на три «бэдрума» — около 100 «квадратов».

Стоимость жилья — около €200 тыс. 10% — первый взнос, €5 тыс. ушло на налоги и комиссию за операции, а оставшуюся сумму дали в кредит под 4% на 35 лет. В месяц плачу €750. Плюс €200 за свет, воду, газ. Это зимой. То есть на ЖКУ у ирландца со средней зарплатой уходит примерно десятая часть от месячного дохода. А летом, без отопления, у меня получается что-то около €100. «Коммуналка» здесь не сильно бьет по кошельку. Но есть нюанс: так получается в том числе и потому, что ирландцы привыкли жить в холоде. У них и летом прохладно, и зимой не сильно топят — 18, максимум 20 градусов в помещении. Сначала было некомфортно, а потом привык.

Еще по расходам. €1500 в год — так называемая management fee — коммунальная плата товарищества собственников. Сюда входит обслуживание территории, вывоз мусора, страхование жилья. В таунхаусах иногда такой платы нет, в таком случае все эти расходы оплачиваются индивидуально.

В цену жилья также входит место в подземном паркинге. Есть парковка и на прилегающей территории. В спальных районах проблем с этим нет, так как плотность населения небольшая из-за низкоуровневой застройки.

Рядом находятся и таунхаусы, и «человейники» побольше, есть и индивидуальные дома. То есть застройка разноплановая, для различных нужд и достатка. Недалеко несколько полей для гольфа, торговый центр и удобный транспорт до центра города — трамвай Luas, что на ирландском означает «скорость».

— Вы купили дом своей мечты?

— Наверное, нет. Но здесь нет такого страха, что если ты взял ипотеку, то будешь привязан к ней всю жизнь. Если нет резкого падения цен на рынке, продаешь жилье и отдаешь долг банку. Или даже сдаешь кому-то. Можно выйти в небольшой плюс. А могут дать и еще один кредит. Раньше, по крайней мере, давали. Некоторые тут по шесть квартир умудрились приобрести под 1% (теперь таких процентов нет)! Сдают их и этим живут. Или ждут, пока поднимутся цены и можно будет продать.

Отдых, цены, быт

В окрестностях Дублина много крутых пляжей. Променад, бары на берегу, чайки переговариваются, сидя на парапете… Но с ирландскими курортами приключилась такая же история, как и с британскими. «Когда стоимость лоукост-перелетов в Испанию и Португалию стала сравнима с проездом в дублинском такси, пляжи опустели», — говорит Василий.

Недавно он вернулся с женой с Канарских островов — за две недели отдал €2000. Копейки.

— Летел обычным рейсом — весь самолет забит старичками и бабушками. Канары для них — такая всесоюзная европейская здравница. Перелет и жилье через Airbnb обошлись нам в €1000, столько же потратили на еду и развлечения, ни в чем себе не отказывая. Что касается Ирландии, то в самые жаркие месяцы вода прогревается здесь градусов до 18. Плавать можно, но лучше в гидрокостюме.

О бытовых мелочах мы говорим вскользь. Одежда? Стоит столько же, как и везде в Европе. Продукты — качественные и вроде не очень дорогие. Но это мы еще и сами вскоре сравним.

— Мясо здесь гораздо лучше. Вырезают его грамотно — не бесформенный кусок получается, как у нас. Остальные продукты тоже, наверное, лучше. У них все отлично с сельским хозяйством. Но очень много полуфабрикатов, чтобы быстро засунуть в духовку и приготовить. Цены? На них обычно не смотрю, этими вопросами занимается жена. Она знает, какие товары качественнее и в каком магазине покупать их выгоднее. Бывают хорошие акции: к примеру, при покупке на €50 получаешь скидку в €10 на следующую покупку, при покупке на €100 — €20. Думаю, что в месяц на еду у нас уходит около €400 на двоих (это включая по паре бутылочек французского вина на выходные, а алкоголь здесь недешевый). То же вино, от которого не мутит на утро, — от €10. Высокие акцизы.

У Василия есть машина, здесь же сдал на права. Вот она — счастливая жизнь капиталиста!

Плюсы, минусы, нация

— Я не смогу назвать очень много минусов Ирландии, — рассуждает наш собеседник. — Погода — первый. Дожди здесь другие, не как у нас. Тут не ливни, а морось, которая тягуче долго падает с неба. Зато нет луж, грязи и слякоти. Снега зимой почти не бывает, но и лето прохладное.

Минус — то, что мы на острове, ограничены транспортные возможности. Ну и мне еще нужен «шенген», чтобы улететь в Европу. Собственно, это все.

Театры, гастроли знаменитостей, культурная жизнь — в Дублине всего этого в избытке. Тут огромная русскоязычная диаспора. Есть ребята, которые собираются, когда приезжают «Руки вверх!», а есть и отличные тусовки. В День Победы, к примеру, устраивают автопробег, потом семьями едут на природу.

Плюсы я ощутил, когда приехал летом в Минск. Квартира родителей находится в центре. И мне стало сложно дышать — на контрасте с ирландским морским воздухом. Я живу в тихом месте, там отличный вид на сопки, тишина. И как после этого вернуться назад?.. Я об этом и не думал. Да, возможно, мы переедем в более теплую страну — Испанию или Францию, благо я немного знаю испанский и французский. Но точно не в Беларусь.

— Странная вещь. Вот ирландцы — их же миллионы за пределами страны. И уезжают по-прежнему. И с языком у них беда. Но они все равно нация. Даже на расстоянии. А белорусы?.. — задаю собеседнику риторический вопрос.

— Я думал над этим. И мне неловко иногда читать наши форумы… Казалось бы, на ирландском говорит еще меньше людей, чем в Беларуси на белорусском. Да, государство пытается поддерживать язык, но не насильственными методами. Нет никаких акций против английского, никакого негатива. И в итоге на ирландском почти не говорят. Выходит, язык может выступать просто национальным атрибутом, объединяющей силой, даже не будучи актуальным в качестве средства коммуникации!

Вообще же, их уровнем самосознания можно лишь восхищаться. Может быть, им проще, ведь они на острове. И даже несмотря на многовековое влияние Великобритании, всегда четко ощущали свое место на планете и свою роль в истории. В отличие от нас.

Вам будет интересно:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич