«За день заработал столько, сколько дома за месяц». Белорус уволился из исполкома и перелетел Ла-Манш

 
548
10 февраля 2016 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич

В лондонском пабе под названием «Пьяная обезьяна» мы встретились с белорусским программистом Ильей. «Когда я работал на родине сисадмином в исполкоме, меня запросто могли отправить с лопатой убирать снег», — сказал он с улыбкой. Но шутка понята не была. Нашел сенсацию! За восемь лет в эмиграции Илья не то чтобы отвык, но мыслит уже категориями Темзы, а не Свислочи, как мы. Особенности жизни в любимой всеми «айтишниками» столице Британии — в рубрике Onliner.by «Наши за границей».

Исполком, лопата, переезд

«Пьяная обезьяна» — дрянное место, где не умеют варить кофе. Зато дешево. Лондон достал своими ценами. Зачем программистам, которым и в Беларуси сладко, куда-то уезжать? Илья не хочет фотографироваться, зато отвечать обещает честно.

— Я окончил университет, получил диплом преподавателя математики и информатики и работал сисадмином в исполкоме. Шел 2008 год. Время было стабильное. За доллар давали, кажется, 2100 рублей. И тем не менее зарплата чуть выше чем по городу меня устроить не могла. Было два варианта: или переезжать в Минск в какую-нибудь частную фирму, или попробовать уехать за границу. Тут как раз в Лондон улетел мой однокурсник — и я за ним.

За несколько месяцев до отъезда я женился. Рабочая виза как тогда, так и сейчас набиралась баллами — мне хватило. В 2008-м был пик спроса на IT-специалистов, программистов отправляли в Британию пачками. Оформлялись через контору, предлагавшую достаточно странную, на первый взгляд, услугу. Вроде бы официально в ней работаешь, а на самом деле нет — как фрилансер ищешь варианты для заработка, отдавая определенную сумму фирме, которая тебя сюда привезла и оформила. На тот момент такой вариант казался мне хорошим. Хотя мест восемь, а то и десять пришлось поменять. Но ни о каком сравнении с исполкомовскими деньгами не было и речи. Когда работал по контракту, за день получал больше, чем дома за месяц, — даже после вычета налогов.

Несравнимы были и траты. Хотя Илья утверждает, что это как посмотреть:

— Поначалу я максимально экономил. Пока не приехала жена, снимал квартиру на пару с программистом из Казани. В 2009-м здесь случился кризис, и тогда стало реально трудно. Надо было перетерпеть. Но не сказал бы, что качество моей жизни упало. Не ходили по пабам, ели только дома, брали то, что дешевле, — но и бюджетная еда тут отличного качества. А еще плюс европейских кризисов в том, что они заканчиваются. Дела вскоре наладились.

Начинал я системным администратором, а теперь — архитектор проектов. Руковожу несколькими командами. До этого успел поработать на себя. Отличия? У меня нет большого опыта в белорусской сфере IT. Не судить же Лондон по стандартам исполкома. У нас как бывало: снега навалило, начальник не может проехать. Кто будет разгребать лопатой? Программист!

По рассказам коллег, принципиальной разницы с нормальными белорусскими конторами нет. Здесь тоже есть аутсорсинговые фирмы и те, которые разрабатывают продукты для себя. В первых прессинг выше. Ни в менталитете, ни в культуре рабочих процессов разницы нет. Все же и белорусы работают для европейских заказчиков.

Зарплата, налоги, в десять раз

Ни один лондонец так и не признался нам, сколько зарабатывает. Илья отвечает на вопрос уклончиво:

— Возьмем программиста в Беларуси, который получает, скажем, $2500. Пускай $500 он платит за квартиру, столько же отдает за еду. Остается $1500. Здесь же, если вести схожий образ жизни, после обязательных трат останется как минимум в три раза больше. Плюс у тебя гораздо больше возможностей. Сегодня ты на одном месте, а завтра подвернулось другое — и вот разница уже не в три раза, а в десять. Именно поэтому «айтишники» и любят Лондон. Лучше, может быть, лишь в Берлине, где много стартапов. И, понятно, в Калифорнии. Но из Британии в Штаты мало кто уезжает, в IT точно. Есть неурегулированные вопросы по двойному налогообложению. Массово улетают лишь врачи: в Америке им платят очень много. Поэтому в Англии среди врачей так много индусов и пакистанцев.

Если говорить о заработке, то многое, конечно, зависит от налога. Доход до £12 тыс. в год — нет выплат, с £12 тыс. до £24 тыс. — свой процент и так далее. Подоходный налог при зарплате от £45 тыс. в год — а в нашей отрасли оперируют приблизительно такими цифрами — что-то около 40%. От £160 тыс. — еще больше, но я туда пока не смотрю.

Когда тебе предлагают £500 в день, думаешь: сказка! А на руки получаешь £240 или меньше и начинаешь понимать, что нужно искать варианты. Схем ухода от налогов много, все они легальные, хотя власти и пытаются закрывать лазейки. Оформляешь на себя фирму, придумываешь, как вывести средства, чтобы заплатить меньше. Обычная практика.

Важный нюанс при устройстве на работу — соцпакет. Здесь стандартом идут медстраховка и «бонусы» для пенсии. Иногда добавляют оплату тренингов и финансовый «парашют» — годовое (или больше) жалование в случае увольнения. Чем дольше работаешь, тем выше эта сумма.

По моей страховке я могу полечить зубы, сделать операцию (несложную, если речь не идет об опасности для жизни), не ожидая очереди в обычной больнице. Пенсия начисляется по определенной схеме: к примеру, ты платишь 1% от зарплаты, а контора добавляет еще 2%. Возможны и другие комбинации. Деньги идут в частные пенсионные фонды, которые инвестируют их в малорисковые проекты — в железную дорогу в Канаде, например. В 65 можешь рассчитывать или на небольшую государственную пенсию, или на деньги из фонда, если относился к вопросу сознательно. Подо мной живут старички, которых вижу редко: все путешествуют. Видимо, хорошо накопили. Рассказывали, что в прошлом году были в кругосветном круизе — а это где-то £24 тыс. на двоих.

Элита, статус, инженер

По словам Ильи, белорусских программистов в Лондоне не очень много: «диаспора», если учитывать жен и детей, насчитывает от силы тысячу человек — капля в огромном мегаполисе.

— Все-таки уехать не так уж и просто. Чтобы с улицы попасть в хорошую компанию, надо быть действительно талантливым специалистом. Ведь заявку на иностранца надо обосновать, на место в течение двух месяцев не должно быть претендентов из числа местных. Остается рабочим и вариант, по которому приехал я: платишь конторе-посреднику за рабочий сертификат и можешь спокойно ждать вида на жительство в течение пяти лет. Это если есть деньги, чтобы себя содержать.

Гораздо чаще здесь встречаются украинцы и россияне. Но это мое субъективное мнение: просто их много в моем окружении. Никогда не видел программистов-поляков. А вот строители из Польши везде. У них даже есть обязательное требование для прорабов — знать польский.

Какой статус у «айтишника» в британском обществе? Да обычный. Это парень с хорошим, но далеко не самым высоким в этой стране доходом. Это вовсе не элита. Трепета нет, девушки в клубе не будут строить глазки. Зато в банке без особых вопросов дадут кредит: отрасль стабильная, показывает перманентный рост. Работа и работа! Они здесь не делают различий, к примеру, между инженером из IT и инженером на стройке. В строительстве вообще, как рассказывают, доходы баснословные.

Жилье, Mazda 6, Доминикана

В «Пьяную обезьяну» набилась группа китайцев. За окном начинается дождь. Кто-то бьет по столу и требует пива.

— Основная статья расходов — жилье, — продолжает рассказ Илья. — Мы пока не купили, снимаем на окраине города. А цены неумолимо растут. В районе строят железнодорожную ветку — до центра можно будет доехать очень быстро. Те квартиры, которые пару лет назад стоили по £350 тыс., сейчас не купишь и за £600 тыс.

С арендой нам повезло — всего £800 в месяц. Таких цен уже нет и близко. Реальные цены — и £1500, и £1800. Все зависит от района, от того, какая рядом школа. Мы снимаем у одного лендлорда на протяжении семи лет, а поскольку проблем ему не доставляем, ставку он не повышает. Лендлорд в нас уверен, не хочет лишних хлопот, если придется искать новых арендаторов. Это нормальная практика.

На еду тратим около £500—600 на троих — это абсолютно ни в чем себе не отказывая. На ценники в магазинах я не смотрю.

Еще расходы? Купить любую новую машину при наличии стабильного дохода просто. А вот содержать ее, учитывая парковки, бензин, страховку (у меня с учетом скидок и стажа выходит £900 в год, а так было бы еще больше), дорожный налог (еще £180), накладно.

Взял Mazda 6 2014 года за £22 тыс. — около $32 тыс. А знакомый в Беларуси пригнал такую же из Москвы за $17 тыс., пускай и российской сборки. Но разница в том, что я деньги из чемодана не вынимал. Первым взносом пошла моя предыдущая Mazda — «тройка», купленная в этом же салоне. Ее оценили в £8 тыс. Еще £10 тыс. дали в рассрочку без процентов. Оставшиеся £4 тыс., если захочу оставить машину себе, должен буду заплатить через четыре года. А могу взять новую — тогда долг автоматически перейдет на нее. Система выстроена так, чтобы человек «прирос» к одной модели, не уходил к конкурентам.

Существенные средства тратятся на отдых. Мы как-то летали в Доминикану. С отдыхом у них своя специфика. В октябре, если мы говорим о Доминикане, можно уложиться в £2000 на человека. А вот тур на Рождество дешевле £6000 не найдешь. Так же и во время школьных каникул. Все хотят отдохнуть с детьми — цены взлетают до небес. Люди здесь планируют отпуск заранее — за год, а то и больше. У меня так не получается.

Сеница, ребенок, планы

Стандартный вопрос: а мог бы он спустя восемь лет вернуться в Беларусь и жить в каком-нибудь коттедже под Сеницей, на который точно уже заработал? Поляки, литовцы пользуются как раз такой моделью — вкалывают там и возвращаются домой. Их как будто бы тянет.

— Вопрос: а что я буду делать? Работать «на дядю»? Не хочу. Создать собственную контору? Возможно. Но… Уже не хочется ничего менять. Мне почему-то кажется, что заработать на достойную жизнь здесь шансов больше. Может быть, я ошибаюсь.

Ну и вот еще что. Моя дочь живет в этой стране. Пускай мы и стараемся, чтобы она говорила по-русски, но это сложно. Особенно после того, как она пошла в школу. Когда дочка играет в игрушки, она говорит только по-английски. Хотя мультики смотрит на русском.

Дочка занимается верховой ездой и плаванием. А еще музыкой. Дети, у которых есть дополнительный «скилл», имеют преимущества при дальнейшем поступлении. Здесь, кстати, принято с самого детства планировать будущее ребенка. Мы решили особо не спешить. В 12—13 лет пусть она сама принимает решение, кем ей стать.

Был — и нет

И вот ведь как это просто и грустно случается в этой и тысяче других историй: был отличный белорусский парень — и сплыл. Оставил за Ла-Маншем территорию в центре Европы, а ни своего языка, ни культуры, ни традиций она ему в рюкзак за плечами не положила — только мультики времен СССР. Что у Ильи из белорусских «артефактов»? Синий паспорт. И родственники, которые здесь.

— Я бываю в Беларуси регулярно. Как-то даже научился перестраиваться. Замечаю, что это происходит на уровне мелочей. Спокойно стою в лондонских пробках, а когда рулю по Минску, почему-то готов сигналить, ругаться и не пропускать. Улыбка куда-то пропадает… Это, впрочем, лирика. Я все так же ощущаю себя белорусом, говорю об этом всем, пускай и очень немногие здесь знают, кто мы и откуда. Им без разницы.

В Англии меня никто не заставляет «включать» манеры. Никто не требует, чтобы я стал своим в доску: делай что хочешь, главное — не мешай. Мне нравится этот принцип. Никому не навязываю свой выбор. Да, когда-то я решился на резкие перемены. И честно признаюсь, что не жалею об этом.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ