«Дело о вырезанных глазах»: репортаж из зала суда

 
312
11 марта 2015 в 9:15
Источник: Елена Николаева. Фото: Глеб Фролов

Вчера в Гомеле начался судебный процесс по делу двух гомельчан, под воздействием наркотиков лишивших своего приятеля глаз. Молодые люди обвиняются в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, а также в незаконном обороте наркотических средств. На первом судебном заседании слово дали потерпевшему. Дмитрий рассказал подробности того злосчастного вечера. Об этом — в репортаже Onliner.by.

Большинство присутствующих в зале суда — это следящие за резонансным делом журналисты. Остальные — друзья и коллеги обвиняемого Александра. А вот поддержать его товарища по СИЗО Максима никто из родных и близких так и не пришел.

— Мы с ним работали вместе в «Коммунальнике». Ну и сдружились. Встречались семьями на праздники. Саша — хороший, спокойный парень, — характеризует молодого человека коллега и друг.

Его супруга до сих пор не может поверить в предъявленное Александру обвинение:

— Мы не знаем, что там произошло, но хочется верить, что он не виноват. Никогда про него ничего плохого нельзя было сказать. Он приходил к нам домой, играл с нашим ребенком. Неужели вы думаете, что если бы мы его заподозрили в чем-то плохом, то подпустили бы к своему ребенку? Да у него ведь и у самого семья!

— Если бы только я был в тот вечер с ними рядом, такого бы не произошло. Я бы этого не допустил, — корит себя еще один друг Александра.

«Роковая случайность», «нелепость», «беда, свалившаяся откуда не ждали» — так характеризует ситуацию, в которой оказался его сын, отец обвиняемого. Мужчина говорит, что устал кому-то что-то доказывать. Время расставит все на свои места.

Последним за несколько минут до начала процесса в зале судебного заседания появляется потерпевший Дмитрий. На голове капюшон, на глазах темные очки, на лице шрамы. Потерявшего зрение 23-летнего парня за руку ведет мать. Кто-то из журналистов, видевший женщину еще летом, сразу после трагедии, замечает, как сильно она теперь похудела и осунулась.

Прокурор оглашает обвинение: приобрели, употребили, нанесли не менее 15 травмирующих ударов в область головы, туловища и конечностей, причинены открытая черепно-мозговая травма с переломом основания черепа, резаные и рваные раны лица, полная утрата органа зрения…

Обвиняемые с инкриминированной им статьей за незаконный оборот наркотиков согласны, а вот своей вины в умышленном причинении пострадавшему тяжких телесных повреждений не признают. Вообще, держатся они уверено и даже иногда улыбаются.

Дальше слово дают потерпевшей стороне. Дмитрий заявляет гражданские иски о возмещении морального вреда в размере 1 млрд рублей с каждого обвиняемого. Потом переходит к подробностям июльской трагедии.

В тот вечер он пришел к Александру в гости. В последнее время они были очень дружны и едва ли не каждый день проводили вместе. На этот раз молодые люди планировали пить пиво.

— Потом позвонил Максим и сказал, что у него есть покурить и кое-что еще. Я взял у Александра 200 тыс. и поехал к Максиму.

Через некоторое время парни уже вдвоем были дома у Александра. Максим, со слов Дмитрия, достал сверток с травой, сказал, что это голландская марихуана, поделил ее на две части и попросил подсушить. А дальше молодые люди выкурили ее.

— Потом Максим достал бумагу, в которой был порошок белого цвета [позже экспертиза покажет: это был синтетический каннабиноид, разновидность спайса. — Прим. Onliner.by], сказал, если вот это вместе употребить, будет хорошо. Разделил на три части. Они употребили, а я пошел в туалет. Потом вернулся. Меня попросили вынести клетку с попугаем. Потом Александр снял майку, сказал, что ему жарко, и ушел в другую комнату.

Дальше воспоминания потерпевшего фрагментарны и мучительны. Дмитрий помнит, как сначала оказался на кровати, потом хотел с нее встать и взять бокал с пивом.

— Сколько времени прошло, не знаю. Очнулся в кухне на полу. Сильно болела голова, подташнивало. Максим сидел на кухне за столом. Я попытался встать, но не мог. Он подошел, положил мою голову себе на колени и надавил пальцами в области рта. Я снова потерял сознание. Потом я снова очнулся. Я хотел спросить, что произошло, но не мог. Боли не чувствовал, была слабость. Максим подошел, склонился и надавил на правый глаз. Был щелчок — и все… Потом я снова пришел в себя, меня как будто кто-то тянул за ногу. Слышал, вроде Александр кричал: «Димон, Димон!» — и потом слышал толчки, потасовку какую-то, бьющееся стекло.

Милиция, скорая — последнее, что помнит Дмитрий. Окончательно он пришел в себя через неделю в больнице.

Кстати, на суде прозвучал один любопытный факт: в крови у потерпевшего отсутствовали какие-либо каннабиноиды. То есть, согласно экспертизе, Дмитрий не курил даже марихуану.

Впереди участников судебного процесса ждут многочисленные показания свидетелей и обвиняемых. Следующее судебное заседание запланировано на 17 марта.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Елена Николаева. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ