Как это делается: репортаж с современной фабрики по производству куриных яиц

 
17 февраля 2015 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский

Под Гродно построена настолько современная птицефабрика, что собственники называют ее «самой современной» в стране. Она не имеет ничего общего с производством куриного мяса — здесь каждый день делают исключительно яйца, в количестве около 250 тысяч. Одним из инвесторов нового производства стал Иван Моисеев, владелец компании АВС. Теперь, шутит он, в портфеле бизнеса есть не только грибы, соки и хрен, но и яйца.

Компания АВС известна своей провокационной рекламой обычных, по сути, продуктов. Давно сняты с эфиров рекламные ролики «А вам какого хрена?», которые до сих пор помнят многие. Судя по всему, компания не намерена сходить с протоптанной дорожки и в теме яиц. В зависимости от калибра, яйца назвали «Эконом», «Боярские», «Большие» и «Ну очень большие». «Боярские» безо всякой рекламы уже были использованы в коллаже.

— История появления АВС в сегменте куриного яйца непроста, — рассказывает Иван Моисеев. — Мне давно хотелось попробовать что-то новое, и я откликнулся на предложение. Да, это сложный для старта бизнес, но принципиально для меня он ничем не отличается от производства соков или хрена. Совместными усилиями мы построили самое современное производство яиц, где работают всего 39 человек — в разы меньше, чем на традиционных птицефабриках.

В качестве партнеров была выбрана немецкая компания Specht, которая делает оборудование для птицефабрик на протяжении уже 50 лет.

Завод построили в чистом поле в десяти километрах от Гродно. Напрасны опасения насчет ядовитого запаха: птицефабрика почти не пахнет, при том что 300 тысяч птиц ежедневно производят 16—20 тонн помета. Говорят, секрет — в современной вентиляции.

Сейчас завод представляет собой административное здание, склад, сортировочную, три птичника и комбикормовый завод.

— Вся дорогая инфраструктура уже готова. В проекте шесть птичников. Пока введены в строй три. Оставшиеся три будут скоро достроены. При этом мощность комбикормового завода позволит накормить еще два раза по шесть птичников.

Комбикормовый завод — это набор больших емкостей, соединенных трубами. В ряде емкостей хранится купленное сырье (пшеница, кукуруза, ячмень, соя и др.). В зависимости от требований, оно дробится, смешивается, обогащается мясокостной мукой, известью, витаминами и другими премиксами и сдабривается растительным маслом. По трубопроводам готовая смесь подается в птичники и там же автоматически раздается. Едят птицы пять раз в день по расписанию. Взрослая курица ежедневно съедает около 120 грамм комбикорма. Суммарно это 36 тонн корма и 50 тонн воды.

Поилки тоже автоматические — капелька повисает на трубке, курица замечает ее и тут же склевывает. Говорят, что к этой нехитрой процедуре птицу не нужно даже приучать — инстинкты.

Процедура рождения яйца в нашем случае отвечает на главный вопрос Вселенной — сначала была курица. Точнее, цыплята. В суточном возрасте их десятками тысяч завозили сначала из Польши, а потом из Щучина.

— В белорусском райцентре открыли современный инкубатор по выведению породы Хай-Лайн. Нас эта порода очень устраивает и по продуктивности, и по стрессоустойчивости, — говорит Александр, сотрудник птицефабрики.

Жизнь курицы на птицефабрике не так скоротечна, как жизнь бройлера. В суточном возрасте цыплят привозят на фабрику и выращивают в помещении для молодняка. Здесь они кушают и растут до 100 дней, не ведая забот и не неся обязанностей. Затем начинается главный этап их жизни — птицу переселяют в клетки, где им предстоит прожить 80 недель. Да непростых. Каждый день, с редким перерывом, курица породы Хай-Лайн сносит яйцо.

Заходим в один из птичников, где происходит великое таинство рождения яйца. Здесь 2,5 тысячи квадратных метров. В длинном ангаре протянуты семь рядов. В каждом — пять этажей, состоящих из клеток. В каждой клетке — пять-шесть кур. Итого более 100 тысяч.

Днем в птичнике относительно спокойно. Птица что-то тихо курлычет. Для фотографа попросили сделать свет поярче — и через несколько минут куры забеспокоились. От того, что чуть громче стала вести себя каждая из 100 тысяч кур, воздух начинает вибрировать. Говорят, что если выключить свет вообще — через минуту птица «выключится», чтобы наслаждаться своими куриными снами. Просыпаются тоже по лампочке, как солдаты.

При отрицательной температуре на улице, в помещении стоят уверенные +22 градуса. При этом никакого подогрева здесь нет — птичник отапливается теплом тел несушек, температура которых составляет +42 градуса.

Как известно, куры несутся и без петухов, но в некоторых клетках петухи затаились.

— Конечно, после инкубатора нам стараются отобрать курочек, но не всегда разберешь. Так попадают петушки. Практического толка от них здесь нет, но опытным путем установлено, что вблизи петушка куры и несутся активнее, и болеют реже, — рассказывает Александр.

У птицы есть Любовь — птичница.

— Они спокойные, дают себя погладить, узнают меня, — говорит Любовь. — Я с ними здороваюсь, а петушки с утра выдают «ажиотаж песен».

Жизнь курицы на фабрике проста. Пять раз в день к ней подъезжает кормушка с едой. Сетчатое дно позволяет жить в чистоте — отходы попадают на конвейерную ленту, которая заодно служит перекрытием от «залива» нижних этажей.

Главная обязанность птицы — снести яйцо. Оно по плавному уклону скатывается на узкую транспортерную ленту. Утром лента будет плотно заполнена яйцом в скорлупе коричневого цвета. Удивительно, но, говорят, яйцо почти не бьется — прорезиненная лента не рвется и яйцо по ней не скользит.

Яйценоскость птичника составляет 96%. То есть из 100 кур яйцо снесут 96.

Утром работники включат ленту и яйца по широкому конвейеру поедут на сортировку, маркировку и склад.

Машина Moba проверяет и сортирует яйца, исходя из их веса и размера. Автоматом производится и упаковка.

Ну а куры после 80 недель отправляются на заслуженный отдых.

— Это изначально очень сложный и амбициозный проект. Могу только симпатизировать людям, которые готовы строить бизнес в чистом поле, — рассказывает Иван Моисеев. — В какой-то момент не очень повезло с ценовой конъюнктурой рынка. Раньше Россия была готова покупать яйца дорого, а теперь потихоньку закрывает потребности собственными силами. Поэтому на белорусском рынке яиц сейчас очень много — работают десятки птицефабрик. При этом цена резко опустилась.

— Вас такая плотность не отпугнула?

— Нет. Несмотря на все ценовые перипетии, сейчас хорошее время — на рынке яйца почти нет частников, сплошь государственные предприятия. Эту же историю мы проходили с рынком консервов, когда начинали делать огурцы и майонезы. Как показала практика, с ними можно работать. С частниками конкурировать намного сложнее. Кроме того, у яйца есть постоянный спрос: человек может купить или не купить хрен, но яйца дома быть должны.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев