Реанимация: заброшенную гостиницу гомельский предприниматель превратит в казино с арендным домом и хостелом

 
18 374
19 января 2015 в 10:06
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Многострадальную гостиницу «В полет», что рядом с гомельским аэропортом, пытались продать с аукциона не раз. В результате ее купил предприниматель Сергей Семуткин, который уже имеет успешный опыт реанимации «забросов». Вместе с новым собственником мы посмотрели, какие неожиданные сокровища прячутся внутри его очередного приобретения. Узнали о том, зачем ему это огромное здание в таком странном месте.

Гостиница когда-то принадлежала предприятию «Гомельавиа». Ее расцвет пришелся на эпоху, когда отсюда летали регулярные авиарейсы и никто еще не знал, что бывает 500-тысячный город без нормальной авиации. Помимо номеров для членов экипажей и для гостей попроще, здесь располагались учебные классы авиаторов, административные и прочие профильные помещения. Потом «Гомельавиа» упразднили, гостиница закрылась, персонал аэропорта переместился в другие постройки.

Фактически здание состоит из двух четырехэтажных корпусов. Тот, что ближе к аэродрому, толком непонятно кому принадлежит. Хозяев давно не видели, от них осталась только замурованная комната за железной дверью среди разрухи. Сергей Семуткин купил тот, что по соседству, со столовой. В конце 2013 года это здание общей площадью более 3,5 тыс. квадратных метров пытались продать за 5,54 млрд рублей, но тогда никто не заинтересовался. На торгах, которые провели спустя год, Сергей оказался единственным претендентом и приобрел бывшую гостиницу за стартовую цену в 1,4 млрд. Теперь надо что-то со всем этим делать.

Вместе со счастливым обладателем лота заходим в холл. Судя по антуражу, бывшие жильцы спасались отсюда бегством, уничтожая за собой коммуникации. Батареи, трубы, провода снимали без церемоний. Вырезано, выломано или отвинчено все, что можно вытащить наружу. При этом крупные агрегаты, которые не пролазят в дверь или окно, остались на месте.

География у объекта специфическая. Вроде и близко к Гомелю, но достаточно далеко, чтобы посторонние не шастали. С появлением хозяина появится и охрана. Вообще же, посещение таких вот недавно еще живых зданий дает представление о том, как быстро внутри образуется «эффект Припяти». Еще три года назад здесь жили люди. Пили кисель, растили фикусы…

Под лестницу забилась испуганная стайка телевизоров. Кто-то проверял на них пневматику.

Люстры здесь сугубо стеклянные. Никакой дешевой пластмассы! Да беспощадная в своей красоте лепнина во всех местах, куда дотянулась рука неведомого дизайнера.

Отправляемся осматривать этажи. В некоторых уголках обширного здания Сергей и сам впервые. О назначении помещений приходится догадываться. Этот этаж явно гостиничный. Не исключено, что когда-нибудь сюда вновь заселятся люди — но на несколько других условиях.

Авиационное прошлое не отпускает.

«Хоть ты музей гомельской авиации устраивай тут… — Сергей вертит в руках очередную находку из разряда „тащить тяжело, бросить жалко“. — Возможно, что-то такое и придется делать. Жалко же, если пропадут раритеты!»

Журналы, документы, учебные пособия — все это раскладываем пока на полу, чтобы просохло. Старые карты дают представление о некоторых специфических маршрутах восьмидесятых (фото увеличивается).

Особые планы у Сергея Семуткина на пищеблок и столовую. На кухне — оборудование, которое почему-то никто не сдал на металлолом.

«Не удивлюсь, если оно еще заработает при наличии электричества», — Сергей с любопытством разглядывает дефицитные агрегаты чехословацкого и советского производства.

 

«Смотрите, какой здесь конференц-зал! — радуется предприниматель. — Хоть ты симпозиумы проводи».

В обширной столовой — настоящие витражи. Сделаны они по «дорогому» варианту: куски настоящего стекла скреплены оловом. Тогда, видно, еще не умели делать дешево. Во всем Гомеле таких витражей поди больше и не сохранилось, только стеклопакеты.

 

В стоимость объекта, похоже, входят бесконечные упаковки с зеленым горошком, которые обнаруживаются на каждом шагу. Видно, кто-то когда-то мощно рассчитался им по бартеру. Аж не смогли все употребить.

Сергей видит несколько вариантов развития событий: «Здесь можно создать мощный развлекательный центр. Например, на площадях столовой получился бы отличный ночной клуб. Или казино. Или то и другое. Благо спрос у наших соседей есть».

Вообще, на четырех этажах и в столовой могут одновременно развиваться несколько проектов. Один из вариантов — хостел. Тем более что пока этот бизнес в Гомеле представлен слабо.

— Установлю цену ниже рыночной, создам здесь достойные условия… — Сергей критически осматривает очередную комнату, в которой, похоже, сидело какое-то начальство. — Здание-то крепкое.

— И кто сюда будет селиться? Это ж до города еще поди доберись.

— Не проблема. Тут десять минут езды. На первое время готов сам обеспечить сообщение с городом. Например, запустить автобус или микроавтобус. А если здесь появятся люди, значит, будет смысл организовать и регулярные рейсы общественного транспорта. Кроме того, ну не верю я, что аэропорт не заработает рано или поздно в полную силу. А это тоже скажется на обороте.

Еще одно направление — арендное жилье, под которое можно выделить этаж. Или два. Бизнес-схема в понимании Семуткина та же: переоборудовать гостиничные номера под небольшие красивые квартиры, зарядить для начала низкую цену…

Под зданием имеются обширные подвалы с вентиляцией. Туда предстоит отправить еще не одну исследовательскую экспедицию. Пока находим залежи авиационного имущества, какие-то складские и технологические комнаты, оборудование грузового лифта.

Сергей Семуткин не скрывает, что намерен сдавать бывшую гостиницу в аренду на разных условиях — в зависимости от того, какой вариант развития будет выбран. Сейчас его задача — подготовить коробку к дальнейшему использованию: «Будет неплохо, если найдутся белорусские или российские компаньоны, которые захотят участвовать в проекте. Обладают соответствующим опытом и предложат какие-то идеи. Например, я мог бы под то же казино отдать столовую и даже первые годы не брать арендную плату».

Вообще, несмотря на некоторую неприбранность внутри номеров, коробка гостиницы крепка и, похоже, простоит еще века́. Кстати, вторая половина здания (хозяев которой давно не видно) выглядит похуже, но не менее живописно.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
Без комментариев