Актриса и музыкант Анна Хитрик: «Чтобы нашу музыку стали слушать и ценить, нам нужно уехать из Беларуси»

 
24 260
10 июня 2014 в 8:30
Автор: Катерина Кузьмич. Фото: Максим Малиновский

Сегодня в нашей рубрике «Медиаперсона» личность, которая популярна в узких кругах, но при этом является актрисой главного театра страны — Национального академического театра имени Янки Купалы. За несколько дней до второго концерта ее группы «Сундук», который состоится в стенах Купаловского 13 июня в 19:00, она рассказала Оnliner.by о первом спектакле-концерте, о том, почему проще выступать с клубными концертами в России, и сколько стоит организовать концерт в Минске.

* * *

История о том, как я из Челябинска попала в Минск, грустна, и я не люблю об этом говорить. Когда случилось несчастье с моими родителями, меня с сестрой удочерили. Один год я жила в Вильнюсе, а потом мы перебралась в Минск.

Моя зарплата в Купаловском театре на сегодня составляет 3—4 млн рублей. Это сложно назвать заработком. Но и музыкой заниматься я стала не из-за проблем и не ради подработки. «Сундук» — это не та группа, которая зарабатывает так круто, чтобы можно было бросить работу в театре. Когда мы собирали «Дети детей», мы хотели сделать что-нибудь и не ожидали, что что-то получится. Первый концерт был в форме капустника для друзей и актеров, а потом на это стали ходить люди, и мы поняли, что останавливаться будет глупо и неинтересно. Да и песни писались.

Музыка не приносит больше дохода, чем работа в театре, но доставляет больше удовольствия. Потому что это все настолько мое! «Сундук» стал моей ношей в хорошем смысле этого слова. Я пою свои песни, рассказываю свои истории.

Организовать концерт «Сундука» в Купаловском театре было нелегко. Идея провести его именно в этом месте пришла ко мне после реконструкции здания. А так как в театральном зале очень много возможностей сцены, то можно сделать что-то интересное. Плюс я хотела, чтобы театр заиграл в моей группе. Поскольку у нас всегда театрализованные концерты, мы не просто выходим на сцену спеть и уйти. Сложно было договориться и объяснить, чего я хочу. Директор не совсем понимал, что конкретно я хочу сделать на сцене Купаловского. Я не могла объяснять пескографу (художнику по песку) Насте Шестак, что вот давайте проделаем огромную работу, покажем ее моему руководству, и если им не понравится, то мы ничего не будем делать. В итоге директор отправил меня к худруку, которому я сказала, что директор не против. Тогда же я и наврала, что у нас уже готова программа. Так, путем лжи [смеется], я получила разрешение. После этого я очень сильно испугалась. А когда мне сказали определиться с датой, то у меня задергался глаз.

Я думала, что мы сделаем прогон в зале, и не один, однако прогона не вышло. Я не обратила на это внимания, главное — это репетиции, думала я. Но в итоге оказалось, что у нас действительно не было ни одного прогона на сцене. Ночью перед концертом мы собрались в театре на репетицию, и вот это был ад и безумие. Я побывала в шкуре всех кого можно, занималась совершенно не тем, что умею: переставляла колонки, лазила в оркестровую яму, разбиралась с мониторами… В день концерта в три часа должен был быть генеральный прогон, а без десяти семь у нас не был подключен экран для пескографии. Я тогда сидела и думала, что сойду с ума, рвала на себе волосы, плакала, потом сама себя успокаивала, бежала к остальным и говорила им, что все будет хорошо. В итоге концерт был почти импровизацией. Но мы делаем второй концерт в Купаловском не только поэтому. Мне нужно показать, что я хотела сделать. А еще потому, что за неделю до первого концерта билетов уже не было, и мне обрывали телефон с просьбой продать их. Когда мы все задумывали, то договорились: если что-то получится, нужно будет это повторить хотя бы раз. Вот и повторим.

После концерта, правда, я пыталась скрыться от руководства. Художественный руководитель же сказал: дерзай. Несмотря на все технические неполадки, он увидел главное. После этого я и решилась просить позволить нам выступить второй раз. И так получилось, что нас практически внесли в репертуар. На этот раз концерт «Сундука» будет не в выходной день Купаловского, а в рабочий.

Я не буду лукавить: желаю, чтобы моя группа стала популярной, и хочу своим творчеством зарабатывать. Как достичь этого без больших финансовых вложений, я не знаю. Нас любят и слушают, но знают далеко не все. Я не хочу делать что-то специальное. Например, петь исключительно на белорусском языке. При этом живу я на русском языке, с ребенком говорю на русском, вижу сны на русском, да и песни на белорусском пишу в пять раз реже, чем на русском, потому что отношусь к ним в пять раз ответственнее. И пусть лучше будет так, чем я буду штамповать белорусский материал, потому что он «в тренде».

Возможно, все мои песни — чушь. Но я такой человек, и мне нравится искусство. Есть спектакли, книги, фильмы, которые мне не нравятся, и я считаю, что они ничему не учат и ничего не раскрывают, а зритель принимает их на ура. Вот тогда я задумываюсь: либо я дура, либо человек дурак. Мне, конечно, комфортнее сказать, что он, но это не факт.

В России сделать концерт намного проще, чем у нас. В Беларуси я вообще не имею права их проводить, так как для этого нужно быть юридическим лицом и получать всевозможные разрешения. Я же, находясь в Минске, за один день могу сделать концерт в Питере. У нас за каждое «можно» берут деньги, а там ты просто пишешь письмо в клуб, кто ты такая и что за группа. Взамен тебе присылают ответ, формат ли ты для них, и свои условия. Обычно они забирают 20—30% выручки, и это с их звукорежиссером, световиком и оборудованием, то есть 70—80% наши. И это уже выгодно. Даже если там соберется 50 человек, то мы окупаем дорогу и немного зарабатываем. Если бы мы там собирали, как здесь, по 400 человек, то я бы сказала: да, мы зарабатываем.

У нас же договориться с клубом, где есть свет, звук и все оборудование, стоит около $1000. От продажи билетов организаторам уйдет еще 30—40%. Самая дешевая реклама по городу на тумбах стоит 3 млн рублей, но ей одной не отделаешься, нужны баннеры, а это еще 3 млн. На радио бесплатно рекламу о твоем концерте никто крутить не будет. Вот и считайте, сколько выходит.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Катерина Кузьмич. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев