Ольга Зубенко, «СБ»" /> ЧМ по хоккею изнутри: рассказ волонтера

Рассказ девушки-волонтера о работе на ЧМ по хоккею: вместо 20 «запланированных» выбитых дверей сломали только 3

 
16 215
06 июня 2014 в 11:57

Весь учебный год я возвращалась в свое общежитие БГУ №4 через всю Студенческую деревню одним и тем маршрутом. С началом чемпионата мира по хоккею он не изменился. Только теперь мой путь лежал в хостелы фан-деревни, в которых проживала основная часть болельщиков. А я, как и несколько десятков волонтеров БГУ, шла уже не к себе домой, а на работу. Переквалифицировавшись в горничные, я увидела большой спортивный праздник с другой, бытовой, стороны.

Накануне чемпионата, пока администрация «четверки» проверяла техническую готовность комнат, 42 студентки-горничные осваивали премудрости правильной уборки на базе Минского профессионально-технического колледжа торговли. Как правильно заправить одеяло, абсолютное большинство из нас к 20 годам знало, а убрать комнату в нужной последовательности по принципу «от чистого к грязному» могло...

Работа закипела за три дня до приезда болельщиков. Необходимо было подготовить 1015 мест для гостей. «По 5 блоков на каждого», — объявили нам на собрании. «Ерунда!» — подумали студенты. Тут-то и начались первые трудности. Если об отсутствии спецодежды нас предупредили заранее, а чистящими и моющими средствами обеспечили в избытке, то вот со швабрами и перчатками возникла проблема. И как прикажете убирать туалеты и душевые кабинки? В конце концов, нам выдали по паре перчаток, а швабр, как оказалось, закупили всего-то 10 штук. Причем их рекомендовалось приберечь до приезда туристов.

Мы же наводили чистоту с напарницей. Съезжая, студенты оставили в своих комнатах не только вещи, но и немало мусора. Это было еще полбеды по сравнению с потолками, которые побелили перед заездом болельщиков. Часть побелки осела на стенах. А когда комендант пришла принять блок и провела рукой по стене, все пришлось начинать сначала.

Второй день — тот же фронт. Уже никто и не смотрит на переработку — успеть бы убрать все! Вместо 17:00 из будущего хостела ухожу в 21:30.

Третий день был самым стрессовым. Часам к 17 перемыли ставшую ненавистной плитку в ванных и туалетных комнатах. Осталось застелить постели. Вроде как несложно: получай белье на 1-м этаже, загружай в свою тележку и развози по комнатам. Но перед тобой-то не красивая легкая тележка из фильма, а огромная железная тебе по пояс, и весит она в разы больше, чем ты сама. Впрочем, мы были рады, если успевали отхватить этот железный ящик. Кому-то пришлось носить белье вручную. Некоторым — на 18-й этаж.

Впрочем, воспоминания о тех трех супернапряженных днях поблекли, стоило только начаться чемпионату. Атмосфера в фан-деревне царила совершенно особенная.

В 7 утра стоим уже на ресепшене. Начинаются первые заезды. В наши обязанности входит встретить гостя, провести его до комнаты, отвечать на вопросы и улыбаться. Приезжали и с детьми, кстати, в основном россияне. Одна семья была одета в костюмы медведей. Кто-то, не успев еще распаковать чемоданы, сразу вывешивал за окно флаг своей страны. Все шутили, смеялись, а главное — были приятно удивлены встречей и условиями. Самыми частыми после вопроса «как проехать до...?» были возгласы удивления и расспросы о самих общежитиях: «А правда ли, что здесь жили студенты?», «А не построили ли эти хостелы просто для показухи перед болельщиками?», «Где сейчас живут ребята?». Почти все разговоры на эту тему завершались одинаковым признанием: «В мои студенческие годы общаги были совсем не такими».

Честно сказать, очень опасалась, что иностранцы будут на свое временное жилье смотреть с большой претензией и требовать за 20 евро каких-то невероятных условий. Ничуть не бывало! Впрочем, как я уже потом узнала, в одном из общежитий в книге предложений все же появилась одна жалоба. От своих же, от белорусов. Вот уж любим мы не любить свое!

Еще побаивалась подгулявших болельщиков. Было слегка страшновато провожать компании из четырех-пяти здоровенных мужиков по их комнатам. В голове-то засел стереотипный образ хоккейного фаната — этакого большого пузатого дяди, оглушающего своими «кричалками». Как же я ошибалась! Среди постояльцев было много и женщин, и детей, а если кто-то из мужчин и был подшофе, так ведь простительно — праздник. Причем все вели себя культурно, кто-то давал даже своеобразные чаевые: от семьи из России в подарок мы получили тульский пряник, а от чехов — пиво.

В нашем хостеле, как и в других, обошлось практически без происшествий. Хотя организаторы готовились к любому развитию событий. Как рассказал заместитель министра образования Виктор Якжик, был даже составлен неофициальный список возможного ущерба в хостелах. Но его оказалось в разы меньше: вместо 20 «запланированных» выбитых дверей сломали только 3, ключей потеряли в два раза меньше, окна вообще не пострадали. За весь нанесенный имуществу вред болельщики расплачивались без пререканий, с извинениями и виноватой улыбкой. Самый интересный случай, наверное, произошел именно в наше дежурство. Кто-то навеселе после матча начал критиковать чемпионат: мол, и то не так, и это не эдак. С ним ни в какую не соглашались. Когда аргументов стало совсем не хватать, эмоциональный спорщик решительным шагом направился к огнетушителю со словами: «Спорим, тут так все плохо, что даже огнетушители пустые?..» В общем, все оказалось очень даже хорошо. Пришлось критикану возместить ущерб за огнетушитель, а горничным убрать комнаты.

Еще одно забавное происшествие произошло под утро. После одного из матчей все на радостях долго не спали и отмечали победу своей команды. Около 6 утра вроде все затихло. И только странный шум раздавался сверху, как будто этажом выше ресепшена ездит поезд. Мы поднялись наверх, а там два внушительных дядечки катают своего, тоже немаленького, приятеля в... тележке, которую они стащили из магазина. Сделали замечание — посмеялись и разошлись.

За все время в фан-деревне проживало более 17 тысяч болельщиков из 38 стран.

Без комментариев