Тео: «Я не боюсь, что через неделю забудут, кто ездил от Беларуси на „Евровидение“ в этом году»

 
33 992
08 мая 2014 в 8:30
Автор: Катерина Кузьмич. Фото: Максим Малиновский

Сегодня в 22:00 состоится второй полуфинал главного песенного конкурса Европы, в котором наш представитель будет выступать под номером 10. И пока команда Mr. Cheesecake гладит рубашки и проверяет, все ли бабочки на месте, а зрители настраиваются на вечерний просмотр, Onliner.by расскажет, кто же такой этот Тео, о чем изначально была его песня и чем он будет заниматься после конкурса.

Тео, он же Юрий Ващук, родился в деревне Хидры Кобринского района. Первым делом он научился играть на баяне, а потом освоил гитару, фортепиано и барабаны. Кроме школы, музыкальное образование Юра получил в Гродненском колледже искусств и в университете культуры. После участия в конкурсах, в том числе и международных, его пригласили работать в Национальный академический концертный оркестр Беларуси под управлением Михаила Финберга, где он работает и по сей день. Как сольный певец (под псевдонимом Тео) он заявил о себе три года назад. До этого весь белорусский шоу-бизнес знал его как композитора и аранжировщика. В 2011 году он получил премию «Открытие года». В этом же году стал вести на телевидении собственную передачу об аутентичной белорусской музыке «Наперад у мінулае». На «Евровидение» Тео попал со второй попытки. В 2009 году в национальном отборе он занял седьмое место.

Мы встретились с Тео в гостинице Копенгагена за день до выступления и расспросили его о «Евровидении».

— Для меня все началось с телефонного звонка автору текста Диме Новику. Я сказал ему, что у меня есть песня и что нужен текст. Он спросил, на когда, ответил: «На вчера». Как сейчас помню, это была пятница. В субботу я уже записывал песню, а в воскресенье отправил — это был последний день приема заявок. Никаких планов и стратегий не выстраивал абсолютно. Тогда никто не думал: «Вот! Все, в этом году мы едем на „Евровидение“. У нас все схвачено». И песню, и клип, и образы — все делали налегке. Может поэтому все и получилось.

— Но изначально песня была не про чизкейк…

— Да. В общем, суть песни была такова, что в каждом куплете девушка якобы пытается мне угодить, но все время у нее это получается наоборот и не вовремя. В первом куплете был следующий текст: „Однажды ты станцевала мне стриптиз прямо на столе, за которым сидели гости. Круто, но это был день рождения моей мамы“. [Смеется.] Конечно, первоначальный вариант тоже был хороший, но не для «Евровидения». А идея чизкейка взялась из ниоткуда. Просто напевал мелодию и в конце случайно произнес: «Чизкейк». Вот так мы и подхватили его.

— Как ты готовился к выступлению на национальном отборе?

— За день до него бегал по городу в поисках подтяжек, шляп и бабочек для ребят, которые были на бэк-вокале. Дима делал плакаты для группы поддержки.

— Кстати, о ребятах. До Копенгагена доехал только один из трех. Что случилось с остальными двумя?

— Их заменили. Это было пожелание режиссера-постановщика номера Тины Матулесси. Она захотела, чтобы ребята, с которыми я буду выходить на сцену, создали впечатление моих ровесников и друзей. В первоначальном варианте номера у всех был разный возраст, и это было явно заметно, но в этом была своя прелесть.

— Уверенность в победе на национальном отборе была? В глубине души ты себя убеждал, что ты лучший и поедешь именно ты?

— Я очень хорошо помню свое состояние тогда. Мне дико хотелось поскорее выйти на сцену и исполнить эту песню. Что-то мне подсказывало, что она оживит и улыбнет людей, когда они ее услышат. Я никогда себя не настраиваю на то, что я лучший. Никогда не делал и не буду этого делать. Возможно, кто-то обманывает себя этим, говоря, что таким образом работает сила мысли и так он заряжает свои волны. Но мысли работают по-другому. Нужно себя погружать в правильную оболочку и правильное настроение. Этим я и занимался. Я не хотел растратить те эмоции, которыми я хотел поделиться со сцены. Честно говоря, в глубине души я допускал: «А вдруг!?»

— О чем подумал, когда победа досталась тебе?

— Я испытал шок! Это был синтез шока и радости. Я не ожидал.

— То есть все было честно?

— Я богатый чувак, но не настолько. [Смеется.] С моей стороны все было по-честному. Когда меня, Макса Лоренса и ДиДюЛю поставили на две разные стороны, в эти минуты в голове столько всего перекрутилось. Не понимал, что сейчас будет: либо перепевать придется, либо опять будет голосование…

— Что было самым сложным для тебя за время подготовки уже к поездке в Данию?

— Порой было тяжело физически, в голове была одна мысль — поспать, так как глаза закрываются. Но нет, это не конец рабочего дня, надо ехать еще на три съемки, а еще успеть досвести вокальную версию, которая идет в промо. Спал по четыре часа. Похудел на 10 кг. О личной жизни речь вообще не шла. Была только работа, работа, работа. Я трудился. Морально тяжело не было. Я как-то приучил себя от всего, что происходит, получать удовольствие. Еду ночью на очередную съемку, думаю: «Сейчас бы в ванную», — и тут же гоню эту мысль, убеждаю себя, что и сейчас тоже хорошо.

— Но постоянно нести позитив и улыбаться через силу тоже тяжело…

— Я ничего не делаю через силу. Зачем идти против себя? Но… надо быть очень осторожным, ведь это на грани эгоизма. Я не делаю того, что мне не приносит кайфа.

— Участие в конкурсе изменило тебя?

— Нет. Каким я был, таким я и остался. [Начинает напевать знаменитую песню.] Во мне ничего не изменилось. Стало только чуть больше витамина C и омега-3. Употребляю их в положенных дозах. Как ни крути, хоть я и чувствую себя вполне комфортно, но другое дело, когда стрессовое состояние где-то внутри меня все-таки есть. И рано или поздно оно может как-то проявиться. Поэтому сейчас стоит подумать о здоровье.

— Ты уже видел номера соперников. Как мы смотримся на их фоне?

— Я не могу оценивать свои силы на этом конкурсе. Это должны делать зрители. То, что я делаю на сцене, я делаю так, как чувствую. У нас все отработано, мы делаем все так, как отрепетировали. Наша задача — выполнить сегодня план на все 100%. Но, хочу заметить, очень приятно, что, когда проходишь 50 метров в арене до грин-рума [место, где все участники ожидают объявления результатов голосования], минимум 10 человек подходят и говорят, что им нравится моя песня и что они ее любят. Это приятно. Посмотрев первый полуфинал, хочу сказать, что мы будем заметно выделяться хорошей картинкой. Нашей команде нравится наш номер, и мне хочется верить, что он понравится всем зрителям и телезрителям.

— Как ты думаешь, что будет с тобой после «Евровидения»?

— Со мной все будет в порядке. Я знаю, чем буду заниматься. У меня много незаконченных дел. Буду продолжать писать песни себе и другим артистам, делать аранжировки. Безусловно, я останусь в музыке. Будут и мои сольные выступления, уже есть график. А вообще, я не боюсь, что через неделю забудут, кто ездил от Беларуси на «Евровидение». Потому что так происходит каждый год.

— И ты не обидишься за это на зрителей, телезрителей, журналистов?

— Нет, чего уж там. Но эти пять месяцев жизни для «Евровидения» будут одними из самых интересных в моей жизни.

Из отеля на последнюю репетицию белорусскую делегацию провожала вот эта пара птиц
В этой сумке находится все необходимое для гримировки наших артистов
Тот самый эксклюзивный подарок для особо важных гостей и организаторов. В этой «книге» находится бутылка водки
В Дании очень заботятся об экологии, поэтому для быстрого передвижения по городу артистам предоставили электромобили. Музыканты и организаторы передвигаются только на Tesla и Nissan Leaf

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Катерина Кузьмич. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев