Клубный промоутер Анастасия Рыболтовер: «Вместо того чтобы сходить домой переодеться, посетители стоят и поливают всех грязью»

 
12 494
12 ноября 2013 в 8:30
Автор: Катерина Кузьмич. Фото: из личного архива Анастасии Рыболтовер

Вот уже 5 лет во всех столичных клубах хрупкая девушка организовывает самые пафосные и яркие вечеринки Беларуси. Но кто она и как ей это удается — знают лишь завсегдатаи клубных тусовок. Onliner.by узнал, как провинциальной девушке из Орши удалось покорить столицу, сколько стоит организовать вечеринку в клубе с белорусскими и зарубежными артистами, что собой представляет белорусская клубная тусовка и каким девушкам закрыт вход на Ryboltover Party.

Я училась в БГУ на менеджера управления персоналом, но по специальности не работала ни дня. Хотя сейчас у меня есть команда, и я ей руковожу. (Смеется.)

Клубы, дискотеки, тусовки — это моя слабость с детства. У меня очень строгие родители, которые не отпускали на дискотеки. Помню, как в 4-м классе я тайком убегала на дискотеки для 8—11 классов.

Моей первой любовью был диджей. Тогда он работал на дискотеке в кинотеатре «Победа», и я постоянно бегала к нему, влюблялась.

Ночная жизнь меня привлекала интуитивно. На отдыхе всегда знакомилась с людьми постарше и завидовала им, ведь они собирались на дискотеки, на которые меня не пускали. Тогда я думала: какие идиоты те, кто тусуется дома или на квартирах, — в клубах же круче.

В детстве я не думала, что буду клубным промоутером. При этом мне очень нравился телесериал «Клуб» и я представляла себя среди этих артистов, как там все здорово, как меня все знают, как хожу по красной дорожке. Еще мечтала о том, что знакома с группой «Иванушки International», которые тогда были дико популярны. Со временем, когда я стала работать на MTV, все эти мечты сбылись. Поэтому маленьким девочкам я посоветую много мечтать и визуализировать. Еще мечтала стать артисткой — певицей, но, понятное дело, не стала. Был «бзик», что буду официанткой. Потом хотела стать хозяйкой туристического агентства. Идей было много… Но, видимо, там было решено за меня.

Во время работы на «Новом радио» одно концертное агентство предложило мне перейти к ним. В промоутерскую деятельность я пришла со слезами и не понимая, зачем мне эти концерты и артисты. Я хотела остаться на радио, продолжать продавать рекламное время и двигаться по карьерной лестнице. Ангелы пихали меня: «Иди, иди», а я упиралась: «Не хочу никаких концертов». Потом, естественно, мне это понравилось и все завертелось.

Первой моей самостоятельной работой была организация концерта Руслана Алехно в родной Орше. Почему именно он? Когда мы познакомились, он мне очень понравился как человек, и я решила сделать ему концерт. Как сейчас помню, для этого мне пришлось одолжить 5 тысяч долларов у знакомых. И самое удивительное на тот момент — я умудрилась не только вернуть деньги, но и заработать около 2 тысяч долларов.

Я прошла очень тяжелый путь, перед тем как появились вечеринки Насти Рыболтовер. Я хапнула достаточно неприятностей. Были мероприятия с большими бюджетами, и я их заваливала. Редко, конечно, но были вечеринки, которые не окупались. Без опыта и умения за себя постоять я бралась за организацию дня рождения или свадьбы с бюджетом в 100 тысяч долларов и не справлялась. После таких провалов были угрозы и попытки уволить меня с MTV, но благодаря моим друзьям все неприятности разрешались.

Я привыкла к роскошной жизни: родители были обеспеченными и я всегда жила ни в чем себе не отказывая. Но был период, когда я была в долгах и мне не на что было жить. У родителей было стыдно попросить, с молодым человеком мы тогда расстались. Зарплата у меня на радио была 200 долларов, а тогда аренда квартиры столько стоила. Два года мне было очень тяжело. Иногда даже нечего было есть. В этом случае у меня было два выхода: первый — одалживала деньги, а второй — дома всегда были консервы и хлеб. Я до сих пор люблю суп из консервы, и когда бываю дома, всегда прошу маму приготовить его.

Самые дорогие вечеринки в Минске — когда привозишь артиста из-за границы. В среднем клубный исполнитель стоит около 10 тысяч евро, и его концертная программа длится около часа. У белорусских артистов гонорары в несколько раз меньше — тысяча или две.

Я не помню самую дешевую свою вечеринку. Халява не прокатывает. Есть люди, которые ничего не делают и им сыплются деньги, но это не мой вариант.

Я расстраиваюсь, когда на мои вечеринки приходят нестатусные люди. Объясню почему. В первую очередь, организовывая любую вечеринку, я хочу сделать праздник себе, чтобы мне понравилось. И соответственно, так как я делаю для себя и своих друзей, мне не хочется на ней видеть людей с одинаковыми вкусами и одинаковым мировоззрением. Если девушка идет ко мне на вечеринку, она должна быть в платье и на каблуках. Я, например, перед каждой своей вечеринкой хожу в салон красоты и трачу много денег, чтобы выглядеть хорошо. Поэтому хочу, чтобы девушки тоже собирались. У меня на вечеринках жесткий фейсконтроль: не пускаю девушку в клуб, если она не на каблуках. Раньше и в джинсах не пускала, но со временем смирилась, есть модные джинсы. Но своим сотрудницам я запрещаю в них ходить, только в платьях.

В белорусские клубы ходят разные люди, начиная от студентов и заканчивая бизнес-элитой. Все зависит от политики места. Я думаю, что тусуются все. Всем нравятся клубы, песни, танцы и пляски.

Моя публика — это красивые, успешные, известные люди. Мне неважно, студентка она или бухгалтер, главное, чтобы она была красивая, со вкусом и в красивом платье. Мужчины – это бизнесмены, спортсмены, телеведущие, артисты. Не все из них любят тусоваться, поэтому они могут прийти на вечеринку раз или два раза в месяц.

Когда все только начиналось, Ryboltover party проходили в ресторанах и 70% публики были мои друзья. Сегодня публика моих вечеринок немного изменилась — приходят не только мои знакомые. Поэтому были случаи, когда я сама стояла на фейсконтроле и не пускала людей в клуб. Яркий пример — озлобленная девушка визжала у входа из-за того, что ее не пустили, так как она была не на каблуках: «Здесь проститутки одни нужны, чтоб ходили на каблуках. Я такая красавица, и меня не пустили. Да тут полный разврат!» Тогда я сказала, чтоб на вечеринке ее не было. Я терпеть не могу таких людей. Вместо того чтобы сходить домой переодеться, они стоят и поливают всех грязью. Чем хуже человек одет, тем больше у него агрессии. Выглядите соответственно, и все будет хорошо. Нам выгодно, чтобы клиенты приходили в клуб красиво одетыми.

В сравнении с клубами других стран отдыхать в Минске недорого. Например, в московском Soho Rooms депозит столика стоит 5 тысяч долларов. У нас стол такого же уровня стоит 4 миллиона рублей. И для компании из шестерых человек это небольшая сумма, с учетом заказа еды и выпивки. Бронь VIP-стола в европейских клубах стоит от 2 тысяч долларов.

Меня тоже жаба душит платить баснословные деньги за VIP-зону, но это статус, это как летать бизнес-классом.

Могу сказать однозначно: в белорусских клубах на вечеринках стало веселее. Белорусы научились развлекаться. А если в клубе есть две-три компании москвичей, то я точно знаю, что все будет как надо. Я никого не хочу обижать, но они умеют отрываться, а мы немного не доросли до этого. Белорусы — люди скромные, позитивные, от них веет добротой, и девушки скромные в сравнении с москвичками.Что лучше — не знаю. Я люблю свою страну, люблю людей, которые ходят ко мне на вечеринки, и воспринимаю их такими, какие они есть. Хотела бы я других? Вряд ли.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Катерина Кузьмич. Фото: из личного архива Анастасии Рыболтовер
Без комментариев