Репортаж: из чего в Беларуси делают майонез, мыло и масло

 
4850
103
31 октября 2013 в 10:58
Источник: Елена Николаева. Фото: Мария Амелина

Более 80 лет на Гомельском жировом комбинате выпускают продукцию, без которой нам — никуда. Майонез, растительное масло, маргарин, мыло были и остаются товарами первой необходимости. Корреспонденты Onliner.by узнали, как и из чего они сделаны.

Производство на Гомельском жиркомбинате начинается с этих вагонов-цистерн.

По железнодорожному полотну они заезжают на территорию предприятия. Внутри них — сырое подсолнечное, рапсовое и другие виды растительных масел и жиров. Поступившее на предприятие сырье отправляется в цеха для дальнейшей обработки и очистки.

Очистка сырья — сложный технический процесс, состоящий из множества стадий: рафинации, дезодорации, выморозки. Отобранные пробы наглядно демонстрируют этапы этого непростого процесса.

Очищенное сырье отправляется в майонезный, маргариновый и мыловаренный цеха.

Свою экскурсию мы начинаем с цеха по производству мыла.

— Сюда поступает сырье — это уже очищенные в гидроцехе животные и растительные жиры, — подводит к огромным бакам начальник мыловаренного производства Александр Курако. — Далее оно по трубам подается в эти котлы, там смешивается с каустической содой, и затем с помощью острого пара масса доводится до кипения.

В пыхтящих и хлюпающих котлах — вязкая жидкость цвета слоновой кости. Эта смесь должна кипеть 10—12 часов. За это время она превратится в мыльную массу. В принципе, ею уже можно мыться, но все-таки это еще не мыло.

Далее мыльная масса по трубопроводу поднимается на несколько этажей вверх в вакуум-сушильную установку.

Там из будущего мыла удаляется лишняя влага, после чего оно попадает на линию производства готовой продукции. К массе добавляются отбеливатели, отдушка и пластификатор. Эти компоненты придадут мылу белизну, приятный запах и пластичность.

Отдушкой и красителями на предприятии стараются не злоупотреблять — стремятся к натуральности. Чрезмерную пахучесть дуру и камеев не комментируют, ссылаясь на уважение к конкурентам. Но с удовольствием рассказывают, на что при покупке мыла обращать внимание.

— Вы посмотрите на этикетки некоторых производителей — там сроки и до семи лет доходят. О какой натуральности может идти речь? — говорит первый заместитель директора по коммерческим вопросам Татьяна Полейчук.

— Да наше мыло есть можно, — шутит начальник мыловаренного производства. — Компоненты натуральные, не отравитесь.

В шнеках происходит перемешивание, и мыльные «червячки» выходят наружу.

Затем мыльная стружка попадает в машину для формирования мыльного жгута. Специалисты называют его бесконечным, по всей видимости, намекая на суперпластичность состава. Но за его бесконечностью понаблюдать не удается: с помощью специальных ножей жгут тут же разрезается и принимает привычные для потребителя очертания. Дальше — упаковка.

На Гомельском жировом комбинате в сутки производят более двадцати тонн мыла. Ассортимент выпускаемой продукции насчитывает не один десяток наименований. Месяц назад здесь запустили новую линию, которая сократила время производства в разы и, следовательно, увеличила производительность.

Новое оборудование вдохновило технологов комбината на эксперименты. Так появилось мыло-скраб в виде косточки с массажным эффектом с добавлением кофе, овсянки и миндаля, на подходе крем-скраб с морскими водорослями и кокосом, а также серия Power Nature на термальной воде, с экстрактами хлопка и пророщенными зернами пшеницы. Производители утверждают, что в этом мыле — никаких искусственных компонентов. В планах новинка — мыло на основе оливкового масла.

Уже через 5 минут мы забудем этот мыльный аромат. Перед нами — маргариновый цех. Здесь пахнет выпечкой. Сегодня на линии — выпуск шоколадного бутербродного продукта.

— Хозяйки наши все реже пекут, а потому объемы производства фасованного маргарина падают. Пробуем новые направления — спреды, но все-таки в стране, не испытывающей особого дефицита в сливочном масле, такую продукцию употребляют неохотно, — признается Татьяна Полейчук.

Совсем другое дело — майонезное производство. Оно, наряду с мыловаренным, приносит предприятию основную прибыль.

Сегодня на комбинате производится более тридцати наименований майонезов и соусов. Специалисты утверждают, что гомельский «Провансаль» самый натуральный из представленных на белорусском рынке майонезов. Конечно, все относительно: без консервантов сегодня не обходится ни один производитель майонеза. Другое дело, что на упаковке не все об этом пишут. Татьяна Полейчук дает несколько дельных советов.

— Всегда смотрите на температуру хранения: если написано, что майонез может храниться при +18, то это — майонез с повышенным содержанием консервантов. То же самое со сроками годности. Чем они больше, тем меньше в продукте натурального. А еще лучше брать майонез пожирнее, так как чем выше процент жирности, тем меньше в майонезе искусственных загустителей, — делится секретами Татьяна Александровна.

Впрочем, последнее правило действует не всегда. На этикетке майонеза под новой торговой маркой «Тодар» написано — «без консервантов». Рядом указана жирность — всего 35%.

— Казалось бы, с такими процентами майонез должен быть похож на кефир. Но только не «Тодар», — демонстрирует продукт маркетолог Юлия Евсеенко. — При производстве этого майонеза мы используем пищевые пшеничные волокна — нутриозу. Это натуральные загустители. Они не только помогают продукту держать форму, но еще и очень полезны для здоровья, — просвещает специалист.

Но самым полезным продуктом на предприятии единогласно называют рапсовое масло. Едва ли не в каждом цехе нам рассказывают о кладези в нем витаминов, омега-3,-6 и 9 кислот и искренне недоумевают, почему этот продукт до сих пор не востребован у белорусов.

— Так из-за запаха специфического и вкуса, — пытаемся прояснить производителю картину.

— А вы наше пробовали? Я вас уверяю — ничего подобного вы не ощутите, — будто перед ней крупные оптовые покупатели, объясняет начальник производства Елена Гусак.

— Вообще обидно, что вся Европа употребляет это масло, а у белорусов оно ассоциируется с биодизелем. Считаю, что это от недостатка информации. Рапсовое масло нужно популяризировать. Вы вспомните, как после Чернобыльской аварии нас всех призывали употреблять в пищу йодированную соль. Многие тогда ее ведь тоже критиковали за запах, а теперь только такую все и покупают. Потому что знают — это полезно, — говорит Татьяна Полейчук.

То же самое, уверены на предприятии, рано или поздно должно произойти и с рапсовым маслом. Свою роль в просвещении населения может сыграть социальная реклама, которая рассказала бы подробно про полезность продукта.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Новости Гомеля и области читайте на Gomelnews.onliner.by

Источник: Елена Николаева. Фото: Мария Амелина
ОБСУЖДЕНИЕ